Показать сообщение отдельно
Старый 07.03.2014, 10:00   #26
Доисторический летописец
Хранитель форума
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 22.06.2007
Сообщений: 2,289
Сказал(а) спасибо: 408
Поблагодарили 830 раз(а) в 302 сообщениях
По умолчанию Re: Новые рассказы Дикаря

Юмористический рассказ "Бажественная история" *
Spoiler:
На Хоринис опустился тёплый летний вечер. Торговцы на рыночной площади начали убирать с лотков товары. Маг Ватрас закончил свою проповедь о деяниях богов и скрылся в часовне, чтобы предаться там ночной молитве. Стражники зажгли масляные светильники, расставленные по всему Хоринису на прочных столбах. Горожане стали понемногу покидать улицы, лавки и мастерские, собираясь в тавернах или расходясь по домам.

***
В «Весёлой маске», заведении Корагона, было, как всегда в этот вечерний час, многолюдно. За столиками в ожидании выпивки разместились посетители, лениво перебрасываясь отрывистыми фразами:
— Я не знаю, кто его так отделал.
— В наше время никому нельзя доверять.
— Да, раньше всё было совсем иначе.
У дальнего стола, заваленного снедью и уставленного бутылками с красным монастырским, вальяжно развалился местный богач и повеса Валентино. Его респектабельный вид несколько портил здоровенный синяк под заплывшим левым глазом.
За ближайшим к прилавку Корагона столом... вернее, в полуметре над ним, сидел прямо на воздухе местный собиратель сплетен и любитель совать нос в чужие дела по имени Регис. Что-то поспешно кропая в криво сшитом из разнородных кусков пергамента блокноте, он жадно прислушивался к разговору двух мужчин, что стояли у прилавка с бутылками в руках. Это были Безымянный герой и охотник Барток.
— Нет, я с тобой на охоту больше ни за что не пойду, — говорил Барток. — И так в прошлый раз чуть жизни не лишился. Сначала мракорис, потом орк... Да ещё лечебное зелье зажал, скупердяй! А у меня всего три единицы жизни оставалось, ещё бы чуть и...
Высказав всё это, Барток горестно вздохнул, поднёс к носу бутылку шнапса и с шумом высосал ноздрями её содержимое.
— Да ладно тебе! — проворчал в ответ Безымянный. — Зелья мне и самому не хватало. А опасности... В конце концов, в лесу всегда опасно. Я как-то раз между маяком и фермой Акила вообще чуть не убился на ровном месте. О бревно споткнулся и — хрясь о землю!
— Не может быть! — поразился Барток.
— Врёшь ты всё, — встрял в разговор Регис. — Нет у нас во второй «Готике» такой анимации.
— А левитация у нас есть? — возразил герой.
— Нет...
— Тогда какого рожна ты в воздухе висишь над столом?
— Ну-у... — смутился Регис, — баги, знаешь ли...
— Вот то-то и оно, что баги, — назидательно воздел кулак Безымянный. — Я в тот раз, когда по лесу шёл, на брёвнышко вскочил и соскользнул с него нечаянно. Вперёд соскользнул, а не назад, заметь. А движок посчитал, что я упал... ну, вроде как с края обрыва свалился, только не высоко. В итоге растянулся во весь рост, и нескольких единиц жизни как не бывало.
— Вон оно чего... — протянул Барток и достал откуда-то из-под полы очередную тайком пронесённую в таверну бутылку с палёным пойлом, которое гнал батрак по имени Вино. Охотник стоял к безымянному герою боком и, увлечённый рассказом, как раз повернул к нему голову. Так что горлышко бутылки пришлось не на нос, а на ухо Бартока. Это, впрочем, его ничуть не смутило. Парень вылил пол-литра шнапса себе в ухо, затолкал бутылку туда же и довольно крякнул. — Ух, крепкий, зараза!
Регис снова лихорадочно застрочил в блокноте.
— Парни, вы горячее брать будете? — подал голос из-за своего прилавка хозяин таверны Корагон.
— А что у тебя сегодня? — лениво поинтересовался Безымянный.
— Есть уха, похлёбка из репы, а для гурманов рагу из мясных жуков. Что предпочитаете?
— Мне ухи, наверное, — пожал плечами изрядно захмелевший Барток.
— А я стариной тряхну, отведаю рагу из жуков, — сделал выбор Безымянный.
— У меня, наверное, только на репную похлёбку хватит. Не при деньгах сегодня, — сконфузился Регис.
— Ты всегда не при деньгах, — усмехнулся Корагон. — Так что возьми лучше ухи, а то репа нынче вздорожала.
— Репа дороже рыбы? — удивился Регис.
— А ты как думал? Онар же нам со своих полей урожай нынче не поставляет. А рыбу Фарим каждый день ловит. Даже с наценкой Хальвора выходит дешевле.
Просветив любителя новостей, Корагон направился к плите и принялся разогревать заказанные блюда. Почему-то на сковородке.
— Эй, хозяин! — окликнул его Безымянный.
— Чего ещё? — отозвался Корагон, мгновенно спрятав сковороду под засаленный фартук. При этом он обернулся к посетителю всем корпусом и сделал шаг назад, по пояс оказавшись внутри основательной, доброго чугуна кухонной плиты. Это, впрочем, его ничуть не смутило, хотя плита была раскалена до красна, а в топке весело полыхали дрова.
— Рагу погорячее сделай, — высказал своё пожелание Безымянный. — Я, понимаешь, так привык. Мне в Старом лагере Снаф его прямо из котла обычно наваливал, с парком.
— Сделаем, — отозвался хозяин таверны и вернулся к прерванному занятию.
Вскоре он выставил на прилавок две тарелки с ухой и миску рагу. Безымянный с удовольствием вдохнул исходящий от блюда запах.
— Как в старые добрые времена... — с чувством проговорил он. — Слушай, Корагон, а ты супы из лесных кореньев и из ползуна готовить умеешь?
— Рецепт скажешь — сготовлю.
— Если б я его знал...
Тем временем Регис с кряхтением сполз со своего воздушного насеста и подошёл за тарелкой ухи. Развязав тощий кошель, он с барственным видом швырнул на прилавок несколько золотых. Барток тоже взял со стола тарелку.
— Угощаю! — Безымянный щедрым жестом бросил туго набитый кожаный мешочек, который Корагон ловко поймал и молниеносно припрятал.
Все трое разом отправили в рот заказанные блюда... вместе с посудой, в которой они содержались. Бодро захрустели керамикой.
— Эх, — вздохнул Корагон, — когда ж мы, как приличные люди, выучимся жрать из посуды, а не вместе с посудой? Сколько можно! Мне один заезжий торговец как-то рассказывал, что некий демиург по имени Зен научил людей в своём мире оставлять после еды и питья пустую посуду и использовать её снова.
— Или вот Настась Санна... — задумчиво протянул Безымянный.
— Мужики, вы о чём вообще? — навострил уши Регис, доставая блокнот.
— Да так, о своём.
Окончательно захмелевший Барток тем временем отошёл от прилавка и с размаху уселся мимо табурета. Впрочем, на пол он не упал, а так и остался клевать носом сидя на воздухе, как будто под ним была невидимая скамейка. Никто не обратил на него внимания.
Тем временем в дверях появились новые посетители. Это были двое городских стражников. Одного из них Безымянный знал, его звали Пабло. Знакомец окинул заведение строгим взглядом и в упор уставился на героя.
Регис на всякий случай бочком-бочком ретировался в тёмный угол. Там его сразу же перехватил Валентино и принялся вещать что-то о том, как стать богатым и популярным. Остальных посетителей, за исключением нашего героя и пьяного в дым Бартока, как ветром сдуло.
— Эй ты! Как тебя... — так повёл стражник свою речь.
— Меня зовут... — начал было Безымянный.
— Ты ещё не понял? Всем без разницы, как тебя звать, — оборвал его Пабло. — Мне велено передать, чтоб ты немедля явился к лорду Андре. Дорогу показать или сам найдёшь?
— Не забыл ещё, — поморщился герой. — Что там стряслось-то? Меня снова обвиняют в краже со взломом? Так ведь свидетелей не было, а без них...
— Да нет, — отмахнулся представитель правопорядка, — люди там пропали какие-то. Сам сходи, узнай, а то я толком не разобрал.
— Что, опять люди исчезают?
— Иди-иди, Андре тебе сам всё расскажет.
Безымянный вздохнул и направился к выходу. Стражники, приняв на грудь по кружке пива за счёт заведения, вышли следом.

***
Едва переступив вслед за вторым стражником порог таверны, Пабло вдруг остановился, привлечённый звуком хлёстких ударов и шумом падения грузного тела.
Служитель порядка сделал несколько шагов в обратном направлении и со своеобычным весёлым прищуром оглядел валяющегося на полу Валентино и стоящего над ним Региса с судорожно сжатыми кулаками.
— Та-ак, что тут у нас? — строго протянул Пабло. — А, драка! Ты знаешь, что бывает с теми, кто избивает почтенных горожан?
— Это не считается! — отчаянно выкрикнул Регис. — Ты уже переступил порог, когда я ему врезал, и был снаружи, за дверным порталом.
— А свидетели? — резонно возразил стражник.
— Я ничего не видел, — покачал головой Корагон. — Мне как раз потребовалось взять кое-что из сундука, поэтому я отвернулся и...
— За дурака меня держишь? — прищурился Пабло. — Всем известно, что боты не могут ничего забирать из сундуков. Нет в движке такой функции.
— Ладно, признаюсь, — вздохнул Корагон. — Я просто приподнял крышку и тупо таращился внутрь сундука.
— Вот то-то же! И больше никогда не пытайся меня надуть! — в голосе служителя закона прорезалось торжествующая нотка.
— Но я всё равно не мог ничего видеть, так как находился к залу спиной, — вернул его с небес на землю содержатель таверны.
— А ты что скажешь? — обратился Пабло к всё так же сидевшему на воздухе рядом с табуреткой Бартоку.
— Брлгм... ик! — задумчиво ответил тот, подняв на стражника осоловелый взгляд.
— Так, с тобой тоже всё ясно, — определил представитель власти и снова обернулся к Регису. — Повезло тебе, парень. Никто ничего не видел. Ни единой улики.
Регис облегчённо вздохнул. Валентино тем временем стал подавать признаки жизни. Он со стоном пошевелился, с трудом встал на ноги, проныл что-то вроде: «Ох, моя голова!», а потом, пошатываясь и оставляя за собой дорожку кровавых следов, поплёлся к задней двери таверны.
— Эй, ты! — окликнул его Пабло.
— Да, ты победил! — зло огрызнулся Валентино, слегка пришепелявливая из-за выбитого зуба. — Чего ты хочешь?
— Ничего-ничего! Иди с миром, — замахал на него руками Пабло и проворчал себе под нос: — Чего доброго, меня к этому делу приплетёт, огребу взыскание вместо премии.
— Может, ещё пивка? — предложил Корагон, взиравший на эту сцену с весёлым любопытством.
— А, давай. К одному концу... — вздохнул стражник. — Оно, знаешь, когда в брюхе похрустывают осколки пары-тройки пивных кружек, то и разнос от начальства принимать не так обидно.
Регис, о котором все уже забыли, припрятал в карман обронённое Валентино колечко (сколько же их у него?), сгрёб рукавом со стола объедки, разложил свой видавший виды блокнот и принялся набрасывать план статейки о непрофессионализме и коррумпированности городской стражи Хориниса.

***
— Что там у вас опять стряслось? — прямо с порога спросил Безымянный.
Лорд Андре оторвал взгляд от книги «Закон и порядок на острове», которую он читал на одной и той же странице третью игровую главу подряд. Стражник, стоявший справа от входа на посту возле сундука с казной, с молчаливым любопытством воззрился на вошедшего. Не первый день зная Безымянного, он не сомневался, что скучное дежурство на этот раз будет скрашено незапланированной потехой.
— Во-первых, здрассте, — сурово отозвался Андре.
— Привет! А что во-вторых?
— Во-вторых, прошлой ночью кто-то обнёс дом почтенного жителя Верхнего квартала господина Лютеро. Похищены ценные вещи и золото на кругленькую сумму. Стражник видел, как ты крутился возле дверей.
— А если видел и был уверен, что я вор, то почему не схватил? — с невинным видом полюбопытствовал наш герой.
— Если бы ты крался, как в прошлый раз, то он непременно задержал бы тебя. Но ты не крался. До сих пор не могу понять, как тебе удалось проникнуть в дом, вскрыть сундуки и при этом не разбудить хозяев, хотя ты и не пытался красться.
— Я прыгал.
— П-пры... Что, прости, ты делал? — ошарашено затряс головой Андре.
— Прыгал.
— Как... прыгал?
— Очень просто. Вот так: прыг-скок. Главное, не переступать ногами.
— Это что, новый воровской приём? Нужно взять на заметку и предупредить весь личный состав...
— Нет, это не приём. Это баг такой, — пожал плечами Безымянный.
— А, баг... Против бага не попрёшь, — разочарованно вздохнул Андре. — Но я, собственно, не за этим тебя позвал.
— Пабло говорил что-то о пропавших людях. Неужто пираты опять взялись за своё? Я же ещё в прошлой главе вывел их на чистую воду, разобрался с их заказчиком и освободил похищенных горожан.
— Нет, друг мой. В похищении на этот раз подозреваешься ты сам, — не отрывая пытливого взгляда от лица Безымянного, огорошил его лорд Андре.
— Вот как? — почесал в затылке наш герой. — И кого же я, по-вашему, похитил?
— К страже обратился крестьянин Секоб. Говорит, пытался жаловаться наёмникам Онара, но те от него отмахнулись. И тогда он вспомнил-таки о законной власти, — в голосе Андре прорезался сарказм, — и сообщил о происшествии страже. Он уверяет, что ты похитил его жену Рози и сына Тилля. Батраки Секоба подтверждают, что вышеозначенные лица покинули двор Секоба вместе с тобой, направившись в сторону города. Эти сведения подкрепляются показаниями бродячего торговца Эрола, видевшего вас троих на дороге возле озера. Но, как мы выяснили, в Хоринисе твои спутники так и не появились. Может быть, пояснишь, куда они могли деваться?
— Да я и сам не знаю, — пожал плечами Безымянный. — Когда добрались до «Мёртвой гарпии» они ещё пыхтели сзади, а когда я вспомнил о них за усадьбой Акила и оглянулся, секобовой семейки позади уже не было. Я подумал, что Тилль заскучал по папочке и Рози повела сынка восвояси. Плюнул и пошёл в Хоринис.
— Может быть, всё именно так и было. Но домой эти люди больше не вернулись. И ты последний, кто видел их живыми и здоровыми. Выходит, ты первый в списке подозреваемых. На тебе же этот список и заканчивается, кстати, — добив Безымянного этим доводом, Андре поднял кулак в обвиняющем жесте.
— И что теперь? Слушай, давай я сразу заплачу штраф в двести золотых и ты от меня отстанешь. Идёт? А то мне ещё за Глазом Инноса в монастырь тащиться, потом обратно в Долину Рудников — драконов бить...
— Не выйдет, друг мой, — покачал головой Андре. — Твои выходки давно переполнили чашу терпения добрых жителей Хориниса и лично мою. Так что пятнадцать тысяч золотых и не монетой меньше.
— Сколько?! Андре, ты спятил! У меня только половина этой суммы, а мне ещё снаряжение покупать, оружие, свитки...
— Ничего не знаю. Сумел совершить злодеяние, сумей и ответить за него по закону.
— Да по какому закону? Такая куча золота ни в одном скрипте не могла быть прописана! Здесь не «Возвращение» с «Ребалансом», в конце концов. Да и там не знаю, что надо натворить, чтобы на такой штраф нарваться.
— Скрипты скриптами, но закон исходит от самого Инноса. А бог Порядка и Света превыше любых скриптов. Он их повелитель, — с пафосом возвестил лорд Андре, торжествующе глядя на приунывшего Безымянного.
Тот вздохнул.
— Слушай, Андре, а по-другому никак не разойдёмся? — спросил он. — Ведь можно как-то обойтись без драконовского штрафа?
— Можно, разумеется. Сколько у нас сейчас времени?
— Сам, что ли, не знаешь? Клавишу «N» нажми и глянь, — пробурчал раздосадованный герой.
— Забыл, что ли? Нет у меня никаких клавишей. Это ты у нас... на особом положении.
— Ну, в скрипт глянь.
— Ах да, в самом деле... Так, без двадцати девять вечера. Даю тебе время до полудня. Если к тому времени представишь мне Рози и Тилля живыми и здоровыми, то все обвинения с тебя будут сняты.
— Да где же я их возьму? — возмутился Безымянный. — Может, их варги загрызли. Или они в темноте на нежить нарвались.
— А это уже не моя забота, где ты их возьмёшь. Или найдёшь, или заплатишь штраф. В противном случае мы объявим тебя вне закона, и тогда Иннос тебе судья.
Безымянный задумался. Потом вздохнул.
— Есть у меня мыслишка, где они могут быть. Хотя, конечно, их там может и не оказаться, — при этих словах герой поёжился, как от озноба. — Ненавижу это место!

***

Безымянный покинул город не позже, чем через полчаса после разговора с Андре, прихватив с собой оружие и немного самых необходимых припасов. Он вышел через Восточные ворота и свернул направо. Двигаясь по дороге вдоль стены, старался держаться подальше от опоясывающего город рва.
Наш герой не доверял рвам после одного неприятного случая, приключившегося с ним ещё в те времена, когда он был каторжником в Долине Рудников. В тот день ему зачем-то вздумалось обогнуть половину Старого лагеря снаружи, вдоль стены. Ров, за которым давно никто не следил, сильно оплыл и зарос травой, так что бежать по нему оказалось достаточно удобно. Но когда он преодолел половину расстояния от одних ворот до других, с которых начиналась дорога к Болотному лагерю, неведомая сила неожиданно подбросила его вверх и мгновенно зашвырнула на страшную высоту. Ему показалось, что ещё немного, и он достанет макушкой вершины магического купола и рухнет в низ обгорелым, искорёженным смертельной магией трупом. Но подъём прекратился, на одно страшное мгновение Безымянный завис на одном месте, а потом стал всё быстрее и быстрее падать вниз. Он бы непременно упал и разбился вдребезги на радость падальщикам, которые рылись в земле неподалёку от рва, если бы не вспомнил об одном верном способе спасения. Нелепо перебирая в воздухе ногами, он сделал движение, будто шагнул влево, и на землю приземлился достаточно плавно, чтобы остаться в живых и не переломать себе конечности. Почему-то за Барьером при падении с большой высоты это помогало. Баг, наверное...
Путь в темноте едва ли не через всю долину Хориниса отнял немало времени. По дороге то и дело попадались возродившиеся с началом главы стаи падальщиков, кротокрысов, полевых хищников, волков и варгов. Пару раз даже мракорисы встретились, и хотя Безымянный был куда сильнее и лучше вооружён, чем в те времена, когда бродил в этих местах впервые. А возле моста через ущелье, на дне которого тихо журчала речка, уходя под землю в невидимую глазу трещину, к нему пристал какой-то тип. Предложил на выбор жизнь или кошелёк, получил в ответ двуручным мечом между глаз и в итоге лишился и того, и другого.
Вот, наконец, и заветная пещера, скудно освещённая чадящими факелами. Здесь с прошлого раза новых чудовищ не появилось. Не считать же таковыми стайку чёрных гоблинов, с которыми Безымянный расправился, почти не замедлив шага.
— Так, куда теперь? — спросил он у самого себя. Свернул в тёмный боковой проход и через несколько шагов почувствовал под ногой что-то мягкое. Достал и зажёг факел, наклонился. На каменном полу, раскинув руки, лежало бездыханное тело мага Нефариуса, которому сейчас полагалось находиться по другую сторону портала, ведущего за горную гряду на северо-востоке, к руинам давно покинутого города древних зодчих.
— Ты как здесь очутился, отче? — озадаченно почесал в затылке Безымянный.
Он наклонился над телом и обшарил просторные карманы синей мантии, в которых, как он знал из своего опыта недолгого пребывания в рядах магов Воды ещё за Барьером, могло много чего поместиться. Однако в карманах Нефариуса нашёлся один лишь листок пергамента. Безымянный взял его в руки, поднёс к глазам и... увидел, как листок словно растворился в воздухе. Вот только что пальцы ощущали его шероховатую поверхность, а теперь в них ничего нет.
Наш герой озадаченно взглянул на то место, где должен был лежать труп мага, но там его не оказалось. И не единой капли крови на неровном камне пола.
— Тьфу! — в сердцах сплюнул Безымянный. — Проклятое место!
Он дошёл до конца тоннеля, остановившись у дальней стены. Глубоко вздохнул, унимая дрожь в руках, набрал в лёгкие побольше воздуха, крепче сжал в разом вспотевшей ладони факел и выдал страшное читерское заклинание. Одно из тех, от которых порой бросает в дрожь даже матёрых некромантов:
— Бимарвинбиэфвосемька!
Вполне привычная и по-своему даже уютная пещера сменилась непроглядным мраком, в котором не было ничего. Под ногами и над головой тоже были темень и пустота. Пламя факела было не в силах развеять бездонную черноту, резко выхватывая из неё лишь нервно ссутулившуюся фигуру героя.
Непроизвольно подняв факел повыше, Безымянный медленно двинулся вперёд. Каждый следующий шаг он делал, только осторожно ощупав носком сапога невидимую поверхность, будто шёл по тонкому льду, что грозил треснуть в любой миг и увлечь его в ледяную бездну. Собственно, так оно и было. Даже хуже. Невидимая и почти неощутимая поверхность могла в любой миг смениться столь же невидимым провалом, и тогда его ждал бы долгий полёт в темноту. К смерти.
Фигура человека, стоявшего среди непроглядной тьмы и безмолвия со сложенными на груди руками, возникла на пути совершенно неожиданно. Свет факела выхватил из мрака треуголку, бледное крючконосое лицо, перечёркнутое повязкой на отсутствующем глазу и украшенное каштановой бородкой.
— Грег! Ты как здесь оказался?! Разве ты умер? Мы ведь совсем недавно разговаривали в твоей хижине на пляже... — выдохнул изумлённый герой.
— Слушай сюда, малыш, — ответил грозный предводитель морских разбойников. — То, что ты однажды помог мне, ещё не даёт тебе права приставать с дурацкими вопросами к занятому человеку.
— П-понял, — запинаясь, ответил вконец ошарашенный герой. — Уже ухожу.
Вскоре начали попадаться трупы. Много трупов. Здесь были волки и овцы, мясные жуки и мракорисы, глорхи и шныги, скелеты и зомби, демоны и тролли, варги и гоблины, орки и полевые хищники, крысы, ящеры... и люди. Людей оказалось немало. То и дело попадались трупы разбойников, перебитых Безымянным в разных местах долины ещё в первой главе. Несколько наёмников, с которыми у него как-то возникли разногласия. Тела ищущих в чёрных плащах с глухими капюшонами и закрывающих лица багровых масках. Работник из Верхнего квартала, которого пришлось пристукнуть как нежелательного свидетеля... Однажды наш герой споткнулся о труп Декстера. Потом нашёл одного из батраков крестьянина Бенгара. Несчастного парня прямо на глазах у Безымянного загрызли шныги. Это случилась на берегу ручья, протекающего рядом с домом Бенгара и водопадом низвергающегося в озеро, возле которого стоит хижина торговца Эрола.
Впрочем, живые тоже встречались. Маги Воды, включая Нефариуса, труп которого Безымянный видел не далее как два часа назад (всего два часа? О, Иннос, кажется, будто прошла вечность!), встретили его как ни в чём не бывало. Их, видимо, ничуть не тревожило пребывание в этом кошмарном месте. Впрочем, они ли это были? Ведь настоящих магов он не так давно оставил возле руин Яркендарского храма...
На Рози и Тилля он наткнулся, когда уже отчаялся отыскать пропавшую семейку Секоба и почти смирился с наложенным Андре огромным штрафом.
— Ох, это ты! — кокетливо воскликнула Рози и залилась смущённым румянцем. Впрочем, не забыв при этом повернуться к Безымянному так, чтобы её весьма аппетитное декольте выглядело наиболее выигрышно в пламени факела, которое рельефно прорисовывало каждую тень.
— Белиар вас побери! — облегчённо выдохнул герой. — Как вы здесь очутились?
— Мы отстали, потому что ты слишком быстро бежал и не оглядывался, — ответил вместо матери Тилль. — А потом мы совсем потеряли тебя из виду и оказались здесь. Сами не знаем, как это вышло. Мы тут долго были. Здесь страшно. Но я почти не боялся. Ты расскажешь лорду Андре? Думаю, теперь он точно примет меня в стражники.
— Непременно расскажу, — серьёзно ответил Безымянный. — Но прежде нам ещё нужно живыми и здоровыми дойти до Хориниса. Так что давайте выбираться отсюда.
— Как скажешь, милый, — покладисто отозвалась Рози с многообещающей улыбкой и поправила причёску.

***
Путь назад, который им пришлось проделать по чёрной утробе Отстойника, снился Безымянному в кошмарах вплоть до шестой главы. Затем жуткие сны сменились не менее кошмарной реальностью и перестали его тревожить.
Но это было много позднее. А на рассвете того дня трое усталых людей, перепачканных смесью росы, дорожной пыли, звериной крови и разлагающейся плоти нежити вошли в Восточные ворота Хориниса. Стоявшие на посту стражники почтительно посторонились, пропуская их внутрь, и не задали ни одного вопроса. Им хватило единственного взгляда Безымянного.
Миновав рынок, свернули налево. Здесь Рози устало опустилась на скамейку. Тилль со стоном привалился к увитой плющом кирпичной стене.
— Вот мы и на месте, — не веря себе, проговорил Безымянный. — Отдохнёте немного и обязательно зайдите в казарму к лорду Андре. Он должен снять с меня обвинение.
— Конечно, милый, — ответила Рози. — Мы так тебе благодарны за то, что ты не бросил нас там и помог добраться до города. Мы небогаты, но немного монет мне удалось скопить. Вот, это тебе.
Безымянный отстранил руку женщины, сжимавшую не слишком тугой кошель.
— Оставь себе. В городе без золота делать нечего. В конце концов, вы сберегли мне целых пятнадцать тысяч уже тем, что остались живы.
— Ты очень добр к нам, — улыбнулась Рози и кокетливо размазала по щеке пятно зелёной вараньей крови. — Помни, если что-нибудь будет нужно, я всегда к твоим услугам.
— Буду иметь в виду. А сейчас мне пора. Нужно зайти в лавку Саландрила и купить чего-нибудь успокоительного. Иначе зарублю кого-нибудь ненароком или ещё что выкину, — проворчал Безымянный, сопроводив эти слова нервным смешком.
— Береги себя! — сказала ему Рози на прощанье.
Он в ответ лишь кивнул и направился к воротам в Верхний квартал. Проходя мимо часовни, приостановился и прислушался к словам Ватраса, уже начавшего свою ежедневную проповедь.
— ...И Иннос, рассудив мудро, сделал это. Белиар был посрамлён и надолго скрылся в бездне Хаоса, — вещал старый маг Воды. — И тогда увидел Аданос, что мало осталось в его мире случайностей и свободы выбора. Все — волки и овцы, люди и растения, — жили и выполняли свои анимации в строгом порядке, подчиняясь скриптам. Каждый день был похож на предыдущий, как две капли воды. Ничего нового не случалось в мире. И великая печаль охватила Аданоса. Пришёл он к брату своему Белиару и сказал ему: «Ты видишь, какой строгий порядок установил Иннос. Все подчиняются скриптам, и нет в них ошибок. Сделай же так, чтобы ошибки иногда появлялись». И Белиар, рассудив мудро, сделал это. И так появились баги. Иннос же, видя, что мир перестал быть совершенным, стал вводить ещё более строгие порядки. Но и в скрипты, что прописывали новые правила, закрадывались ошибки. И сказал Иннос: «Видно, и боги не властны над багами». Мир же стал жить прежней жизнью, каждый новый день в нём преподносил неожиданности и не был похож на вчерашний. И понял Аданос, что это хорошо. И возрадовался.
Горожане, решившие послушать проповедь, уже образовали на площади перед часовней небольшую толпу. Позади них на скамейке примостился Регис и, высунув язык от усердия, что-то кропал в своём блокноте...

--------------------------------
* Ошибки в названии рассказа нет.
__________________
Мои рассказы.
Дикарь вне форума   Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Druid (07.03.2014), Hell9999 (07.03.2014), master gothici (07.03.2014), Tolgetmen (07.03.2014)