Тема: Рассказы
Показать сообщение отдельно
Старый 31.07.2013, 13:12   #83
Готоман
Ученик
 
Аватар для Tarokl
 
Регистрация: 07.06.2013
Адрес: в основном г. Сызрань
Сообщений: 211
Сказал(а) спасибо: 302
Поблагодарили 275 раз(а) в 109 сообщениях
По умолчанию Re: Рассказы

Вот и все. Получилось не так как я хотел, но что ж тут поделаешь.

Spoiler:
8. Не последняя битва

Хрот-Гар обратился к одному из орков на своем языке, а Безымянному затем пояснил:
- Следуй за этим воином, он отведет тебя в место где ты сможешь отдохнуть.
Безымянный уже собирался последовать предложению, но вспомнил о еще одном вопросе:
- Погоди-ка, - сказал Безымянный, - а как вы от Камрока сообщение получили?
- К морра, это отношения не имеет, но тебе так и быть я это скажу. Когда долгими ночами, шаманы сидят возле костров, они не только совершают молитвы Белиару. Наши души возносятся ввысь к звездному небу, там мы можем встретить шаманов прошлых лет, и своих живых собратьев, с которыми держим советы о насущных проблемах.

Следуя за провожатым, человеку замечал, что многие жилые пещеры каковых по всему храму было не мало, были пусты. Присматриваясь и приглядываясь, Безымянный определил, что в настоящее время, храм был заселен меньше чем наполовину. Неизвестно, по каким критериям орки определяли воинов и шаманов для служения храму, но в последнее время количество достойных видимо сократилось.
Каменная ниша в сплошной стене, по обе стороны от входа было еще несколько коротких пещер, напоминающих пчелиные соты, только расположенные в один ряд. Орк-воин проводив человека, махнул рукой в сторону входа - располагайтесь Ваше Величество, - и ушел не сказав ни слова.

- За тысячу лет могли бы обустроиться получше, - произнес вслух Безымянный, - узоры, статуи все это, конечно, красиво, но безвылазно находится в таких унылых условиях довольно тоскливо. Единственным предметом в комнате был лежак - доски покрытые чем-то, что века два назад было шкурой мракориса. Даже домик Нейрода смотрелся лучше. Через пару минут, тот же самый орк, принес немного вяленного мяса и кувшин свежей воды. С последней проблем очевидно не возникало, в этих пещерах должны быть подземные реки, или на худой конец пробиты колодцы, а вот поставка продовольствия прекратилась, вряд ли орки выходили на поверхность для охоты.
Будь Безымянный другим человеком он, наверное, впал бы в уныние, пять дней пути без отдыха, а в результате провал миссии. Воин задумался, а что было бы если он сразу вместе с Нейродом направился к храму? Просчитав несколько вариантов, Безымянный убедился, что он все-таки поступил наилучшим из возможных способов.
То что защита храма была взломана как раз в тот момент, когда он оказался в Бадварде, вряд ли было случайностью. Нейрод рассчитывал заманить его в засаду и, забрав ключ, или каким-то образом используя самого Безымянного, пройти в храм. В одиночку связываться с человеком убившим Хранителей он не рискнул - слишком велика была вероятность провала. Натолкнувшись на отказ, охотник сразу передал эту новость своим хозяевам или кем они по отношении к нему являются? А после неудачи с поимкой группы валхов, противнику ничего не оставалось как вынудить Белиара уничтожить свой храм, слишком велика была опасность, что орки каким-то образом смогут перебросить Безымянного прямо в Хагалаз, минуя все их посты. Что же такого важного в этом храме?
Расположившись на половину облезшей шкуре, Безымянный размышлял о этих и обо всех остальных последних событиях, связывая разрозненные кусочки в единую цепь событий. Постепенно начал вырисовываться общий план ситуации, но додумать его человек не успел, так как незаметно для самого себя он погрузился в сон.
Проснулся он внезапно и не испытывая сонливости, неосознанно, по привычке человек потянулся за лежащим рядом мечом, а потом у входа в пещеру показался орк. Видимо, в Безымянном сработали приобретенные за годы рефлексы, и он незаметно для самого себя почувствовал чужое приближение, что и заставило его проснуться.
Почему-то, Безымянному показалось, что пришедший орк, хотел напугать его, как-то разочарованно выглядела морда пришельца при виде человека уже ждавшего его с оружием в руках.
- Хрот-Гар тебя видеть, морра идти.
- Он что-то выяснил? Надеюсь что-нибудь полезное?
- Морра узнать сам, - на разговор орк явно не был настроен.

- Морра, - начал Хрот-Гар,- я с братьями долгое время обсуждал нашу общую проблему, пытаясь понять волю Белиара. Но мы так и не смогли определить, что же такое открылось на этой карте.
"Что маги, которые в своем собственном монастыре, не способны сохранить вверенное им сокровище, что орки, которые тысячу лет здесь живут в постоянном общении со своим богом, а понять, чего он хочет так и не могут", - подумал Безымянный.
- Ну, а что вы смогли понять, - по правде говоря, Безымянный был не справедлив к оркам, вероятно сказывалась долгая привычка общаться с ними на языке жестов размахивания мечом и чем потяжелее, шаманы сделали все что было в их силах за такой короткий срок, и в любом случае, человек смог хотя бы немного отдохнуть от долгого пути.
- Ты знаешь что-нибудь о битве богов?
- Со Cтихиями? Немного, лерграрс рассказал пару вещей.
- Нет, между собой. Ваши шаманы говорят, о печали Инноса, но каждый у кого в руках меч, одной печалью не ограничится. Земли Варранта окружены теплым морем, и находятся совсем близко от Миртаны, как ты думаешь морра, почему там смертельная пустыня, а всего в паре дней ходьбы от нее зеленая долина?
- Хочешь сказать, что это результат ярости богов?
- Да морра, Аданос остался в стороне, пытаясь примирить своих воинственных братьев, а двое воинов сражались между собой и превратили землю в пустыню. Но главное, это причина по которой битва и происходила в этом месте. По этому поводу у нас есть только предположения, точно неизвестно ничего.
- Хоть предположения свои выскажете.
- Иннос и Белиар хотели уничтожить что-то, что раньше принадлежало всем троим, чтобы в этом мире и следа не осталось о их прежнем единстве. Но раз Белиар хочет, чтобы ты туда отправился, значит в этом деле они не преуспели.

- Ясно, - Безымянный подумал немного, прежде чем задать очередной вопрос, - а почему валхи так ополчились на Белиара, и в первую очередь попытались захватить или уничтожить именно его храмы? Ведь враги вполне могли напасть с моря на Миртану, королевство еще не успело восстановить свои силы после войны и было бы легкой добычей. И почему остальные боги молчат, не выказывая никаких действий?
- Это связано с силой самого Белиара, силой которую ты должен будешь получить.
- И что это за сила такая? - у Безымянного появились кое-какие подозрения, но как оказалось он ошибся.
- Сила Повелителя Смерти, способность поднимать мертвых, пока в этом мире действуют законы богов, после своей смерти Хранители не могут появиться в нем в физическом обличье. Для этого они должны отобрать у Белиара его силу. Ту, которой должен обладать ты.
Последние слова, орк произнес с усилием, не то чтобы ему тяжело было разговаривать на человеческом языке, его коробило, то, что сила Белиара предназначалась презренному морра, а не орку. И теперь, этот морра, как избранный Белиара, должен был пользоваться определенным уважением среди народа орков.
- А вот молчание остальных двух мне не понятно, возможно все оставшиеся ответы ты получишь, добравшись до места. С этим тоже проблемы возникли, как оказалось, на таком расстоянии телепорт работать не будет.
- Не одно так другое, руну-то телепортации сделать можете? Я пойду в обратный путь и как только подойду поближе воспользуюсь ею. Только мне нужно будет прикрытие, валхов во всей округе теперь должно быть навалом.
- Я заброшу тебя как можно дальше на юг, и с врагами проблем возникнуть не должно, там уж дойдешь пешком.
"Как раз на встречу с друзьями успею", - подумал Безымянный, - "как сказал бы Мильтен, боги мне еще благоволят".
- Только вот еще что, ты собираешься в одиночку добраться до места?
- Можно подумать, что у меня есть выбор. Не пойдете же вы вместе со мной.
- Вчера..., - начал орк.
"Вчера?!", - подумал Безымянный: "сколько же я спал"?
- ... тебе едва удалось уйти от валхов, не хотелось бы, чтобы попался у самой цели своего пути. Лучше будет тебе отправиться вместе с друзьями, только как лучше это сделать…
Внезапно, что-то вспомнив, Безымянный потянулся за руной исцеления.
- Посмотри, возможно это как то сможет помочь?
Орк опасливо взял паладинскую руну, словно та была чем-то испачкана.
"Ишь ты, какие мы брезгливые, - подумал Безымянный.
- Это магия паладинов, - сказал шаман, - только измененная, что еще за новый знак на камне?
- Лерграрс постарался, сказал, что с ее помощью, мне можно будет исцелять друзей по близости, нельзя некоторые ее свойства перенести на руну телепортации, чтобы с ее помощью я мог бы перенестись в нужное мне место вместе с друзьями? И обратно разумеется тоже.
Орк принялся внимательно вглядываться в рисунок руны.
- Как у тебя все просто морра, ты вообще что-нибудь понимаешь в магии?
- Только как практически применять ее, в саму суть создания рун или как изображенные знаки преобразуют магическую энергию, я не вникал. Да и времени вечно не хватает.
- Я так и думал. Но пешком все равно дойти не успеешь, и уж тем более вовремя вернуться. Мы посмотрим, что можно сделать.
- Твои слова обнадеживают, когда я так говорю, у меня обычно все получается. Я могу пройтись по храму, пока вы занимаетесь созданием рун?
- Лучше пойдем со мной, не хотелось бы наказывать Избранного за воровство.
- Да что ж вам всем сразу такие мысли в голову лезут!, - возмутился Безымянный, - у меня что на лбу написано: "вор, деньги и ценные вещи держать подальше"?
- Нет, конечно, но у тебя вид человека, который своего не упустит.
- Тут ты прав, - Безымянный не мог не согласиться с этим не слукавив, - раз так то веди, показывай как будешь делать руны.
Безымянный много раз на своем пути видел рунные столы магов, а вот как свои руны создают орки он понятия не имел, даже в подземном городе, не встретилось никакого подобного предмета. Так что он не особенно жалел, о запрете пройтись по храму.
Следуя за Хрот-Гаром, Безымянный продолжал осматривать храм, определить его изначальное происхождение не представлялось возможным, слишком много изменений в него было внесено искусственно. Нельзя даже определить его точное месторасположение и как далеко до поверхности, телепортом могло забросить в любую точку области охватываемой действием магии.

"Интересно, а как у орков получается постоянно находясь в лишенном солнечного света месте, потом свободно себя чувствовать себя на улице, а вновь оказываясь во мраке опять же не испытывать неудобства"? - подумал Безымянный вспомнив недавние события, когда шаман несколько дней поджидая на поверхности, при свете Солнца, не испытывал ни малейшего неудобства вновь оказавшись в подгорной тьме.
Разобраться в сложной системе туннелей без карты или не прожив здесь несколько месяцев было сложно, Безымянный вначале пытавшийся запомнить путь, вскоре оставил свои попытки, запутавшись в многочисленных коридорах и ответвлениях пересекавших основную дорогу.

Хрот-Гар привел человека в вытянутую и довольно высокую пещеру оканчивающуюся тупиком, в дальнем углу возле стены была глубокая впадина наполненная чистой водой, кажется, в скале был пробит канал по которому вода заходила во многие пещеры. В тот момент в этом помещении находилось еще пара орков, старый шаман и видимо его ученик.
- Хрот-Гар, что я вижу, - заговорил орк, на человеческом языке, - никак решил обучить морра премудростям нашей магии?
- Только время тратить, ("Да ну как же", - подумал человек), - как успехи у твоего ученика?
- Смотри сам.

Молодой орк стоял на коленях возле большого костра, дым уходил через отверстие в потолке, а питался огонь от сложенных особым образом кусков угля, в самом центре пламени лежал небольшой рунный камень. Безымянный много раз видел руны магов людей, да и орочьи руны ему попадались, последние отличались несколько большими размерами, все-таки ладони у орков были пошире человеческих, и более грубой обработкой.
Ученик шамана держал ладони перед огнем, как человек, зашедший с мороза домой, и вполголоса произносил непонятные слова, вроде ничего не делалось. Безымянный стоял не так далеко, шагах в шести, насколько он мог разглядеть ничего не происходило. Молодой орк опустил ладони к каменному и полу, повторяя одну и ту же фразу, - огонь кажется, Безымянный не мог разобрать точнее, и вдруг его руки с кончиков пальцев до самых плеч покрылись языками пламени. Такое человек уже пару раз видел, но все равно удивился, ученик, тем временем продолжил свои действия, сосредоточившись до такой степени, что вряд ли осознавал происходящее вокруг, орк засунул руки прямо в огонь и, взяв камень, водил по нему когтем пытаясь нанести определенный символ. Безымянный видел как на поверхности камня стали зажигаться огнем, точки и линии будущего символа руны. Секунд десять-пятнадцать было все нормально, но затем что-то произошло, орк то ли отвлекся или причина была в другом, но его собственный огонь погас, и обе его руки оказались в пламени безо всякой защиты. Взревев от боли, молодой орк отскочил от огня, пытаясь сбить пламя, охватившее его руки, Безымянный стал быстро соображать, что бы ему предпринять, но старый шаман был привычен к такому и все подготовил заранее, сбив молодого с ног, он поднял его за шкирку и с головой окунул в наполненную водой нишу. Посчитав, что прошло достаточно времени, причем его ученик даже не делал попыток вырваться из хватки своего учителя, шаман вытащил подопечного из воды и поставил перед собой. Тот стоял отплевываясь и выглядел настолько смущенным, насколько вообще может смутится орк, шерсть на руках конечно спалилась, но особого вреда огонь нанести не успел, шкура у орков толстая и прочная, так что через некоторое время даже следов от ожогов не должно было остаться. Сильнее чем боль, молодого орка мучил стыд, что он подвел своего учителя на глазах у морра. Шаман впрочем не выглядел разозленным или разочарованным, Безымянный тут осознал, что каждый орк, ставший на путь Сына Духа, неоднократно подвергался подобным опасностям в своей жизни. Учитель счел ученика достаточно наказанным и не стал устраивать ему головомойку, тем более в присутствии человека, к тому же молодой орк был очень близок к победе создать свою первую руну. Шаманы о чем-то быстро поговорили между собой и Хрот-Гар подозвал Безымянного.

- Морра, покажи руну.
"Надеюсь, паладины не сочтут это государственной изменой по раскрытию их тайн? Хотя о чем я беспокоюсь, если магия паладинов от Инноса, то от вида руны оркам никакой пользы не будет".
- Вот смотрите.
Орки склонились над камнем, особенно внимательно в рисунок всматривался второй, неизвестный Безымянному шаман.
- Где ты нашел этот камень? Мне несколько раз попадались руны людей, но второй символ, вплетающийся в основной, явно к морра отношения не имеет, - спросил орк закончив осмотр.
- Руна обычная, но над ней поработал лерграрс по моей просьбе.
Шаман воззрился на Безымянного с заметным даже, на морде орка удивлением.
- Лерграрс? Думаю, мне не стоит чему бы то ни было удивляться.
Больше ничего не сказав, шаман вместе с молодым орком покинули пещеру.
- Что морра? Не желаешь стать моим учеником?, - с усмешкой спросил Хрот-Гар.
- Нет, спасибо. Я лучше обойдусь более традиционными для людей методами.
- Шерстку спалить боишься?
- Давай лучше приниматься за работу, у нас не так много времени, чтобы тратить его на бессмысленные разговоры. Я с удовольствием посмотрю, как ты сам справишься с этой задачей.

Оброненный орком рунный камень лежал тут же, Хрот-Гар поднял его и стал оценивать причиненный ущерб. Незаконченный рисунок поблек, превратившись в простые белые черточки лишенные всякой силы. Костер, разведенный молодым орком уже погас, оставив лишь тлеющие угли, Хрот-Гар не стал реанимировать его, а принялся разводить свой собственный. Из сложенной здесь же кучи угля, орк взял несколько крупных кусков и принялся выкладывать их в определенном порядке, затем из мешочка на поясе достал несколько самых разнообразных предметов, сухие древесные листья, щепотка земли, несколько камней и дополнил ими рисунок. Возиться с огнивом, орку было лень, гораздо быстрее чем получилось у его предшественника, шаман вызвал огонь в свои руки, и возложив их на подготовленные для костра угли воспламенил их.
Держа в руках поврежденный камень, Хрот-Гар, совершенно не обращая внимания на полыхавшее пламя, спокойно, со стороны, казалось даже расслабленно, вполголоса произносил слова орочьих заклинаний. Безымянный стоя рядом и прекрасно все видел - пальцы орка совершали круговые движения по поверхности, как будто стирая неудачный рисунок, и у него это удавалось. Ненужные символы уходили вглубь камня из которой и появились, а слова и жесты орка выводили новые, нужные ему.
- Покажи мне паладинскую руну, - слова орка прозвучали настолько отрешенно, что Безымянный не сразу осознал, что обращаются к нему. Спохватившись он достал камень, и разместил ее перед глазами орка, несколько долгих секунд, шаман вглядывался в начертанные символы.
- Достаточно, не мешай мне.
Орк продолжил свою работу, добавляя все новые и новые знаки, сочтя рисунок завершенным, Хрот-Гар, достал из второго мешочка черный юнитор, словно обращаясь к камню, шаман нараспев прочитал слова нового заклинания, в ответ, на обсидиановых гранях проступила золотая вязь неизвестных символов.
"Надеюсь, в этот раз оркам переводчик не потребуется", - подумал Безымянный, вспомнив первый случай щедрости Белиара.
Однако, все произошло гораздо проще, шаман приложил юнитор торцовой частью к лицевой поверхности руны, в месте соприкосновения рассыпая искры вспыхнул огонь, и через несколько секунд погас. В общем, эта операция заняла минут пятнадцать, но орк выглядел словно целую неделю провел в рудной шахте с киркой в руках.
Костер погас оставив только кучку золы вперемешку с камнями, со своих рук шаман стряхнул огонь, как стряхивают воду.

- Держи, вот твоя руна телепортации, - сказал Хрот-Гар протягивая Безымянному камень.
На иссиня-черной поверхности камня, поверх белого рисунка, стоял золотой оттиск от юнитора, в точности повторяющий проступившие символы, выглядело все довольно красиво, но вот только будет ли это работать?
- А обратно, надо думать, я пешком должен идти?
- Если б не спешка, то так оно и было бы, но Шак-Мар обещал заняться этим. Думаю, проблем у него не возникнет.
- Это тот шаман, ученик которого едва без рук не остался? Но у него же не было рисунка перед глазами?
- У Шак-Мара хорошая память, и он один из лучших создателей рун среди орков, так что у него все получится, наверное, - сказал шаман, - тебе скоро предстоит убедиться в его мастерстве.
Безымянному ничего не оставалось как стоять и ждать, но ожидание продлилось недолго, вскоре подошел, безымянный ученик Шак-Мара, с перевязанными руками, и передал камень Хрот-Гару. Шаман придирчиво осмотрел полученный предмет, и видимо, сочтя работу достойной, передал вторую руну Безымянному.
- Чем могли помочь, мы помогли, дальше дело за тобой. В твое отсутствие дорожная сумка была наполнена едой, пригодной даже для нежных желудков морра. Телепорт настроен отправить тебя как можно дальше на юг, и если ты готов, то должен идти прямо сейчас.
"Я первый человек который был допущен в храм Белиара Бадвард, и даже не могу как следует его осмотреть, во второй раз, орки вряд ли сюда меня пригласят".
- Показывай дорогу Хрот-Гар, я не запомнил путь до телепорта, - с тихим вздохом сказал человек.

Резкая смена событий, вечная спешка давно стали частью жизни Безымянного, даже во время правления, когда казалось бы, всю самую тяжелую работу можно было поручить кому-нибудь другому, его поджидало разочарование, так как оказалось, что зачастую единственный кто сделает все как надо - это он сам.
- Пожелайте мне что-нибудь хорошее, - попросил Безымянный напоследок.
- Да прибудет с тобой Белиар и все его демоны, - отозвался орк.
"Интересное напутствие, - подумал Безымянный вступая в круг телепорта, - какие же тогда у орков проклятия"?

Вновь белая вспышка перед глазами и секундная дезориентация, а в следующий момент Безымянный оказался среди деревьев, того самого соснового леса, которым он шел последние дни.
Была вторая половина дня, оглядевшись в округе в поисках ориентиров, Безымянный постарался прикинуть возможное расстояние до перевала. Задачка не из легких, каких-то особых приметных мест в лесу не было, к тому же, направляясь к оркам, Безымянный шел выше по склону, а теперь оказался почти у подножия.
- Остается только надеяться, что Хрот-Гар, не перепутал направления, и не забросил меня на север.
Определившись со сторонами света, Безымянный отправился на юг к перевалу, подобное туда-сюда брождение было раздражающим, но обойтись без этого было никак нельзя.

Внешне вокруг ничего не изменилось, но в воздухе чувствовалось напряжение подгонявшее Безымянного поскорее покончить с этим делом. Возможно это были его личные домыслы и ощущения, но угроза была вполне реальна: "А вот теперь начнется нашествие на наши земли, - рассуждал Безымянный, - после разрушения храмов Белиара, валхам на земле орков делать больше нечего, - надеюсь Ли подоспеет вовремя, и я сам не задержусь в ... том месте куда иду. В лучшем случае у меня осталось еще три дня. Хотя, валхи, со своей скоростью, от Хагалаза до перевала могут и за день добраться".
Обратный путь занял меньше двух суток, неприятностей за это время никаких не произошло, заслуга ли это Безымянного, который даже костров на ночь не разводил или просто стеречься было не от кого, не известно. Единственной новостью оказалось, пришедшее на исходе первого дня, новое сообщение от Мильтена:

"Мы на месте, найдешь нас на вершине перевала у границ земель орков".

- Коротко и ясно, вот кому пророчества писать, потомки не раз помянули бы его добрым словом - выразил мысли вслух Безымянный прочитав письмо Мильтена, - ну, по крайней мере, компания мне обеспечена.
Дальнейший путь Безымянный прошел постепенно поднимаясь по склону, некоторые места ему уже попадались на пути, что уверило его в правильности выбранного направления. Шаман все-таки не ошибся в своих расчетах, и задал хорошую настройку телепорта. Дорогу впереди и сам перевал загораживали деревья, но Безымянный знал, что до встречи с друзьями ему осталось немного. Последний отрезок прошел в предрассветной тьме, встав пораньше, Безымянный решил сегодня же покончить с этим делом.
Из письма Мильтена, Безымянный ожидал встретить друзей на самом начале спуска с перевала в орочьи земли и решил подкрасться к ним незаметно. Идя лесом, скрываясь меж деревьев, человек осторожно пробирался к вершине перевала, метрах в десяти среди древесных стволов показалась дорога. Не выходя на открытую местность, Безымянный удвоил осторожность и прокрался вдоль дороги до самой вершины. Устроившись плашмя за крайним деревом, Безымянный осторожно выглянул из-за ствола и огляделся, цель его была уже неподалеку - часовыми являлись Лестер и Диего. Бывший послушник Болотного братства сидел лицом к Безымянному с привычным косяков в руках, Диего стоял напротив и что-то ему говорил, Горн и Мильтен по обе стороны от костра, спали на войлочных подстилках.
Со стороны не произошло ничего подозрительного, Лестер все так же сонно пускал клубы синего дыма воздух, как вдруг Диего развернулся и, достав лук, послал стрелу прямо в дерево за которым прятался Безымянный, он проделал это настолько быстро, что король даже пригнуться не успел. В шести пальцах от его лица мелко дрожа, торчало жало длиной больше ярда. Вторая стрела должна была по идее вонзиться прямо в цель, Горн и Мильтен уже поднимались и готовили оружие.

- Стойте! Это я! - заорал Безымянный из-за дерева, еще только огненного шара ему не хватало.
- Конечно, это ты, - отозвался Диего, - иначе, разговаривать тебе уже было бы нечем.
"Вот так шутить с ветеранами, и без головы недолго остаться", - подумал Безымянный, выходя из-за дерева и направляясь к друзьям.
- Вы все-таки успели вовремя, передавая письмо Сташ-Агору, я и не надеялся на подобную удачу. Регент, с армией, надо думать уже на подходе?
Диего вновь убрал лук за спину и ответил:
- Да, но то что мы здесь это заслуга Ли, как только текущие проблемы после битвы с орками были решены, он сразу же принялся готовится к следующей войне. По городам были разосланы приказы по мобилизации всех способных держать оружие, лучшие из них влились в основное войско, остальным было приказано держать оборону городов, если в этом возникнет необходимость. Как только все было готово, генерал выступил в поход, не знаю как, но он смог поладить с Тар-Хором, и тот двинулся обратно на запад вместе с людьми. Шли мы не спеша, так как Ли берег силы людей, а необходимости в спешке не было, твое письмо застало нас уже в пути, на третий день. Мы, вчетвером, отделись от остальных и поспешили тебе навстречу, еще Ватрас с нами хотел пойти, но что поделаешь, годы есть годы. Ли должен будет подойти сегодня же.
- Я ведь не зря сказал, что он справится с моими обязанностями лучше меня самого, - сказал Безымянный. Пока все идет как надо, и то что генерал окажется сегодня здесь, это лучшая новость за последние дни. Возможно сегодня-то все и решится, нам осталось лишь заглянуть в одно место - заключил Безымянный с некоторым трепетом доставая руну телепортации.
- Итак, куда мы теперь отправимся, для какой такой цели, ты собрал нас четверых, хотя даже в храм Ирдорат, ты отправился один? - спросил Диего.
- Не стоит забывать, какое у меня тогда было снаряжение, - сказал Безымянный устраиваясь возле костра, - Горн, у тебя есть что-нибудь выпить?
Наемник снял с пояса фляжку и протянул ее королю,- только без фанатизма. Неизвестно, когда еще запас удастся пополнить, а просто так сидеть и ждать скучно.
- Скучать нам не придется, - делая добрый глоток сказал Безымянный, - хорошее вино, узнаю свои собственные запасы. Я не знаю, что нас ждет, скорее всего, это будет еще один Ирдорат, только с названием Адалмунд.
- Понятно, а как далеко расположен этот Адалмунд?
- Орки создали руну телепортации, как раз к месту назначения, так что идти надеюсь не придется, а на карте это место находится, примерно там же где и Варрант, только по эту сторону гор. Обратно тоже придется воспользоваться телепортом, нужно будет успеть соединиться с Ли, до битвы, иначе, наши друзья окажутся лишь мясом для мечей валхов. У меня была небольшая стычка с ними, ушел только чудом.
- Одной руны нам мало будет, - заметил маг.
- Небольшая помощь лерграрса вкупе с добротой орков, решила эту проблему
- Кстати насчет этих существ из легенд, ты правда их видел и даже смог договориться о поддержке?
- Да, Мильтен, и тебе не мешало бы свести с ними знакомство, думаю им есть, что рассказать из области магии.
- Дай мне руну посмотреть.
Маг долго вертел ее в руках присматриваюсь к каждой мелочи.
- Ею, что костер топили? Края опаленные.
- Как-нибудь, зимним вечером я посвящу тебя в тайны создания орочих рун, а сейчас нам не следует терять времени.
- Не люблю я магию,- проворчал Горн, но раз надо, то давай, твори свои заклинания.
С некоторой неуверенностью, Безымянный взялся за камень, никаких особых инструкций, орк ему не дал, будем надеяться, что они и не нужны.

Круг света изошел из глубины руны и раздавшись в ширь, накрыл Безымянного и четверых его друзей. Достигнув своей величины, магическая аура, поднялась с поверхности земли вверх и растворилась в воздухе, унеся вместе с собой и пятерых мужчин. А где-то далеко на юге, в сожженных Солнцем землях, случайная стая шакалов, собиравшаяся поохотится, оказалась внезапно захваченной врасплох, прямо из воздуха возникшими пятью воинами, во свете магического света и треска молний. С испуганным визгом животные бросились в разные стороны, забыв и о голоде, и о том, что они вроде как хищники.
Тяжелый, знойный воздух и палящее Солнце над головой, - основные приметы Варранта, сразу показали, что магия доставила людей точно по адресу.

- Думал хуже будет,- заговорил первым Горн,- теперь что? Я не вижу ничего вокруг кроме целого моря песка.
- То, что мы ищем, должно быть уже давно погребено в волнах этого самого моря, об этом я как-то не подумал, но не зря же Белиар указал именно на это место,- немного обескуражено сказал король,- его друзья выжидательно смотрели на него, разбредаться по округе в поисках было бы бессмысленно, местность и так хорошо просматривалась.

- После твоей встречи с Тар-Хором, - сказал Диего, - в нашем лагере, ты показывал полученный от орков непонятный предмет, есть какая-либо информация на этот счет?
- Вроде как, он является ключом, снимающим магическую защиту с храмов.
- Достань-ка его, посмотрим, может что получится сделать с его помощью.
Безымянный достал из-за спины ключ и протянул его Диего, - делай с ним что хочешь, - однако, решение нашел Мильтен.
- С прошлого раза в нем кое-что изменилось, тогда этот предмет был полностью магически инертен, а теперь в нем ощущается слабое присутствие магии. Каким образом он снимает защиту с храмов?
- Втягивает ее в себя.
- Значит ворота где-то поблизости, сомневаюсь, что он вытягивает магию из всего, что находится поблизости, с ним тогда проблем не оберешься.
- Мильтен, ворота вполне могут быть по близости, даже в каком-нибудь метре-двух от нас, но под слоем песка, который и является основной проблемой, - в тоне голоса Горна, кажется проскользнули нотки взрослого человека, объясняющего ребенку что нельзя совать руки куда попало.
- Сын мой,- наставительным тоном начал Мильтен, но осекся под взглядом наемника,- привычка.
- Может тебе еще денег пожертвовать?- спросил Горн.
- Почему бы и нет, жертва во имя Инноса снимет часть грехов с твоей души.
- Это больше к нашему королю, он сильно в этом нуждается.
- Ко мне никаких претензий, сам Дарон сказал, что благословение Инноса всегда пребудет со мной, он даже золото брать больше отказался - быстро сказал Безымянный.
- Он отказался брать золото?- воскликнул наемник, словно услышал, что орки освоили кружевную вышивку.
- Можно подумать, что мы одним сбором денег занимаемся, - недовольно проворчал верховный маг круга Огня, - почему-то наша помощь нуждающимся, советы королю и участие наших братьев в почти каждой войне, сразу забывается. Некоторые всю жизнь за золото воюют и ничего.
- Да, это нормальные наемники, а вот мне больше за дружбу приходится воевать.
- Мне кажется, мы немного ушли от темы, - вклинился в разговор Безымянный, - Мильтен, ты что-то хотел сказать?
- Да, мысль многим покажется фантастичной, но откуда ты узнал название места которое нам нужно найти?
- Орк прочитал руну на карте созданной Белиаром.
- А среди изображенных здесь, ты эту руну не видишь?
- Когда эта штука попала в руки орков, они ее вдоль и поперек изучили, язык ее, им не известен, а руну на карте, Хрот-Гар прочитал сразу.
- Ты все-таки глянь повнимательней.

На одной из сторон ключа был длинный список идущих друг за другом знаков, то что прочитал лерграрс, на другой стороне были тоже руны, но каждая изображена была отдельна, и одна из них сейчас была подсвечена изнутри.
"Не зря он раньше принадлежал к демонам Белиара," - подумал Безымянный о лерграрсе: "не мог толком сразу все объяснить".
Прикоснувшись к знаку, Безымянный произнес его имя: "Адалмунд", результат проявился незамедлительно. Откуда-то, словно из-под земли, раздался глухой шум, нарастающий с каждой секундой. С широкой площади вокруг, взметнулась вверх большая туча песка в глубине которой проносились полупрозрачные тени непонятных существ, чье мелькание возводило стены и башни огромного здания. Чем больше проходило времени, тем четче становились границы храма: "Ксардас, вероятно, подобным же образом возводил свои башни", - подумал Безымянный.
Что служило материалом для постройки здания осталось неизвестным, вряд ли песок, у короля создалось чувство, что сам храм и те кто его строил дожидались своего часа в другом месте, возможно даже не в этом мире.
По мере того как постройка близилась к завершению, Безымянный осознавал всю масштабность этого сооружение - творение самих богов и тех кто им служил. Все ожидали увидеть здесь очередной храм. Но сейчас начали закрадываться некоторые сомнения на этот счет. Сам вид, размеры, выдавал цель существования предназначенную для служения кому угодно, но только не людям, даже окажись этот храм в реальном мире на неограниченный срок, он был бы никому не нужен. Несмотря на абсолютную неприступность храм этот или скорее крепость, не была бы заселена ни орками, ни людьми, даже находится в этом месте было слишком тягостно, каменная громада давила бы своей тяжестью на каждого кто осмелился бы поселиться в ней. В ширину больше двухсот шагов с двустворчатыми воротами высотой футов в сто защищенными двумя возвышающимися над ними башнями.
На стороне обращенной к людям, огромным полотном развернулась сцена какого-то события. Присутствовали в основном три цвета, или вернее три воплощения сущностей божеств Инноса, Белиара и Аданоса. Море, бесконечная водная гладь, сталкивающаяся с морем огня над которыми возносилась непроглядно черная тьма, Творца Ночи.
- Памятник возведенный Братьями в честь их победы на Стихиям, - тихо сказал Безымянный, не заметив, что свои мысли он начал выражать вслух, - теперь понятно, почему именно здесь разыгралась их собственная война. Иннос и Белиар хотели уничтожить, то что напоминало им о временах не разрушенного братства. Однако не смогли этого сделать, созданный Тремя, он Тремя же и должен был быть разрушен, однако, Аданос остался в стороне от ссоры, и по сию пору хранит баланс в этом мире, не давая никому из братьев уничтожить другого.
Каждый из Трех должен был иметь ключ которыми были закрыты врата Адалмунда, почему же, для открытия достаточно только одного? Остальные дали на это добро?

Возрождение Адалмунда произошло быстро, всего за полчаса, на ровном покрытом песками месте появилось здание в котором вполне могло поместиться довольно большое поселение людей. Но ворота оставались по прежнему закрыты. Ключ больше не выказывал новых свойств, Безымянный даже стучал им по воротам, сперва слабо, а затем изо всех сил, с нулевым результатом. Отрывать ворота которые весили десятки тонн вручную, было даже пытаться бессмысленно, ответ был снова в магии, но вот только как его найти? Горн по этому поводу высказался в своей обычной манере:
- Если судить по размерам, то замочная скважина должна находится футах в пятидесяти над нами, жаль, что Белиар не предоставил тебе в комплекте с ключом складную лестницу.
Возможно ответ был в самих воротах, но поверхностный осмотр не выявил никаких зацепок. Цель была поблизости, на расстоянии вытянутой руки, но оставалась по прежнему не достижимой.
Посовещавшись, все разошлись по округе, возможно ответ лежал в самих воротах, стенах или башнях, а может даже скрыт в песке перед строением, не стоило забывать, что крепость была совсем не маленькой, и судя по размерам ее хозяева тоже должны быть не из карликов.
Один только Лестер после нескольких минут поиска, достал самокрутку и устроился на камне, спокойно наблюдая за стараниями своих друзей.
- И когда ты оставишь свою пагубную привычку?, - спросил Мильтен.
- Сразу, как только наш общий друг, прекратит таскать нас по всем самым опасным местам мира, - отозвался, бывший послушник Болотного братства, зажигая очередной косяк, - только в таком состоянии у меня не хватает ума свалить от вас подальше.
- Значит ты все-таки признаешь, что болотник на тебя влияет отрицательно?
- Ну почему, к примеру, я вот уже пять минут знаю как пройти внутрь храма, а вы вчетвером до сих этого не поняли.
- Так что ж ты молчишь, укурок!, - проревел Горн.
- Ты так забавно в земле ковырялся, что не хотелось тебе мешать, - отозвался Лестер, делая очередную затяжку, - наемник работающий, не каждый день увидишь такое зрелище.
- Знаешь, болотник бросивший курить, явление еще более редкое, но у тебя появляется шанс стать им.
На эту угрозу, шутливую или серьезную, Лестер ответил еще один клубом сизого дыма, спокойно глядя в глаза наемника. Опережая Горна, который вполне мог начать процесс перевоспитания, Безымянный поспешил задать вопрос:
- Так как же нам открыть эти проклятые ворота?
- Подождать немного, пока ключ не вберет в себя всю магию, я, конечно, не верховный маг, но кое-что понимаю, когда храм только что появился, узоры на воротах сияли так, что глазам было больно, а сейчас уже немного тусклее. Я стоял дальше вас, по этому мне было виднее, но догадаться мог бы ты и сам, ведь тебе ясно сказали, как действует ключ. Не думаю, что Белиар, сделал бы что-нибудь с браком, по крайней мере я надеюсь на это.
- Правда, - сказал Безымянный, бросив взгляд на крепость, - я об этот не подумал, тогда подождем и воздавая должное мудрости нашего друга отопьем по глотку доброго вина, которое Горн собирается выпить в одиночку.
- Пьяница, - едва не поперхнувшись, ответил наемник, пуская фляжку по кругу.

По всей видимости Лестер оказался прав, вскоре и все остальные заметили, что врата теряют свою силу, становясь по виду обычным серым камнем. Полностью лишившись державшей их магии, створы начали медленно открываться вовнутрь, давая доступ внутрь крепости.
Открывшийся коридор, высотой под стать воротам, казался дверью в саму ночь. После ослепляющего Солнца Варранта, тусклый свет светящихся камней, расположенных вдоль стен, разгонял сумрак не лучше звезд в новолуние. И первые несколько минут пути, продвижение было очень медленным, даже Свет зажженный Мильтеном не очень помогал, но через некоторое время глаза людей привыкли к полутьме и они наконец смогли оглядеться.
Безымянный с друзьями находились огромном пустом зале, это было не удивительно, учитывая кто это построил. Вряд ли бы Адалмунд был наполнен статуями и сценами древних битв, как это сделал бы человеческий повелитель, желающий оставить потомкам память о своих победах. Нет, этот храм, памятник, крепость, или то чем он являлся на самом деле, к людям не имел никакого отношения, и изначально преследовал свою собственную цель, известную лишь Трем братьям. Сейчас люди были допущены на короткий срок, с тем чтобы забрать, что им предназначалось, после чего им следовало бы покинуть это место, оставив его и дальше жить своей жизнью.

- Не густо, - сказал Горн, - я не вижу здесь ничего, что можно было бы забрать.
Зоркий глаз Диего, выхватил какие-то новые детали помещения:
- Возможно ответ находится в том коридоре у противоположной стены.
Больше приметных мест в зале не оказалось, поэтому все, не сговариваясь, двинулись через храм, путь оказался не близок, в длину первый зал оказался ярдов триста,
Единственный коридор в сплошной стене, был вполне нормального человеческого размера, заглянув в него можно было увидеть, что через несколько шагов ровный каменный пол сменялся ступенями ведущими вглубь храма.
- Кажется, это место является обособленной частью, - заметил маг, - обратите внимание, на каменную кладку коридора. Она выглядит очень старой, не как первый зал, и камень здесь простой, из которого мы сами возводим свои крепости. Да и вообще здесь чувствуется рука людей, а не тех неведомых создателей которых мы видели вначале постройки.
- Чего гадать, идти-то все равно больше некуда, а кто все это построил и зачем, боюсь мы уже никогда не узнаем, - сказал Горн, - давайте отложим все разговоры на потом, сейчас нам нужно как можно быстрее закончить дела здесь и вернуться к Ли, в противном случае, возвращаться будет не к кому.

Начался долгий спуск, лестница была довольно широкой и Безымянный, Горн и Диего шли трое в ряд безо всяких затруднений, Лестер и Мильтен были в арьергарде готовые при необходимости оказать поддержку. Безо всяких предварительных договоренностей все шли именно таким образом, лучшие воины должны были принять на себя первый натиск в случае чего, пока маг будет готовить свое заклинание, а Лестеру предназначалась роль прикрывать Мильтена на случай если опасность возникнет позади. По мере продвижения становилось понятно, что сейчас они продвигались в постройке созданной именно людьми, следов вечного камня не было и в помине, потолок и стены пересекали тонкие трещины.
Уже позабытое чувство опасности, охватило Безымянного, когда кольцо Ватраса, вновь напомнило о себе. Кто это еще мог быть, сомневаться не приходилось. Мимолетное воспоминание о первой встрече с валхами, когда его заметили практически мгновенно несмотря на кольцо, заставило его ожидать встречи каждую секунду, но пока все было тихо. Может во владениях богов, слуги Хранителей чувствовали себя не так уверенно?
- Готовьтесь к бою, - бросил он друзьям, - Мильтен, Лестер отступите вниз, Горн, Диего, поможете мне удержать лестницу.
Бывший командир воров, покачал головой:
- Лучше иди дальше, а мы постараемся выиграть время, тебе предназначено сокровище храма, никто другой взять его не сможет, а без него битва будет проиграна.
Безымянный лихорадочно соображал, ища выход из ситуации, при этом постоянно ожидая увидеть приближающиеся тени валхов. Что с ним, что без него, схватку даже против одного из валхов людям не выдержать и времени все равно не достанет, чтобы дойти до конца, но в любом случае, бросать друзей здесь он не собирался.
- Мильтен, сможешь обрушить потолок?
- Ты с ума сошел! - сказал Горн, - иди вниз, не теряй времени.
- Или все, или никто, - твердо заявил Безымянный, пресекая любые возражения, - Мильтен, так сможешь или нет?
- Попробую, - неуверенно отозвался маг, - отойдите назад.
Четверо сразу последовали его совету, маг подняв руку вызвал огненный шар, и бросил его в потолок коридора, затем еще несколько раз, шары сталкиваясь с камнем громко взрывались, потом Мильтен убрал руну и достал свиток, ледяное копье ударилось в раскаленный камень, мгновенно испарившись при соприкосновении с породой, осколки магического льда превратились в облачно белого пара, потом послышался громкий треск и часть старого потолка не выдержав, с грохотом обрушилась вниз завалив проход. Какую-то секунду казалось, что обвал продолжится дальше и обвалит коридор полностью, но не доходя до людей шагов десяти камнепад прекратился. Мильтен что-то прошептал и неуловимым жестом поменял камень с руной. Тонкий луч ударил в завал и покрыл камни полупрозрачным оранжевым покрывалом, в пещере стало ощутимо теплее, через несколько секунд Безымянный увидел, как камни словно покрылись слезами, а затем поплыли, сливаясь в единую массу.
- Это их задержит ненадолго, - сказал маг Огня.
- Как сами-то обратно выберемся? - спросил Горн.
- Об этом позаботятся наши враги.
Со стороны выхода послышался глухой удар, и стены сотряслись, мелкой крошкой посыпались осколки камней.
- У них видимо тоже есть свой Мильтен, - сказал Диего, не будем время терять, еще неизвестно сколько идти нужно, на Ирдорате и то проще было.
- Ага, - живо отозвался Безымянный, - еще только дракона в конце не хватает.
- Я бы не отказался посмотреть на живого дракона.
- Тогда тебе, Горн, надо было идти со мной до самого конца Крепости в скалах, уж насмотрелся бы, а не на орков пялится!
- Да вот, не хотелось нашего Избранного работы лишать.
- Вряд ли, мне это грозит, - произнес про себя Безымянный.
Удары обрушивающиеся на завал постепенно затихали вдали, спуск шел еще значительное время, но вот закончился и он. Лестница, наконец, вывела в ровный коридор, за которым открывался очередной зал, гораздо меньше прежнего, но более значительному по содержимому.

- Боги почтили своим присутствием это место, созданное людьми для них, - высказал мнение по поводу увиденного Безымянный, - кажется это самое первое святилище созданное людьми в честь Братьев, и создано оно, еще до их ссоры, возможно даже теми кто сражался на стороне богов против Стихий. Но только само помещение выполнено человеческими руками, статуи если это статуи принесены сюда извне. Видимо, Трое не хотели, чтобы место было когда-нибудь разграблено "случайными прохожими", и сделали его частью Адалмунда, больше не прикоснувшись к нему, позволяя существовать и стареть ему как и полагалось.
Первая и последняя комната святилища представляла собой круглый зал освещенный камнями вложенными в стены, посередине три статуи, они были не на тронах, а стояли вокруг висящего в воздухе шара.
Мильтен шагнул вперед, но его удержал за плечо Диего.
- Нам лучше остаться здесь, дальше он пойдет один.
- Мы останемся здесь, и подождем тебя,- сказал Горн,- если что-то пойдет не так, то мы по полной спросим с трех твоих приятелей.
- Аданос решил раскрыть свое инкогнито, - первым делом сказал Безымянный подходя к пьедесталам, однако его ожидало разочарование, троекратное причем, за исключением общих очертаний человеческих фигур, ни на одной из статуй нельзя было разглядеть отдельных черт. Лишь один предмет, у каждой статуи выделялся четко, не являясь прямым ее продолжением. Огненная статуя Инноса была закована в серебряные с черным доспехи, у Белиара за спиной висел черный меч, а статуя Аданоса, единственного у которого не было меча, а только посох, содержала в себе пояс.
Три статуи, не как маги в монастыре Хориниса, Трое были изображены стоя на пьедесталах вокруг висящего в воздухе шара, к которому каждый из них протягивал ладонь. Инноса принято называть старшим, но здесь все трое были изображены равными, как делающими одно дело. Четвертый пьедестал был пустым. Когда Безымянный заметил это, по его спине пробежал холодок, не часто с ним такое случалось, но вид камня на котором должен кто-то находится почему-то поверг его в трепет. Он понял, что возможно сейчас произойдет и не испытывал от этого ни малейшей радости.
- Не уходите, я не задержусь, - сказал Безымянный вступая в круг. Едва он сделал это, как почувствовал, что на него обращен чей-то взгляд, взгляд могущественных и древних существ не подвластных и не понятных человеку. Безымянный стоял прямо не сутулясь и твердо смотрел перед собой, напротив него стояла статуя Инноса, каменное изображение владыки было выше человека, но со стороны казалось, что они одного роста.
Полупрозрачное сияние, трех переливающихся цветов, окружило каменное возвышение, скрыв происходящее от посторонних глаз неровной рябью и не пропуская ни звука наружу.

Безымянный слово сдержал, всего через десять минут, барьер исчез, а вместе с ним, растворившись в воздухе исчезли и три статуи, оставив после себя несколько предметов. Король жестом, пригласил друзей подойти поближе, сам он разглядывал странный меч.
- Это же..., - произнес Мильтен, как самый внимательный, - меч который был в руках Белиара!
- Повелитель Смерти, - отозвался Безымянный, вертя клинок в руках, - воплощение его могущества и теперь он в наших руках.
- А остальное что тогда, - спросил Горн, - показывая на какие-то доспехи и пояс.
- Латы Защитника Жизни и пояс Хранителя Равновесия, то же самое для Инноса и Аданоса, что этот меч для Белиара, это их дары мне и этому миру. Прощальные дары, - чуть погодя добавил воин, - разговор был не долгим, но я узнал все что хотел. Орк не ошибся, - сказал Безымянный для себя, припомнив слова Хрот-Гара.
- Что значит Прощальные Дары, - спросил маг Огня.
- Значит, что боги покинули этот мир, добровольно. А меня, - Безымянный криво усмехнулся, - хотели поставить на свое место. Но я отказался от этого, поступив по-своему. У нас как всегда мало времени, скоро начнется решающая битва, но мое присутствие теперь окажет гораздо меньше влияния. Напоследок Трое оставили большую часть своих сил в этом мире, чтобы не произошла катастрофа, Им надоел этот мир и бессмысленная междоусобная война, которая совсем недавно едва не уничтожила их самих. Ослабив настолько, что боги стали уязвимыми для своих злейших врагов.
- Тогда зачем они оставили тебе свои дары, а не забрали их с собой.
- Долг вернули, за прошлый раз. Благодаря мне, Трое поняли, что по отдельности ничего толково сделать не могут. В первый раз это произошло, еще при битве с Хранителями, когда каждый наделил меня своей силой, только так, я мог встретиться с этими тварями, и только объединив свои силы во мне Трое могли надеяться на победу.
Долгое время они теперь проведут на свободе, восстанавливаясь, прежде чем вновь будут способными создать нечто подобное как этот мир.
Эту новость все встретили молчанием, которое первым нарушил Горн:
- Как я понимаю, они решили уйти культурно через дверь, а не вылететь в окно, - сказал он.
- Наверное ты прав, - рассеянно отозвался Безымянный, -

Не время было предавать размышлениям, сняв свое старое снаряжение Безымянный сложил его каменном возвышении, между двумя пьедесталами.
- Не желаете доспехов с королевского плеча?
- Сам донашивай свои обноски,- сказал Лестер.
- Ну как хотите, пусть тогда они лежат здесь и ждут следующего Избранного, - смеясь сказал Безымянный, поднимая латы Защитника жизни.
Щит в комплект не входил, с такой защитой, никакой необходимости в нем не было. Сняв легкие доспехи и оставшись в простой одежде, Безымянный облачился в латы Защитника Жизни. Никаких затруднений с этим не возникло, это не паладинская броня или броня охотника на драконов сделанные людьми. Легкую кольчугу сплетенную из серебряных колец, покрывали перекрывая друг друга тонкие пластины. неведомым образом соединяясь с собой, ни заклепок, ни следов сварки видно не было.
Доспех был полным, полностью закрывая воина с головы до пят, в руках Безымянного части доспеха отделились друг от друга позволяя одеть их на себя, только оказавшись на своем месте нужная часть доспеха, словно вторая кожа сама закреплялась на одежде человека не стесняя его движений. Черные и серебристо-белые пластины на груди доспеха образовывали рисунок, правда, понятный лишь самому Инносу. В самом центре знака, ярким огнем горел красный камень, напомнивший Безымянному Глаз Инноса, но этот был больше и ярче, словно не Глаз, а Сердце. Заключал облачение кольчужный капюшон, с металлической полумаской для защиты лица.
Переэкипировка не заняла и пяти минут, для сравнения, на то чтобы одеть другой тяжелый доспех у Безымянного уходило минут сорок, там каждый ремешок следовало подтянуть и проверить, малейшая небрежность потом в бою могла стоить жизни.
Повелитель смерти, был совсем не похож на Коготь Белиара, ни внешне, отличаясь простотой, ни своим действием. Коготь разрушал все к чему прикасался, Повелитель, попросту отнимал жизнь. Во всем мире, не было существа здоровья которого хватило бы на два пропущенных удара. Особое внимание на себя обращал клинок, тонкий непонятного цвета, если посмотреть на ребро, то вовсе не различимый. Лезвие отражало любой предмет, но посмотрев на собственное отражение, Безымянный заметил, как оно постепенно тает в глубинах меча. То же самое происходило и с остальным, что отражалось в лезвии.
"Странно, посмотрим, как он поведет себя в бою. Надеюсь не расколется при первом же ударе".
Несмотря на бесплотный вид, в руке ощущалась приятная тяжесть, как от королевского меча, оставленного Безымянным в лагере.
Повелитель Смерти можно было держать как одной так и двумя руками, идеальный вес, баланс и длина клинка, меч был словно продолжением руки Безымянного, так ладно он лежал в ладони.
В перекрестье была вделана черная жемчужина, с виду самая обычная, каких Безымянный за свою жизнь встретил не мало, приятные вещицы, многие из них осели в кошельках богатых граждан, немного лежало в королевской сокровищнице, а эта чем-то приглянулась самому Белиару. Камень и являлся основным источником силы для меча, так же как и для Уризеля, но обладал гораздо более широким набором возможностей нежели просто разрушать, не зря же Хранители так добивались его получить. Ножен к мечу не полагалось, по привычке, Безымянный заложил его за спину, но вместо того чтобы упасть меч прилип к спине, успокаивающей тяжестью.
Последним Безымянный одел пояс Аданоса, который в отличии от своих братьев не гнался за внешностью, самый обычный пояс из добротной кожи со стальной пряжкой, единственным украшением был сапфир цвета морской волны.
Только полностью облачившись в дары богов, Безымянный почувствовал всю мощь Трех объединенную в его руках. Во второй раз в своей жизни, Безымянный оказался равен Сильным этого мира, и не только по свободе выбора, но и по силе. Человек держал в руках силу способную перекроить целый мир, стать единым его правителем. И для чего? Во второй раз в своей жизни, Безымянный был равнодушен, к тому чем обладал.
Грустно улыбнувшись каким-то своим мыслям, Безымянный, прикоснувшись к камню в латах извлек его, тоже самое он проделал и с поясом и мечом. Подойдя к пьедесталам, на которых тысячи лет до сегодняшнего дня стояли три статуи, он возложил камни на прежние места, глядя как поднимаются столбы света окутывая висящий в воздухе шар своим сиянием.
"Ксардас бы не понял, а жаль".
- А с тобой, что теперь будет, - спросил Диего.
- Мне хватит, - отозвался Человек, - иначе все было бы слишком просто. Кстати, помнишь, не так давно ты задавал мне вопрос, не надоело ли мне быть единственным кем можно пожертвовать? Я тебе еще тогда обещал на него ответить. Так вот, мне тоже приходили в голову такие мысли, но на самом деле, меня никто, никогда, никуда не отправлял, если бы я решил поступить иначе, то поступил бы именно так как посчитал бы нужным. Я не был тем кем можно пожертвовать, многие думали, что я исполнял их волю, но даже если я и выполнял порученную работу, то только потому что считал, что должен ее выполнить. Я не был пешкой, я не являюсь королем, который является самой слабой фигурой, которую постоянно приходится защищать. Можно считать меня избранником богов, мне все равно, только я знаю, причины своих поступков и чего я добиваюсь на самом деле. Судьбе не найти того чьего имени она не знает, а те кто знал как меня зовут уже давно мертвы и я считаю, что пусть так останется и в дальнейшем, а пока это так, я сам прокладываю свой путь.
- А долго ты собираешься его так прокладывать?
- Пока не дойду до конца, каким бы он ни был, - с улыбкой ответил Безымянный, - и мне почему-то кажется, что вы пройдете его вместе со мной.
- Пора курить бросать, - сказал вдруг Лестер, - и валить от вас подальше, - но было видно, что он это не серьезно.
- Да куда ты от нас денешься, - дружески хлопнув его по плечу сказал Горн, - но бросить курить, я тебе так и быть помогу.
- А что теперь станет с миром? - спросил Мильтен, - боги покинули его, но я по-прежнему ощущаю в себе магию.
- Теперь все будет, - но ответить Безымянному не дали, все-таки преодолев завал, хоть и проделав это с большим опозданием, валхи подходили к святилищу.
- Я имею честь, познакомить, вас друзья мои с нашими врагами, - сказал Безымянный, вновь доставая меч.
- Наконец-то, хоть увижу из-за кого столько шума, - Горн последовал примеру и достал свой привычный топор, остальные тоже подготовились к бою.
- Вообще-то, я считаю, что мы как можно скорее должны оказаться рядом с Ли, - сказал Диего, - почему бы не воспользоваться телепортом?
- Здесь есть еще одно дело, которое я могу закончить, только покинув стены этого святилища, - сказал Безымянный.
Несколько секунд ожидания, а затем из коридора вышли шесть человек, или валхов, пятеро встали в неровный ряд, шестой вышел вперед, видимо главный. В отличие от остальных, он отличался наличием доспехов, не полных, но мантия валхов, была прикрыта стальным панцирем, также имелись наплечники и наручи, легкий шлем закрывал лицо. Безымянному не пришлось долго гадать, кто это сейчас перед ним.
- Безымянный герой, полагаю, вот мы встретились как мы есть.
- А ты, как я понимаю, герой Безликий, - отозвался король.
- Безымянный и Безликий, - хорошее сочетание, разве не находишь? Но ради тебя, я все-таки подниму забрало.
- Ну да, еще героя без мозгов не хватает. Со шлемом или без, я тебя и так узнал Нейрод, только зачем ты здесь? И почему ты предал людей, перейдя на сторону Хранителей?
- Какие-то они дохлые, - сказал для себя Горн, присматривающийся к врагам.
- Я не предавал людей, наоборот я хочу избавить нас от извечного рабства. Этому миру не нужны боги, люди давно уже вполне способны встать на ноги и идти дальше сами.
- Рабами являются те, кто этого желает. Вот это место построили тоже люди, такие как мы, и они были свободны. Не надеясь ни на богов ни кого другого, они умели уживаться со всеми, и не боялись ни кого. Когда к ним приходила война они не начинали реветь: "О, Иннос, мы же исправно служили тебе, почему ты подвергаешь нас таким испытаниям? Ах, значит ты не хочешь помогать нам, тогда мы обратимся к другим, кто поможет". Словно он или кто другой из Братьев, что-то должны людям. Тысячу лет назад, Троим пришлось сражаться со Стихиями, вместе с лерграрсами к ним пришли к ним помощь наши предки, не потому что хотели что-то получить от них, или потому что боялись, просто посчитали, - Братья правы, а те нет и помогли им, поступили как сами посчитали нужным. Те кто захотел, сами поставили себя в положение рабов, другие остались свободными и продолжили самостоятельно прокладывать свои пути. Ну изгнал бы ты богов, потом изгнал Хранителей, и что? Ты стал бы лучше? Лучше сумей остаться собой в любых условиях, кто бы или что не стояло у тебя над душой.
Последние несколько лет, мне постоянно приходилось встревать в самые разные ситуации, я поступал как считал правильным, иногда спрашивал помощи у Братьев, иногда у Хранителей, помогали хорошо, нет, ну и ладно. Я просто шел дальше.
Сказав все это Безымянный замолчал, не часто ему приходилось так много разговаривать, но ситуация этого требовала, потом он еще добавил:
- К тому же, Боги покинули этот мир, чего вам еще не хватает? Нейрод, ты же этого добивался - свободы? Те из людей, кто захочет и дальше продолжить путь служению Огню, Воде или Тьме, могут это делать, поскольку сила богов осталась в этом мире и будет теперь вечно в нём циркулировать, все останется без изменений, служение той или иной силе будет усиливать ее, баланс сил будет таким, какой его определят люди. И все это без надзора со стороны богов. Так чего тебе еще надо?
- Мне не нужны чьи бы то ни было подачки, я хочу уничтожить наследие твоих хозяев...
- Чтобы в этот мир смогли прийти твои? Или еще кто похуже? Пойми наконец, думая что сам по себе, ты пляшешь под дудку Хранителей, поверь, я сам какое-то время назад исполнял их волю, сам того не зная, а когда выполнил, что они от меня ждали, то был сочтен слишком опасным, и меня попытались убить. Хранители не люди, и они отстоят от нас еще дальше чем даже орки, когда ты выполнишь свою миссию от тебя избавятся точно также. Думаешь им люди нужны, в этом мире? Оглянись назад на своих союзников, такой же ты хочешь видеть свою дочь?
- Это не для всех, я же не захотел стать таким.
- Тогда, только ты станешь не нужным, от тебя избавятся, им нужны только рабы.
Вместо ответа Нейрод опустил забрало на лицо, Безымянный поступил так же.
- По-хорошему все-таки не получилось.
Но только валхи обнажили мечи, как с пьедесталов поднялась волна магического света, и разошлось по всей комнате.
- Волна Смерти! - выдохнул Мильтен, первый определивший вид магии надвигающийся на них.
"Видать ловушка, оставленная на всякий случай",- подумал Безымянный.
Сквозь людей волна прошла безвредно, но по созданиям Хранителям она ударила во свою разрушительную мощь. Безымянный уже видел в действии - это, одно из самых мощных из существующих заклинаний. Черно-фиолетовый туман, вроде бы не быстро, но неотвратимо разошелся по комнате, окутывая собой каждый предмет, до которого он мог дотянуться вытягивая из него жизнь. Никто не успел среагировать. Особое внимание заклинания привлекли валхи, в их тела туман словно впивался, как голодный зверь добравшийся до добычи. Мечи из неизвестного металла сгорали в этом заклинании как свечи, от произошедшего даже Горн, был слегка потрясен.
- Видать боги и впрямь сильно не любят Хранителей,- только и сказал он глядя на безжизненные тела.
"Следовало ожидать, - подумал Безымянный,- статуи Хранителей охраняли орков, так, что малейший удар по ним вызывал молнию, а это место является средоточием силы богов, почему бы здесь не действовать похожим законам?"
Из всех в живых остался только Нейрод.
- Не будь идиотом,- сказал ему Безымянный,- у тебя даже меча не осталось. У меня нет никакого желания просто так убивать людей,- сказал Безымянный,- если дашь слово, что отречешься от своих хозяев, то мне этого будет достаточно.
- Так просто? - с усмешкой отозвался Нейрод.
- Да, так просто, а после ты возьмешь мой старый меч, и будешь сражаться на нашей стороне против валхов. Битва уже наверное началась.
Нейрод скрестил руки на груди и ответил:
- Я не стану так поступать, делай со мной что хочешь.
- Ладно, я этого ожидал - Безымянный достал руну и скастовал заклинание.
- Мог бы и предупредить, - проворчал Горн, после телепортации.

Все, вновь оказались перед вратами Адалмунда, по прежнему распахнутыми настежь, Безымянный, первым делом, взял Ключ Белиара и бросив его на землю, ударил по предмету своим новым мечом.
Раздался громкий хлопок, едва не оглушивший находящихся по близости людей, из разрубленного ключа, вырвалась яркая вспышка накопленной магии и устремилась к воротам, снова наполняя узоры жизнью. Створы начали медленно закрываться, и одновременно с этим, сам Адалмунд становясь прозрачным, исчезал, растворяясь в воздухе.
- С этим делом покончено, больше никто не сможет проникнуть в святилище, ключ Белиара уничтожен, а остальные находятся у своих хозяев - сказал Безымянный, едва лишь исчезло всякое напоминание о храме, - теперь, что касается тебя Нейрод. У меня к тебе последний вопрос: твоя дочь, тоже служит Хранителям?
Нехотя охотник ответил:
- Она еще слишком молода, я только подарил ей свой меч, чтобы он служил ей талисманом и защитой. Какое это имеет значение?
- Может и никакого, - ответил Безымянный обдумывая что-то, а Горн и Диего понимающе переглянулись между собой, - раз ты отказался выступить на нашей стороне, то поступай как знаешь, я оставлю тебя здесь. Нам же нужно успеть к битве.
С того самого момента, как он предложил жизнь Нейроду, кольцо Ватраса начало понемногу остывать, пусть охотник и не принял милосердие короля, но опасности он больше не представлял.
Нейрод усмехнулся:
- Вновь выпросив сил у своих хозяев, ты собираешься идти в бой против нас, сам ни на что не способный.
- Ни я, и ни кто из моих людей не воспользуется большим чем у него было, это вы лишитесь поддержки Хранителей и встретитесь с нами какие вы есть. Высвобожденное мной могущество Трех, ограничит присутствие Творцов и еще более уменьшит их способность воздействовать на этот мир.
И вот еще что, я ничего не выпрашивал, боги сами, добровольно, оставили этот подарок, наверное, от большой любви к вам.
На это Нейроду опять нашлось бы что сказать, но Безымянный больше не собирался тратить время на слова, его и так было много потрачено. Достав второй рунный камень, Безымянный перенес себя и четверых друзей к перевалу, где должна была произойти решающая битва.

Легкий ветерок показался пронизывающим насквозь, после иссушающей жары пустыни, оглядевшись вокруг, Безымянный с удовлетворением узнал местность. Они находились как раз там где нужно - у самого подножия перевала возле леса. Безымянный еще в прошлый раз приметил эту очищенную от деревьев область, больше нигде в округе невозможно было принять сражение. Сам перевал, благодаря своей узости и расположению, послужил бы очень хорошим местом для защиты, но имея орков в качестве союзников приходилось думать только о нападении.
Сама битва шла в каких-то двухстах шагах от вновь прибывших, насколько Безымянный мог разглядеть для людей и орков она происходила не очень благоприятно. Левый фланг составляли паладины, наемники и те кого успел собрать генерал, правый держали орки под командованием Тар-Хора, центра не было вообще. Ли, наверное, не мало времени убил пытаясь привить оркам элементарные понятия тактики людей, не возможно даже было представить сколько терпения ему пришлось проявить. Будь там Безымянный, ему было бы проще, все же король успел обзавестись достаточным авторитетом среди орков, а так, генерал, пусть даже и ветеран двух десятков лет войн, имел на орков крайне мало влияния. Махнув рукой, он предложил каждому сражаться порознь, в надежде, что орки после своей лобовой атаки, отброшенные валхами, смогут восстановить порядок в своих рядах, и что люди обеспечат оркам достаточно времени для этого.
Сейчас шла схватка на истощение сил, люди и орки стояли твердо, не отступая, но постепенно их ряды становились все реже.

- В твоих доспехах и оружии сохранилось сколько-нибудь силы? – спросил Мильтен, - просто я не думаю, что пять человек смогут сильно повлиять на исход сражения.
- Теперь, это всего лишь, лучшие латы и лучший меч во всем этом мире, - сказал Безымянный, доставая измененную лерграрсом руну Свет, - но я не собираюсь атаковать впятером.
Как и говорил ему лерграрс, человек обычным образом использовал руну, но ничего не произошло, даже магического огонька над головой не появилось. Повтор операции, также ничего не дал.
- Думаешь, здесь недостаточно светло - совершенно серьезно заметил Горн.
- Вообще-то, я надеялся на более конкретный результат, - слегка обескуражено ответил Безымянный.
- На вот на такой, примерно? - раздался позади глухой, низкий голос.
Все пятеро резко обернулись, правда, только один Безымянный спокойно отреагировал, на небольшой отряд лерграрсов, совершенно бесшумно вышедших из леса. Трое воинов и маг сразу потянулись за оружием.
- Успокойтесь, это друзья!
- А ты точно уверен в этом? Судя по виду, для них больше подходит роль самих Хранителей, - произнес Горн, продолжая держать топор наготове.
- Будь это так, нам не было бы нужды разговаривать с вами, - вмешался в разговор один ближайших лерграрсов.
По виду все они походили друг на друга как родные братья, лишь немного отличаясь размерами и цветом кожи, но того с кем Безымянный говорил в прошлый раз, он узнал сразу.
- Ты сдержал обещание, но как вы успели подойти так быстро?
- Сразу после нашей встречи, я начал сбор, и здесь ты видишь всех кто смог подойти за это время. Наблюдая за твоими друзьями, мы прятались в лесу и ждали твоего сигнала, и вот мы здесь. Кажется у людей и орков дела идут не очень хорошо.
- Поддержим наших, - сказал Безымянный.
- Какие воодушевляющие слова ты произнес, - отозвался Горн, - без них я бы никак не смог решиться отправиться в бой.

Вид маленькой армии, которую повел Безымянный, поверг в шок, как людей, так и орков, но не надолго, так как времени, чтобы удивляться у них не было. И битва закипела с новой силой. Касательно валхов трудно было что сказать, возможно они совсем эмоций не испытывали, по крайней мере не выказали даже признаков страха, когда обошедшая слева отряды людей, армия монстров под предводительством пятерых людей обрушилась на них.
Первоначальное замешательство сменилось надеждой, когда генерал понял, кто это мог быть, среди расположений людей раздались радостные крики, приветствующие своего короля. Призвав воинов удвоить усилия, Ли повел свою армию в решительную атаку, а следом за людьми, стараясь ни малейшем им не уступать, перешли в атаку и орки.
Лерграрсы, вспомнив кем они были когда-то, сражались как демоны, их было немного, не больше тридцати, но каждый стоил десятков лучших воинов людей. Практически неуязвимые для обычного оружия, они были плохо защищены от оружия валхов, синие клинки вспарывали кожу нанося глубокие раны. Кое-то из них погиб, закончив тысячелетний жизненный путь в очередной битве против своего древнего врага. Но в основном гибли валхи, разрываемые когтями и неестественной силой существ.
До прихода Безымянного, исход битвы был еще не ясен, с его появлением, он начал склоняться в сторону людей и их союзников, несмотря на это, валхи, с мрачным упорством продолжали драться, не пытаясь не отступить, ни бежать, до последнего, пытаясь убить как можно больше своих врагов. И им это хорошо удавалось, даже лишенные большей части покровительства Хранителей, каждый из них превосходил любого воина противоположной армии. Только пятерым, никто из валхов не мог противостоять, видимо Безымянный все же ошибался, и часть силы осталась в дарах богов. А может, причина была в нем самом, но как бы то ни было, наряду с лерграрсами они проходили сквозь ряды врагов.
Защищенный броней, Безымянный шел вперед не останавливаясь, разя всякого врага встававшего на его пути, Повелитель Смерти, одинаково легко рассекал, как доспехи, так и оружие валхов. Его друзья дрались рядом с ним, гораздо более уязвимые чем он, но не желая отставать ни шаг прикрывали его с боков. Никто себя не жалел, никто не был абсолютно защищен, каждый сражался как он есть. Также, не было и предложений о переговорах, все до единого, валхи, полегли на поле боя.

- Знатная была битва, - сказал Горн, вытирая пот с лица, на наемнике было несколько ран, но, ни одна из них не угрожала его жизни, - в Колонии было гораздо скучнее.
- Старые добрые дни, - заметил Диего.
- Странные существа люди, - усмехнулся Безымянный, - как все хотели выбраться из той проклятой Колонии, а теперь сожалеем о "старых, добрых деньках".
- Если в твоем прошлом не о чем сожалеть, если ты не хотел бы часть пережитых дней пережить снова, то много ли стоит такая жизнь?
- Предпочитаю смотреть вперед, каким хорошим бы не было прошлое, его уже не вернешь, именно это я имел ввиду.
Диего не стал отвечать, остальные тоже промолчали, о чем бы каждый не думал, все остались при своем мнении.
- Вы-то как? В порядке? - обратился Безымянный к магу и Лестеру.
- Более-менее, ты как магнит врагов притягивал, - на нас особо и не замечали, - сказал Мильтен, хотя судя по состоянию его мантии, он явно скромничал, вниманием валхов никто не был обделен.
- А вот состояние нашей армии не очень, - маг огляделся по сторонам, - посмотри вокруг, хорошо, если выжила половина.
Безымянный откинул кольчужный капюшон, подставив лицо прохладному ветру, горечь от потерь, была сравнима только с радостью победы и впервые, за последние недели, обретенным спокойствием от сознания хорошо сделанной работы. Эти периоды были так редки, что их можно было сосчитать на пальцах одной руки. Вечно он куда-то идет, что-то ищет, долго ли продлится очередное затишье?
- Да Мильтен, ты прав, но я не буду говорить о необходимости их жертвы и всем подобном, как обычно говорят короли после битвы в их честь. Также я не буду говорить о свободе выбора, люди следовали приказу, кто шел за нами всей душой, у кого были в душе сомнения. Примем все как есть, спасем, кого сможем среди раненых и пойдем дальше.
- Уже куда-то собираешься? - спросил Диего.
- Пока домой, а там будет видно.

Последний раз редактировалось Tarokl; 31.07.2013 в 13:15.
Tarokl вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
DRom (31.07.2013), Hell9999 (31.07.2013), Tolgetmen (01.08.2013)