Вернуться   Форум команды Magic Team > Таверна > Творческий уголок

Важная информация

Творческий уголок Здесь выкладываем свое творчество - стихи, рассказы, зарисовки, смонтированное видео и прочее

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 03.02.2007, 17:53   #11
Готоман
Адепт
 
Аватар для Konstantin aka DEK
 
Регистрация: 06.01.2007
Адрес: Москва!
Сообщений: 636
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 26 раз(а) в 10 сообщениях
По умолчанию Человек без судьбы

- Личинки там! Чего смотреть… - проворчал другой страж.
- Вы лучше придумайте, как нам их всех перебить,- попросил третий.
- Может просто прорвемся с боем?
- Ну, уж нет… - начал я, как вдруг снизу донеслось сердитое клацанье и стрекот.
- Они засекли нас! К бою! – прокричал один из воинов.
Мы повыхватывали мечи, и как раз вовремя. Снизу накатила серо-бурая волна противника, в исступлении щелкая жвалами, и потрясая когтистыми клешнями. Иструки их месили воздух всего в паре метров от моего лица. Завязалась битва. Герой отсек одному чудовищу голову. Второе бросилось на меня и попыталось сковырнуть руку или ногу, как пробку с бутылки. Ничего не вышло, и его клешни откатились в разные стороны, от моего меткого удара. Стражи по-прежнему здорово держались. Но от постоянных схваток силы их были уже на исходе и они не так яростно размахивали мечами, как того требовалось. Один воин получил ранение в бок и привалился к стене. Чудовища набросились на него, но я мужественно перекрыл им дорогу, и стал в одиночку отражать удары сразу десяти противников! Боевая выучка пригодилась мне сейчас больше, чем когда бы то ни было. Но ослабевшие руки уже начинали уставать, мышцы наливались свинцовой тяжестью и отказывались держать клинок на должной высоте. От каждого удара я отступал все дальше и дальше, пока не уперся спиной в стену. Где-то чуть правее в бессилии стенал раненый страж. Это удесятерило мои силы, и я стал рубить и колоть направо и налево. Отсеченные головы и клешни полетели с прежней силой. Но приступа ярости хватило ненадолго и меня снова начали теснить. Если бы не своевременное вмешательство двух других стражей, то мне с моим подопечным пришлось бы очень туго. Они врубились в гущу краулеров, и через несколько минут покончили с каждым из них.
Мы перевязали рассеченный бок нашего товарища тканью, от пожертвованной для этого дела моей рубашки, и снова встали на краю амфитеатра. Королева в бессилии клацала, стрекотала, и издавала еще какие-то непонятные звуки. Но все ее воины были мертвы. Трое людей стали медленно спускаться по пандусу вниз. Нельзя позволить, чтобы эта зараза вновь появилась на земле, нужно уничтожить сам корень – убить королеву! Она видимо поняла это и силилась пошевелить нижней частью туловища и уползти. Но она была слишком тяжела для этого. Вот мы уже совсем рядом, и она, в отчаянии, верещит так, как кричит человек, пытаемый невероятно долгое время и утративший связь с реальностью, все за исключением чувства боли. Так она и кричала, когда наши остро заточенные клинки вошли в ее брюхо, и вспороли внутренности. Мы отомстили за сотни невинно загубленных рудокопов, за Асгхана, и за нашего товарища стража.
После этого неприятного действа я отошел от огромной, подрагивающей в агонии, туши, и, вытерев меч, осмотрел яйца. Герой взял одно из них в руки. Оно оказалось довольно увесистым. Я поднял его высоко над головой и, под вздох удивления, со всей силы бросил его на каменный пол. Яйцо с треском разорвалось на куски и вовсе стороны брызнуло зловонной зеленой жидкостью. Из разбитого яйца выпало маленькое существо. Это был еще не вполне сформировавшийся краулер. Он не мог дышать воздухом и поэтому через несколько мгновений был мертв.
- Вот то, что мы искали! – крикнул я. – Заберите с собой с десяток яиц, этого будет достаточно. Остальные мы должны уничтожить, чтобы прервать род этих тварей в старой шахте. Больше они не смогут никому причинить вред, а нам будет больше не нужна их слюна!
- Да! Скорее за работу.
Я запалил еще один световой шар и мы, после того как сложили и упаковали десять яиц, приступили к плановому и методичному уничтожению оставшихся сотен. Через два часа весь зал, как и мы сами, был заляпан вонючей зеленой жижей. Не осталось ни одного яйца, как и ни одного краулера. Двое стражей взяли своего товарища под плечи и повлекли на свет, к выходу из этого ответвления шахты. Я обратил внимание, как много здесь было месторождений магической руды: настоящее богатство! Теперь, когда опасность миновала, сюда сгонять сотни рудокопов. Здесь воспылают факелы и мрачные своды озаряться веселым светом огня. А пока мы, спотыкаясь на каждом шагу, медленно и осторожно, брели по тоннелям и заброшенным штольням. Раненый страж тихо стонал при каждом шаге, несущих его друзей. Я тащил за собой большое полотнище ткани, в которое были завернуты яйца. Вот так мы и добрались до выхода. Решетка была по-прежнему поднята, хотя рядом с ней стояло около двадцати стражников с мечами наголо. При виде нас они облегченно выдохнули и кого-то послали за Яном, ведь он был начальником шахты.
Ян появился через несколько минут. Раненого стража положили на носилки. Но лазарета в шахте не было. Гомезу было наплевать на своих рудокопов. Поэтому мы должны были отнести беднягу в болотный лагерь. После пылких поздравлений и небольшой пирушки, в которой участвовали все, кроме нас со стражами, мы сразу же отправились в дальнейший путь. Когда мы вышли под солнце, было раннее утро, но по небу уже ходили облака, и в любой момент мог разразиться дождь. Стражи подхватили носилки и бодрой трусцой, как будто не было давешней мясорубки, побежали по дороге. Я, с кряканьем, взвалил, связанный наподобие заплечного мешка кусок материи с яйцами, себе на спину, и поспешил за ними. Должно быть, эта штука весила всего килограмм тридцать, но по объему была равна борцу сумо! Мне приходилось делать каждый шаг так осторожно, насколько это было возможно, чтобы не рассыпать и не разбить драгоценный груз.
Когда мы пробегали через реку, на пути к лагерю, я поравнялся со стражами. Несмотря на свою ношу, тот, что подозвал меня, выглядел бодрым и свежим. Он спешил за своим товарищем, но, прямо на бегу, завел со мной небольшой разговор:
- Там, в шахте, ты вел себя достойнее всех нас вместе взятых. Ты спас от смерти нашего товарища и защищал его с риском для жизни. Ты нашел для нас логово королевы и довел нас туда. Ты…
- Но…
- Дай мне договорить! Только ты достоин похвалы за такое деяние. Я порекомендую тебя нашему наставнику Кор Ангару в стражи. Ты достоин чести стать воином Спящего!
- Спасибо конечно, но… - начал я.
- Это великая честь и Кор Ангар обязан мне кое-чем, поэтому, думаю, он не станет препятствовать тебе. Да вдобавок он самый великий человек, которого я когда-либо знал! – продолжал страж. – Он самый мудрый, сильный, добрый и справедливый служитель великого Спящего!
Вскоре мы добежали до лагеря и отдали раненого стража на попечение гуру. Мой спутник отпустил своего товарища, а сам повел меня к Кор Ангару. Яйца мы оставили у начала лестницы, ведущей к его платформе. Здесь я еще ни разу не был. Большая тренировочная площадка занимала собой большую часть платформы, и только в дальнем конце ее стояла лачуга начальника стражей. Сейчас здесь тренировались воины. За ними присматривал правая рука Ангара по имени Гор на Вид. Меня подвели к самому Кор Ангару. Это был высокий и мускулистый, не чета мне, лысый мужчина. Его тело покрывал синий, чешуйчатый, тяжелый доспех стража. Нос был несколько раз сломан и являл собой зрелище странное. Казалось мимика на лице, почти отсутствует. Но глаза были живыми и яркими, они имели голубой цвет.
Мой спутник поклонился ему. Я неловко последовал его примеру.
- Мой господин, этот человек великий воин и храбрец в придачу. Послушайте, что приключилось с нами во время священной миссии во славу Спящего в Старой шахте.
Он рассказал все, что с нами произошло. Вот только мои действия, как мне показалось, были излишне приукрашены!
- … и на основании этого я прошу вас принять его в священный круг стражей.
- Ты считаешь, что он достоин этого? – мягко спросил Кор Ангар.
- Да.
- Если эта история, правда, то этот человек вне всяких сомнений должен быть немедленно принят в наши ряды, - подал голос Гор на Вид. – Господин, вы доверяете…
- Да, я доверяю его словам стопроцентно. Тогда решено… с этого момента послушник ты считаешься принятым в священный круг стражей братства. Тебе будут выданы наши доспехи и меч стража. Гор на Вид обеспечит тебя всем необходимым. Отныне я буду обучать тебя воинскому искусству, если тебе это будет угодно, а Гор на Вид сможет обучить тебя упражнениям для увеличения мышечной массы и пластике движений.
Я отошел от него к Гор на Виду. Тот поздравил меня довольно скупо, но все же сходил на склад и принес оттуда новые блестящие доспехи и клинок в кожаных ножнах. Он сказал, что все это полагается ново обретенному стражу бесплатно, а остальное: вроде более прочного доспеха или более острого клинка, за отдельные деньги. Герой облачился в доспехи и осмотрел себя.
Кольчужная юбка сбегала от пояса к коленям. На ногах были надеты кованые, но подвижные сапоги. Икры и бедра защищали кожаные штаны. Выше пояса были перехваченные на груди кожаные ленты с металлическими вставками. Они образовали узор, похожий на узор паутины. На плечах возлежали наплечники, соединенные кожаными ремешками с наручниками из синеватого металла. На спине было придумано специальное и очень удобное крепление: перевязь для меча. Я укрепил ножны на ней, и с облегчением вздохнул. После этого пришлось спуститься вниз и потратить уйму сил на то, чтобы втащить тюк с яйцами, по вертикальной лестнице, к жилищу Кор Галома. Но, наконец, я весь взмыленный и уставший забрался наверх. Зайдя в обиталище колдуна, я расстелил ткань и разложил находки на полу, у его ног. Галом буквально с ума сошел от радости.
- Это именно то что нужно! Спасибо!
Он быстро загреб все яйца себе и спрятал в каком-то потаенном уголке. Мне же он дал обещанный эликсир и опять не дал уйти отдохнуть.
- Ты отнес болотник Бартоло?
- Да! – огрызнулся я.
- Молодец, - неожиданная похвала из его уст была как гром посреди ясного неба.
- Что-то еще? – спросил я насторожившись.
- Да, конечно. И касается это напрямую великой церемонии, которую мы хотим провести, - сказал алхимик, сложив руки на груди, во вселенском жесте непоколебимости своих слов.
- И в чем дело на этот раз? Я теперь страж и мне надлежит… - начал герой.
- …тебе надлежит служить братству, а значит мне, - закончил за меня Кор Галом. – Так вот, мне нужно для церемонии еще кое-что…
Я поднял глаза к «небу».
- Не издевайся! Мне нужен альманах.
- Что?
- Это старинная книга, в которой написано то, как управлять магической силой, заключенной в юниторе. С давних пор она хранилась в библиотеке магов огня в Старом лагере. Но неделю назад мне удалось уломать Корристо продать ее нам всего за пятьсот сигарет из болотника! За ней отправился послушник Хуан, но по дороге назад на него напали черные гоблины. Они едва не убили его, а помимо этого обокрали и отняли абсолютно все, что у него было. В том числе и книгу. Найди Хуана на площади перед храмом. Идите туда, где на него напали, и верните мне мою книгу!
- Что, больше некому занять этим? – спросил я.
- Есть кому – тебе!!! – закричал Кор Галом.

***

И пришлось мне идти искать этого самого Хуана, чьи предки были не иначе как бразильцами. Послушник нашелся около молитвенного круга гуру Тиона. Он вместе с еще несколькими обкуренными торчками стоял и глядел в одну точку. Но когда увидел, что к нему направляется страж, тут же выбросил сигарету и притворился ни в чем неповинным и скучающим. Я подошел к нему и спросил:
- Это ты Хуан?
- Ну я, а что такое?
- Братству нужна твоя помощь, - коротко сказал я, и потащил его к воротам лагеря.
Послушник не упирался, видимо был слишком сильно обкурен и не понимал, что происходит. Наконец, мы дошли до ворот. Тут я как следует, окунул его в омут, дабы отрезвить. Стражи с уважением следили за моими действиями. Когда голова Хуана, вся в тине и зеленых водорослях, вынырнула из пруда, взгляд его был уже более осмысленным. Он спросил:
- А в… мя… но?
Я еще раз хорошенько макнул его. В этот раз он заговорил четко.
- Ты кто? И куда это меня…
- Я твой спутник, а ты мой проводник до того места, где на тебя напали и ограбили черные гоблины. Приказ Кор Галома.
- Гм…
- Какие-то проблемы? – спросил я, готовясь снова макнуть его.
- Нет! Я отведу вас туда. Это недалеко.
Он вылез из болота и, отряхнувшись, потрусил вперед. Я последовал за ним. Вскоре мы добрались до того места, где горный массив, начинавшийся от Болотного лагеря, упирался в большой центральный лес колонии. Хуан сказал:
- Вон там, на опушке леса, в пещере, и живут эти твари. Они часто выходят на дорогу и нападают на людей, когда те плохо вооружены или их мало. Мне не повезло.
- Я разберусь с ними и добуду книгу, - сказал я.
Хуан ушел обратно в лагерь, не став дожидаться меня, а я достал клинок и направился к пещере. Как оказалось, она скрывалась с обратной стороны скалы и была хорошо скрыта от посторонних глаз зарослями плюща и вереска. Герой раздвинул растения, и лучи света пали в сырую темную пещеру. На полу были кучи разного добра и человеческих костей. Никого живого не было. Я зашел внутрь, и зажег световой шар. Под мерцающими лучами магического света направился дальше, и через некоторое время нашел уходивший вглубь горы тоннель. Ни одного гоблина не было рядом. Вот мне улыбнулась удача и, в одной из пещер, я нашел большой открытый сундук. Внутри были горы золотых монет, а поверх них старенький кинжал и красная книга! Это ли альманах? Я взял тяжелый фолиант в руки и только приготовился открыть его, как услышал за спиной сиплое дыхание и шорох камней. Я обернулся и увидел двух гоблинов. В руках у них были большие палки. Существа что-то ворчали на своем языке и смотрели на меня своими немигающими желтыми глазами. Герой медленно встал, и так же медленно положил книгу в заплечную сумку. Потом обнажил меч. Гоблины не отрываясь, следили за каждым моим движением. Вот один из них издал странный высокий звук, и в пещерку втиснулось еще около восьми существ. Они продолжали смотреть на меня.
*Что-то замышляют*, - подумал я.
Словно огонь вспыхнул во тьме, так же неожиданно они бросились в атаку. Видимо своей неподвижностью они старались загипнотизировать меня, но не на того напали. Старого закаленного в боях воина такими трюками не проймешь. Я завращал мечом. Но битва с краулерами не прошла бесследно. Усталость подкралась быстро. Все мышцы болели. Поэтому парень постарался пробиться к выходу. Когда мне это, наконец, удалось, я со всех ног бросился бежать к лесу, потом направо к реке. Гоблины преследовали меня, но их короткие ноги и неуклюжие прыжки не позволяли им быстро передвигаться, и вскоре они отстали. Убедившись, что погоня отсутствует, я нашел подходящее место для стоянки и обустроил его необходимым. Вскоре запылал костерок, и я уютно устроился у журчащей речной воды. Роща деревьев надежно защищала меня от вторжения незваных гостей из леса, а костер у реки не позволял зверью близко приблизиться к моей стоянке по берегу.
Удобно устроившись, я достал из заплечного мешка старинный фолиант и положил себе на колени. Непреодолимое любопытство влекло меня открыть его и увидеть, прочитать, что же там написано. И герой раскрыл книгу. Там не оказалось ничего страшного кроме рядов букв и непонятных цифр. Буквы впрочем складывались в слова, а слова в предложения.
«Мы маги умеем обращаться с древней силой, заключенной в волшебных камнях – юниторах. Мы смогли расшифровать принцип их действия, и боги помогли нам научиться управлять ими. Юниторы это проводники силы. С их помощью мы объединили наши усилия и создали магический барьер над долиной рудников. Это было очень сложно, но мы справились. И все благодаря самоотверженному труду моих компаньонов. Я – Ксардас смог помочь им сфокусировать ее и направить их силу в нужное русло. Но, дабы знание это не было утеряно на века, я запишу здесь все, что мы делали. Кто знает, может кому-то это пригодиться».
Дальше шло непонятное и пространное объяснение тех действ, которые нужно было совершить, чтобы юнитор заработал. Я сам не заметил как уснул и погрузился в сладостные дремы и воспоминания о давно минувших днях.

Утром я проснулся необычайно поздно. Позавтракал ягодами и рисовым шнапсом из своих запасов, и отправился в путь. Ближе к полудню мне удалось добраться до Болотного лагеря. Кор Галом увидев меня, по его словам: «Испытал серьезнейшее облегчение!»
- Я думал из тебя сделали котлету, - сказал он в привычной манере.
- Мало кому это удавалось, - ответил я.
- Ты принес альманах?
- Естественно.
Герой достал книгу из сумки и отдал ее в трясущиеся от предвкушения руки старого сморчка.
- А как насчет вознаграждения?
- Возьми из моего сундука еще свитков света и пару тройку зелий.
- На мое усмотрение? – поймал я его на слове.
- Да, на твое… Эй черта с два! Я сам дам тебе то, что посчитаю нужным.
Он отложил книгу и достал мне три красных флакончика и два свитка.
- Это лечебные зелья и свитки света, как я и сказал.
- Что теперь? - спросил парень.
- Теперь у меня есть все, что нужно. Пока ты шлялся… я приготовил достаточное количество эликсира из яиц и теперь осталось только изучить записи в альманахе… Так что, к полуночи приходи к храмовой площади, как и все. Там ты станешь свидетелем великого действа. Да просветит тебя Спящий. Убирайся!
Я вышел от него и отправился на тренировочную площадку, намереваясь провести весь день в тренировках боя на мечах. Там как и раньше стояли Кор Ангар и его соратник Гор на Вид. Последний согласился потренировать меня. Я присоединился к другим усердно машущим клинками стражам и стал отрабатывать приемы борьбы на мечах Роланда. Гор на Вид очень заинтересовался этим стилем, так же как и Кор Ангар, и все другие стражи. Я показывал им различные выпады двуручного меча под дружественные аплодисменты. Потом перешел к тактике защиты. Позже стал показывать методы отвлечения и запутывания противника, изобретенные моим генералом. Меня попросили научить всех этим приемам, и я охотно согласился. Когда все усвоили основные движения, сам Кор Ангар решил потренировать меня в стиле боя стражей – тамплиеров. Стиль был грубым и несколько примитивным по сравнению с моим, но все же и в нем присутствовали элементы, которых я не знал. Как никак, а Кор Ангар был лучшим бойцом на двуручных мечах, как считали в колонии. Я подумал, что немного позже я попробую оспорить это утверждение, когда полностью восстановлю все свои боевые навыки и научусь чему-нибудь новому. Ну а пока мы усердно тренировались и не жалели ни себя, ни своих сил. Когда начало темнеть, и солнце приготовилось совсем исчезнуть за горизонтом, усталый и довольный командир стражей приказал всем расходиться отдыхать перед великой церемонией. Сам он подошел ко мне сзади и положил руку на плечо, как только и я приготовился уходить.
- Попрошу вас задержаться на несколько мгновений, - сказал он.
- Да?
- Скажите мне только, где вы так научились сражаться?
- В королевской армии, - просто ответил я.
- Неужели? Я ведь тоже служил, - Ангар посмотрел на небо. – Впрочем, все мы были кем-то когда-то… - глубокомысленно сказал он. – А я даже был назначен генералом… Но… об этом поговорим как-нибудь потом. Все, можете идти отдыхать. В полночь приходите на площадь перед храмом. Там нас будет ждать нечто интересное.
Последние пару часов я провел у хижины Лестера. Мада и след простыл. Наверно прохлаждается где-нибудь в Старом лагере. Когда стало близко к полночи, Лестер определил это по мерцанию странного рудного светильника, что стоял недалеко от нас, мы направились к храму. Множество стражей и послушников шли через весь лагерь туда же. Когда мы добрались до места, вся площадь уже была запружена последователями Спящего. Я и Лестер устроились в предпоследнем ряду, левее каменного помоста. На нем, высоко надо всеми, стояли трое: Кор Ангар, Кор Галом, и Ю Берион. Когда собрались все, наставник вскинул руки вверх, и люди в мгновение ока умолкли. Ю Берион заговорил, и голос его был подобен раскатам грома в небесах. Он завел речь.
- Братья мои! Настал великий час, тот час, которого мы ждали все эти годы! Наконец, благодаря стараниям нашим и, в особенности, стараниям одного нашего брата мы готовы. Мы готовы свершить великое действо в результате которого каждый из нас узрит и услышит великого Спящего! С его помощью и силами нашего коллективного разума мы узнаем путь к спасению! Нам, своим верным слугам, он укажет этот путь! А теперь братья возьмите сосуды со священным зельем, влейте его в себя дабы очистить вас от лишних мыслей и тревог, дабы предстать перед Спящим его чистыми детьми!
Я увидел справа от себя бутылочку, аккуратно поставленную на цветную плиту. У всех были точно такие же. Как только их ухитрилось не разбить такое количество народа? Герой откупорил склянку и влил в себя зловонную жидкость. На вкус она была как перепревшая капуста. Бутылка выпала из пальцев и разбилась о каменные плиты. Желудок мгновением позже скрутило. Остальным было не лучше. Я упал на колени, хватая ртом воздух, и, держась за живот, который стало жечь как огнем. Ю Берион продолжал:
- А теперь я скажу священные слова и, при помощи юнитора, Спящий свяжется с нами!
Он воздел высоко над головой искрящийся голубой камень, но мои слезящиеся глаза уже не видели этого. Лестеру справа было не лучше.
- Арго ли данзес! Прото каррано нори Бельджар эт Иннос сэт старед!
Камень засиял ярче и из его глубин начали протягиваться сверкающие голубые щупальца. Они летели во все стороны, касаясь по очереди голов послушников и стражей и оплетая их паутиной. Вот одно такое щупальце коснулось меня, и мгновенно в голове прояснилось, и страшная боль прошла. Я увидел, как Ю Берион продолжает петь, а щупальца выстраиваются в сложнейшую структуру у нас всех над головами. Это был непонятный узор, который, в конце концов, превратился в голубое полотнище. На нем стали проступать картины: «Мрачные залы и темные коридоры. Дальше и дальше летели мы. Вот огромная пещера и посреди нее большой алтарь с мерзкими рожами орков. У него стоят на коленях люди и орки, а на самом алтаре… Нет, это слишком ужасно… какое-то чудовище… в глазах помутилось, и я ничего не увидел. Но вот зрение снова вернулось. Другие залы и множество склепов, жаровни и снова склепы. Кругом пустота… но вот… большой зал и четыре колонны посередине. И между них стоит орк и морду его искажает подобие улыбки. Он стоит спиной к нам, но он чует… чует нас… Он оборачивается… пространство разрывает страшный звериный рык, и из центра голубого экрана вырывается такого же цвета луч и попадает точно в грудь Ю Бериону».
Мгновенно изображение распадается, экран и нити исчезают, втягиваются обратно в юнитор. Наставник падает навзничь и Кор Ангар едва успевает подхватить его. Над площадью проноситься порыв страшного ветра и всех валит с ног. Раздался гром, и сверкнули молнии. Под оглушительный грохот одна из них ударила в каменную колонную храма и рассекла ее. Обломки рухнули вниз с двадцатиметровой высоты и погребли под собой десяток человек. Люди подняли дикие крики и разбежались в разные стороны, ища спасении.
Когда я смог встать, все было кончено. Кор Галом и Ангар склонились над наставником. Несколько мгновений спустя лидер стражей поднялся с колен и молвил:
- Ю Берион совсем плох. Случилось нечто страшное и, скорее всего он умрет.
- Но что мы все видели? – крикнул кто-то из толпы.
- Я не знаю. А Ю Берион, пока не очнется, тоже не сможет нам ничего рассказать. Одно я могу сказать точно: последнее наше видение это капище орков, что находится к востоку от нашего лагеря, в горах, на границе земель орков. Там мы найдем ответ на вопрос, который поставил нам Спящий.
После этого он поднял бездыханное тело и отнес его в храм. Все стали расходиться. Отовсюду слышались голоса, люди обсуждали случившееся и гадали, что же будет с Ю Берионом. Мы с Лестером тоже пошли спать. Назавтра я намеревался переговорить с Ангаром и выяснить, что случилось на самом деле, что случилось с нашим наставником? Ангар явно умалчивал часть событий, опасаясь за сохранность разума послушников и других членов братства Спящего.



Глава 4. Сила юниторов.



Настало утро. Я проснулся и отправился на тренировочную площадку, где обычно был Кор Ангар. Но его там не было, и я решил попытать счастья у храма. Вполне возможно, что начальник стражей ухаживает за раненым Ю Берионом. Так все и оказалось. Кор Ангар находился в недрах храма. Он стоял на коленях перед постелью, на которой возлежал Ю Берион, и молился. Я без труда вошел в святая святых. Однако мне пришлось простоять так несколько минут, пока Ангар не оторвался от своего занятия, и не повернулся ко мне, ибо я не решался отрывать его. Начальник стражей был мрачен, под его глазами запали глубокие мешки.
__________________
Некоторым из нас не суждено разбогатеть.[br]Некоторым из нас вообще не суждено выжить в этом злом мире.[br]Только тот, кто взрастит внутри себя ярость и подчинит ее своему Я, сможет достичь свободы и просветления.[br]Только тот, кто не остановится ни перед чем на пути к своей цели, достигнет ее и получит все - пусть даже и будучи едва живым.[br]Мы люди и Я человек. Я был таким.[br]Мы звери и Я зверь. Я потерял человечность.[br]У меня есть почти все о чем можно мечтать, но я совершал злодеяния. Я буду проклят, или же нет, ведь Я не верю в бога.[br]У меня есть почти все, но нет лишь одного - любви, которая могла бы растопить мое сердце и помочь мне исправится...
Konstantin aka DEK вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.02.2007, 16:51   #12
Готоман
Адепт
 
Аватар для Konstantin aka DEK
 
Регистрация: 06.01.2007
Адрес: Москва!
Сообщений: 636
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 26 раз(а) в 10 сообщениях
По умолчанию Человек без судьбы

Но, несмотря на это, его лицо просветлело при виде меня, и он сказал:
- Ю Берион ненадолго приходил в себя и говорил о тебе и о орках. По его мнению, только ты можешь помочь нашему лагерю. Больше он не успел ничего сказать.
- Что ты хочешь, чтобы я сделал?
- Капище орков, то самое заброшенное капище в горах. Я хочу, чтобы ты сходил туда и разобрался там с нашей загадкой. Вчера ночью я отправил туда отряд стражей во главе с гуру Люкором, но пока от них вестей нет. Поэтому отправляйся туда и переговори с ними.
- Вы не думаете, что с ними могло что-то произойти? – спросил я.
- Но что? Это место заброшено многие годы. Опасности нет совершенно никакой.
- Ну, раз так я отправлюсь туда прямо сейчас.
- Погодите, вас проводит послушник Хуан.
- Снова?
- Он провинился перед братством, позволив гоблинам себя обокрасть, и теперь должен отработать свой хлеб, помогая вам, - просто сказал Ангар.
Некоторое время спустя мы вдвоем с Хуаном вновь бежали по тропинке, ведущей от лагеря на болотах. Дорога была такой же, как и когда я путешествовал за альманахом. У места, где река стекала с гор, мы стали подниматься на холмы, и через некоторое время моему взору открылся слабенький бревенчатый мост, перекинутый через бурную, клокочущую реку. Хуан бросил меня, сказав перейти через него.
Я вытащил меч и ступил на раскачивающиеся бревна. Держась одной рукой за толстую веревку, а другой, сжимая верный клинок, герой медленно пересек дикий поток и оказался на каменистом плато. На севере оно обрывалось, и далеко внизу было видно болото и наш лагерь. С противоположной стороны высились горы, и меж двух невысоких пиков залегала лощина. Над ней довлел огромный, каменный, орочий череп. И вот в чем дело: вдали, на плато, маршировало несколько орков! Тут я споткнулся обо что-то и посмотрел под ноги. Там лежал обезглавленный труп стража. Неожиданно мои уши уловили знакомые крики, так орки рычат, завидев добычу. И действительно двое охотников заприметили меня и бросились в атаку, размахивая своими ятаганами. Герой изготовился к защите, но тут услышал за спиной странный шорох и будто бы приглушенное проклятье. Человеческий голос! Буквально через мгновение я почувствовал крепкий удар по голове и провалился в блаженное беспамятство.
Мне снилось море и родные края, мне снилась моя прошлая жизнь. Вскоре это все сменили ужасающие кошмары, и я проснулся в холодном поту. Герой увидел, что находится в полутемной комнате. Окон не было, и только через занавешенный тканью дверной проем пробивался слабый свет дня. Слегка прищурив взгляд, и приподняв голову, парень разглядел стоявшего у дальней стены человека. Его лысая голова поблескивала в свете редких лучей, попадавших в комнату. Руки были скрещены на груди. Орлиный нос вздернут кверху. Глаза его были проницательными, и в них таилось нечто непонятное, что заставляло остерегаться мага. Да, это был именно маг. Он был облачен в голубую мантию, разукрашенную различными узорами. Они символизировали равновесие и воду. Значит это маг Аданоса! Маг смотрел мне прямо в глаза и не шевелился.
Пока я делал все эти логические умозаключения, и наблюдения человек заметил, что его гость пришел в себя, и приблизился. На вид ему было лет шестьдесят, но для волшебника это понятие относительное и по его виду нельзя было ничего сказать о его возрасте.
- Доброе утро, - сказал он. – Мое имя Сатурас. А твое?
- Голова болит, - просто ответил парень.
- Скоро пройдет. Прости, что тебя доставили сюда столь варварским способом, но наемники не отличаются деликатностью и большим умом.
- Наемники? Где я?
- Ты в Новом лагере, в храме магов воды. Тебя сюда принесли люди Ли.
- И как… это случилось?
- Видишь ли, это долгая история.
- Я никуда не тороплюсь.
Тут в комнату вошел еще один маг. Он сказал что-то на ухо Сатурасу, и вышел. Старый маг нахмурился и молвил:
- Дела наши обстоят куда хуже, чем я думал. У нас мало времени, слушай… Когда ты отправился к капищу орков за тобой следили наши люди и люди Гомеза. Его шпионы донесли ему, что ты находишься там, а ты здесь уже очень известная личность, благодаря твоим действиям в старой шахте. Помогаешь людям из лагеря на болотах осуществить их план по уничтожению барьера, все это ведь ты? Это разъярило барона, и он приказал убить тебя. У кладбища и мы и люди Гомеза настигли тебя. Случилось непредвиденное – там было полным полно орков!
- Да, я заметил.
- И тогда Кронос, это маг который был в нашем отряде, отдал распоряжение увести тебя с поля боя, ибо орки напали на отряд рудного барона. Завязалась битва. Многие погибли, и да спасет Аданос их души. Тебя оглушил Бастер и отнес к нам. Орки преследовали и наш отряд, хотя он надежно прятался в лесу и заметал следы. Среди прихвостней Бельджара тоже есть прекрасные следопыты. Теперь до Гомеза дошли вести о разгроме его отряда, но он не знает, что это сделали орки и уверен, что в этом повинны люди из Нового лагеря. Его солдаты осадили наш лагерь, и никто не может покинуть территорию. Правда мы тоже надежно защищены, и никто не может проникнуть к нам.
- И зачем я вам понадобился?
- Лестер порекомендовал нам тебя.
- Лестер? – удивился я.
- Он наш человек и близкий друг Горна, одного из наемников. Лестер сумел пробиться сюда, пока осада еще не была столь плотной. Этот послушник принес с собой дурные вести и в придачу к этому еще кое-что, что дает нам крошечный шанс на спасение. Альманах и юнитор, вот что теперь у нас. Но самое страшное то, что Ю Берион мертв.
- Как?! Этого не может быть, Ангар был с ним, когда я уходил.
- После контакта со спящим ваш духовный лидер совсем ослаб, но с той поры его разум был постоянно открыт для воздействия извне, и темные силы отравляли его. Он не выдержал этого, и его сердце отказало ему. Но перед смертью Ю Берион успел рассказать, что Спящий это на самом деле страшный демон и нам не стоит даже и пытаться призвать его. После его смерти в братстве были волнения, и оно грозило расколоться на два лагеря. Кор Галом не верил своему наставнику и настаивал на том, чтобы продолжить контакт со спящим. Ангару удалось изгнать его. Теперь Кор Ангар лидер братства, а Галом отправился с несколькими верными ему людьми на поиски Спящего. Начальник стражей обещал нам всяческую военную помощь против Гомеза и прислал Лестера с этими дарами. Всю нашу обоюдную надежду освобождения из-за барьера он возложил на меня.
- У вас тоже есть свой план? – удивился герой.
- Да, но он далек от завершения. К тому же пока мы в осаде невозможно и подумать о том, чтобы продолжить работу в этом направлении. Мы хотим собрать воедино все магические камни и сосредоточить силу всех наших магов, дабы высвободить древнюю магию и взорвать огромную гору магической руды. После этого будет высвобождена такая колоссальная энергия, которая должна потрясти саму основу барьера и уничтожить его. Для этого на церемонии должны присутствовать все тринадцать магов, которые создавали барьер…
- Но мне казалось, их было двенадцать.
- Гмм, в общем-то, почти так и было, но… был один… величайший маг. Он руководил всеми нами… Но в этот раз мы обойдемся и без него! Нечего даже и думать о нем!
- А кто он?
- Нет! Даже не спрашивай, покуда наша ситуация не станет совсем катастрофической, я не хочу допускать ни малейшей возможности упоминания об этом человеке.
Парень резко встал с постели и выпрямился. Сатурас отошел на один шаг.
- Я готов помочь вам в этом деле.
- В любом случае, пока Кор Ангар не уладит все дела в братстве, и не пришлет сюда своих солдат, вы не сможете выйти отсюда на поиски юниторов.
- Я найду способ покинуть Новый лагерь, минуя солдат Гомеза, а пока что, не расскажите ли вы мне, где я могу найти Горна и Лестера?
- Конечно, они в таверне, на озере.
Герой оделся и приладил диковинный доспех стража. Меч был повешен за спину, как и прежде. Я вышел из комнаты и очутился в храме, состоявшем из множества строений, теснившихся в расщелине в скале. От нее вела большая каменная тропа, спускавшаяся вниз. Расщелина была у потолка громадной пещеры, вдоль и поперек застроенной домиками. Выход из нее был таким высоким и широким, что мог бы вместить несколько городских многоэтажных зданий. Посреди сего природного великолепия был выбит большой котел. На его дне поблескивала гора сиреневого металла и отдавала сиянием на потолке пещеры. Там толклись несколько неприятной наружности типов, и любовались драгоценным металлом. За порядком следил маг в голубой мантии. Как я позже узнал, это и был Кронос – хранитель руды.
Пройдя через всю пещеру и лавируя между множеством хаотично расположенных строений и недружелюбно настроенных обитателей лагеря, я выбрался к выходу и оказался на берегу живописного озера. Слева дорога шла в гору, к шахтам Нового лагеря, расположенным в долине посреди горного массива. Прямо отсюда, через озеро, к островку посередине, на котором стояла таверна, был выстроен деревянный мостик. Герой направился по нему к зданию и, миновав парочку охранников, не решившихся остановить человека в доспехах стража, очутился в баре. Лестера он заприметил сразу: он сидел за шатким колченогим столиком в компании коренастого наемника и неприятной наружности вора. Они о чем-то оживленно беседовали. Лысая голова Лестера блестела в огне масляных ламп, как маяк в ночи. Я направился прямиком к ним. Вскоре горе послушник заметил меня и присвистнул:
- А вот и наш герой! Садись. Выпить хочешь?
- Да, пожалуй. Что есть?
- Эй, трактирщик! Еще шнапса нам! – закричал наемник.
Небольшой юркий молодчик кивнул и скрылся за прилавком.
- Знакомься, - сказал Лестер. – Вот этот грубый парень, это наемник Горн, а тот вороватый молодчик со шрамом, это вор Мордраг. А это парни наш герой, хмм… по кличке Безымянный.
- Будем знакомы, - рукопожатие Горна оказалось таким же крепким, каким он сам был на вид.
- Привет парень, - Мордраг хлопнул его по плечу.
- Остерегайся ловких рук этого типа, - предостерег героя Лестер. – А вот и шнапс!
- Ты ТОТ самый Мордраг, которого Торус хотел видеть в виде лужицы мочи у своих ног? – спросил я без малейшего стеснения.
- Именно тот парень, мать его! Основательно я досадил рудным баронам! – Мордраг расхохотался.
На стол перед ними поставили четыре бутылки с золотой жидкостью. Горлышки были закупорены чем-то вроде воска, что, однако, легко вытаскивалось наружу. Герой отпил обжигающего пойла и сказал:
- Ну, говори Лестер, что произошло и, что делается.
Послушник приступил к долгим и пространным объяснениям, в целом повторяющим то, что сказал герою Сатурас.
- Вот так. Со дня на день к нам придут Кор Ангар с войском стражей.
- Недосуг мне ждать несколько дней. Времени у нас в обрез. Мне надо искать юниторы, скоро будет поздно.
- Почему?
- Я… не знаю… и маги не знают, да только готовится что-то страшное. Мне во снах видится, как шевелится во тьме северных гор что-то громадное и спящее, и когда оно проснется, нам будет худо.
- Спящий?
- Возможно. Не отрицаю, - герой поскреб свою бороду. – Ну, так как ты попал сюда?
- Тот путь уже давно занят солдатами Гомеза. И думать забудь. С тремя сотнями солдат и тебе не справиться.
- Откуда у Гомеза столько солдат? – удивился безымянный.
- А ты что думал все они по лагерю гуляют? Они в казармах сидят и брагу глушат, до поры, - пророкотал Горн.
- Должен быть другой путь!
- Может и есть, не знаю.
- Есть… - начал Горн, но Лестер перебил его. – Можно попросить Диего о помощи.
- Диего что? Откуда ты его знаешь?
- Ах, да, ты же не в курсе, но… Горн, как думаешь, можно ему доверять?
- Судя по тому, что ты мне о нем рассказывал да. И по его глазам я вижу, что он честный человек.
- Ну, коли так слушай. Еще до того как мы все попали за барьер…
- Покороче, - пробасил Горн.
- Мы все друзья, и уже очень давно, - сказал Лестер. – Я, Горн, Диего, и Мильтен. Мы самые лучшие друзья во всей колонии. Вот так мы и передавали вести из одного лагеря в другой, друг другу. В Новом лагере у нас Горн, в Старом – Диего и Мильтен, а в Болотном – я. К делу… мы можем попросить Диего провести тебя через кордоны стражников.
- Чепуха, - вставил Горн. – Тогда их обоих поймают и повесят, уж поверь мне. Есть способ гораздо более верный. Если у него все получится, то он попадет из нашего лагеря прямиком к древнему склепу в землях орков. Но в этом способе есть один недостаток.
- Какой? – спросил я.
- Здесь куда больше шансов отправится на тот свет, чем в плане Лестера.
- Что за план?
- На севере долины есть заброшенные шахты. Там уже много десятилетий не ступала нога человека. Всего один раз в жизни я проходил там и больше не испытываю ни малейшего желания. В той шахте полным-полно краулеров. Спасу от них нет. Так что выбирай парень: или рискуй головой, продираясь через ряды солдат Гомеза, или через ряды кровожадных монстров.
- Ты проводишь меня к той шахте? – просто спросил безымянный.
- Да, конечно, но внутрь не пойду.
- Я тебя и не прошу Горн. Спасибо.
- Когда ты будешь готов идти?
- Прямо сейчас.
- Сейчас? Хорошо, тогда мы допьем шнапс, заглянем ко мне в хижину за припасами, и отправимся в путь. Лес, пойдешь с нами?
- А почему бы и нет? Можно развеяться, - сказал Лестер.
- Как бы нам самим там задницы не оторвало… - прошептал наемник так тихо, что никто его не услышал.
__________________
Некоторым из нас не суждено разбогатеть.[br]Некоторым из нас вообще не суждено выжить в этом злом мире.[br]Только тот, кто взрастит внутри себя ярость и подчинит ее своему Я, сможет достичь свободы и просветления.[br]Только тот, кто не остановится ни перед чем на пути к своей цели, достигнет ее и получит все - пусть даже и будучи едва живым.[br]Мы люди и Я человек. Я был таким.[br]Мы звери и Я зверь. Я потерял человечность.[br]У меня есть почти все о чем можно мечтать, но я совершал злодеяния. Я буду проклят, или же нет, ведь Я не верю в бога.[br]У меня есть почти все, но нет лишь одного - любви, которая могла бы растопить мое сердце и помочь мне исправится...
Konstantin aka DEK вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.02.2007, 16:52   #13
Готоман
Адепт
 
Аватар для Konstantin aka DEK
 
Регистрация: 06.01.2007
Адрес: Москва!
Сообщений: 636
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 26 раз(а) в 10 сообщениях
По умолчанию Человек без судьбы

Через час с лишним все были готовы и выступили в дорогу. Они пошли по той самой тропе, что уходила от большой жилой пещеры вправо, в гору, к шахтам. Трое пробирались через кусты с острыми колючками и купы деревьев, пока не вышли на проторенную дорогу. Изо дня в день ее истирали подошвы сотен рудокопов, носящих руду из шахт, в хранилище в Новом лагере. Тропа шла через горы, ловко огибая утесы и овраги, проходя над бездонными пропастями, чьего дна не было видно за пеленой тумана, и забираясь окольными путями на самые невероятные высоты. Вот они достигли развилки. Дорога направо вела к долине шахт. Дорога влево вела к заброшенным штольням. Посередине стоял покосившийся указатель. На нем была намалевана рожа орка.
- Занятно, правда? – спросил Горн. – Это Муха Бездарный нарисовал, здешний чудик.
- Муха Бездарный?!
- Лучше не спрашивай, как он получил эту кликуху, история несмешная и муторная.
Они пошли дальше, подтягивая рюкзаки за спиной. Скоро наступил вечер, и они устроили привал. Развели костер под прикрытием невысокой скалы, нависавшей над тропинкой, словно хищник, и принялись за еду. Лестер приготовил вяленое мясо и откупорил бутылочку с вином, привезенным из-за барьера. Когда все наелись и стали греться у огня, Горн нарушил молчание и сказал:
- Дальше начинается неизведанная и опасная дорога. До этого места изо дня в день ходят рудокопы и стражники, и вся нечисть давным-давно перебита, а дальше… Сами увидите…
- Что нас ждет? – спросил я.
- Ты не предупреждал об опасности! – вскипел Лестер. – Я думал это будет просто прогулка!
- А ты и не спрашивал об опасности, - сказал наемник, размяв внушительные бицепсы. При этом доспехи его звучно звякнули. – Нас парень ждут орки, варги или кто похуже, например остеры.
- Кто это – остеры?
- Страшные твари, в сто раз сильнее снепперов. Они также охотятся стаями и когти их способны в мгновение ока превратить в жесть самый лучший доспех. Их шкуры неуязвимы для стрел и плохо поддаются мечам. Взрослый остер примерно полтора метра роста и в длину четыре метра, включая хвост. Убить его можно, перерезав горло. Но эти твари чрезвычайно умны и не подставляются. Надеюсь, мы их не встретим. В прошлый раз…
Лестер пробурчал что-то злобное и крепче сжал свою булаву с шипами.
- …я еле смог унести от них ноги, - невозмутимо продолжил Горн.
На том разговор и закончился. Вскоре они улеглись спать. Первым часовым был назначен к его вящему неудовольствию угрюмый Лестер. В полночь его сменил я, а потом сам Горн. Никаких происшествий за ночь не случилось. Утром, после скудного завтрака, все отправились в дальнейший путь. Здесь уже чувствовался странный затхлый запах и под ногами хрустели камни. Иногда встречались такие крупные, что споткнувшись о них, можно было упасть и сломать что-нибудь. По всему было видно, что этой дорогой давно никто не пользовался. Неожиданно нам на глаза попался распростертый на земле скелет. Горн с видом знатока склонился над ним и констатировал факт: человек умер оттого, что ему перекусили позвоночник. От этих слов у меня засосало под ложечкой.
- Дело клыков остеров, помяните мое слово. Остерегайтесь парни, - сказал Горн и покрепче перехватил свой громадный топор.
Мы пошли дальше. Дорога становилась все хуже и хуже, но пока нам никого не попадалось. Неожиданно тропа сделала поворот, и все мы налетели на внезапно остановившегося наемника.
- Стойте… и тише, если вам жизнь дорога, - прошептал тот.
- В чем дело? – тихо спросил я.
- А ты посмотри…
Я осторожно выглянул из-за его плеча и увидел четыре трупа! Трое из них были стражами, четвертый гуру. Все они были изуродованы до практически неузнаваемой степени. Над ними копошились трое остеров. Они с одинаковой легкостью ели, как плоть, так и доспехи. Меня передернуло. От тел уже мало что осталось, по-видимому, они пролежали здесь не один день… И тут, словно гром среди ясного неба, это же те, кто пошел за Кор Галомом! Вот куда он завел их! Но отряд, похоже, был довольно большой, и прошли они здесь много дней назад. Точнее пробились – чуть поодаль валялись трупы пятерых хищников. В крови моей вскипела злоба и неутолимое желание догнать Кор Галома, и отомстить ему за предательство. Он проходил здесь!
- Мы запросто расправимся с ними, - сказал я Горну и Лестеру, отвернувшись.
- Ты так думаешь? – голос Лестера дрожал.
- Давай парень, покажем безмозглым тварям, что такое настоящие мужчины, - прорычал Горн. – Пришла пора размяться.
Он выхватил топор и с криком бросился из-за скалы. Я достал меч стража и побежал за ним. Мгновение спустя Лестер, чертыхаясь, догнал нас. Его булава была зажата в правой руке. Чудовища не ожидали такого поворота событий. Пока они не успели прийти в себя, Горн отрубил голову одному, а я рассек вены на шее второго. Оба остера пали, обливаясь черной кровью. Третье и последнее чудовище пришло в себя и избрало себе жертвой самого слабого на вид – Лестера. Но знало бы оно, как ошибалось. Я уже хотел броситься на помощь послушнику, но рука наемника, легшая мне на плечо, остановила меня.
- Смотри, - сказал тот.
Молодой человек ловко увернулся от зубов и когтей чудовища, и поднырнул под его хвостом, как молния сверкнувшим в воздухе. Он изо всех сил ударил булавой под хвостом остера. Глаза чудовища полезли из орбит. Горн сказал, ухмыляясь:
- У старика Лестера всегда был свой стиль.
Тем временем тот продолжал дубасить деморализованную тварь по всему, до чего мог дотянуться. Вскоре она совсем обессилела и рухнула на землю, тогда парень собрал все свои силы в кулак, и обрушил дубинку на голову монстра, размозжив тому череп. Он поднялся и стряхнул со лба капли пота.
- Ну что уставились?
- Молодец старина, вижу ты в форме! – Горн так хлопнул его по спине своей громадной ручищей, что Лес чуть не упал.
Через некоторое время они отправились дальше и, после того как пересекли плато, на котором произошло сражение стражей и остеров, оказались перед темным скальным проходом.
- Вот мы и на месте парень, - пробасил наемник.
- Что дальше?
- Спускайся в шахту и следуй главным проходом, никуда не сворачивая. Примерно к вечеру ты достигнешь северного выхода шахты и окажешься на каменном козырьке, над пропастью. Там можно спуститься и ты увидишь перед собой каменный склеп, который был проклят древними магами орков. По слухам там один из юниторов, - добавил Горн задумчиво. – А мы вернемся назад и займемся своими делами. Меня осенила дельная мысль. При тебе парень, извини, я ее не озвучу. До встречи, еще увидимся!
- Мир тесен, - сказал я.
- А колония еще тесней, - расхохотался наемник.
- Бывай парень, - Лестер пожал мне руку.
После этого они вдвоем с Горном пустились в обратный путь. Я еще некоторое время постоял перед пугающим темным проходом, но потом применил свиток света и вошел под пугающий свод тоннеля.

***

Над головой сверкал светящийся шар. Он отбрасывал отблески белого света на стены, пол и потолок тоннеля. Тут и там валялись разбитые бочки и каменные глыбы. Шахта носила на себе следы давнего запустения. Пол покрывал толстый слой пыли. Только в одном месте он был нарушен и я видел следы Горна, которые тот оставил, когда проходил здесь. Интересно, зачем ему понадобилось идти куда-то этой дорогой? Почему нет следов отряда гуру?
Меч был привычно зажат в верных руках. При каждом шаге в воздух вздымалось облачко пыли, от которого свербило в носу. Каждое мало-мальски громкое движение отдавалось эхом. Когда я миновал несколько залов и переходов, то встретил первого краулера. Эта тварь несколько отличалась от тех, что я встречал в шахте Гомеза. Но герой смог расправиться и с ней. Парень отправился дальше. Где-то здесь было логово их королевы, но не оно было моей целью. Я пробирался все дальше и дальше сквозь хитросплетения лабиринта, придуманного природой, и усложненного во сто крат человеком, никуда не сворачивая, как и велел Горн. То и дело мне попадались ползучие чудовища, по одному и группами. Когда их было больше пяти, мне приходилось избегать сражения и спасаться бегством, как это ни было постыдно. Раз я останавливался на привал и перекусывал вяленым мясом и молоком из моей котомки. Тогда, когда я затихал, со всех сторон слышались пугающие шорохи и другие странные звуки. Это наводило на неприятные мысли о затаившихся во мраке ужасных существах. Но никто не показывался.
По прошествии нескольких часов я почувствовал, что сырой и затхлый воздух, которым я дышал уже семь часов, будто бы потеплел и стал свежее. Выход все ближе! Герой припустил бегом и за очередным поворотом тоннеля увидел светлый овал прохода. У меня уже стали заканчиваться свитки с заклинанием света, и выход показался как нельзя кстати. У прохода сидел спиной ко мне орк, привалившись к скале, и чистил свой топор. Одним молниеносным броском я достиг его и отрубил уродливую голову. В мгновение ока обмякшее тело повалилось, и упало с утеса, на котором орк сидел. Я выбрался на него и обнаружил, что стою на небольшом выступе, который свисает над многометровой пропастью. Справа виднелись вырубленные в скале ступеньки. Они вели вниз. Недолго думая я повесил меч на перевязь за спиной и стал спускаться. Через десять минут утомительного путешествия по голой и скользкой скале, когда каждую минуту я мог быть сдутым с холодной поверхности злым ветром, я очутился на твердой земле. Ноги тряслись так, что казалось, будто герой танцевал всю ночь напролет, да и не на трезвую голову. Парень осмотрелся и увидел, что стоит на опушке небольшой рощи. Деревья росли так густо, что за их стволами не было видно совершенно ничего. Безымянный направился сквозь них и вскоре услышал треск огня и рычание какого-то зверя. Я бросился вперед, на ходу доставая из-за спины клинок. Через мгновение моим глазам открылась удивительная картина: молодой маг огня противостоял огромной монструозной собаке. Он посылал в нее огненные шары и постепенно отступал все дальше и дальше к скальной стене. Чудовище постепенно теряло силы и вот, когда магу до скалы оставалось уже сантиметров десять, с воем рухнуло на землю и испустило дух. И тут я узнал этого волшебника, это был Мильтен!
- Мильтен! – воскликнул герой.
Маг вздрогнул, но тут увидел меня и несказанно удивился.
- Ты… Что ты тут делаешь?
Я рассказал ему все, что знаю об их компании и о том, что произошло в Новом лагере, и Мильтен заметно расслабился.
- Значит ты все знаешь, в таком случае рад видеть тебя.
- Я тоже. Что ты делаешь здесь? – спросил я.
- В поисках ответа на старинную легенду.
- Парень, брось говорить загадками, как все маги!
- Это и не загадка. Все просто донельзя. Я раскопал легенду, в которой рассказывается о склепе недалеко отсюда и о магическом талисмане, находящемся там. Много лет назад один из баронов нашел его и привел в действие древнее проклятье. Теперь он страж того склепа и обречен на вечные муки в его глубинах. Но проклятье снято им и путь свободен. Если я смогу убить его, то талисман мой.
- А я ищу там же юнитор.
- Да, я слышал о магических камнях, - Мильтен задумчиво посмотрел мне в глаза. – Коли так у нас общая цель и я не вижу препятствий достигнуть ее вместе.
- Ну, так пошли, - сказал я и направился к каменному бараку, видневшемуся неподалеку.
- Стой, не все так просто.
- В чем дело? – в моем голосе явно сквозило нетерпение.
- В страже.
- Я просто порублю его на куски.
- Не выйдет, - молодой маг покачал головой. – Его защищает древнее проклятье, жертвой которого он стал.
- Но должен же быть способ одолеть его.
- У меня есть свиток… Пока я буду биться с остальными стражами склепа, ты применишь его, и уничтожить барона.
- С удовольствием.
Я принял из его рук свернутую в трубочку бумажку, и мы направились к склепу. В барак вел прямоугольный портал. Сразу за ним дорожка спускалась под землю. Там было большой круглое помещение, свет в которое проникал сквозь искусно прорубленные в потолке световые ходы. Здесь было несколько скелетов. Они бросились на мага. В дальнем конце зала, у алтаря, я увидел согбенное тело. Оно было на последней стадии разложения, и описать его у меня не хватит сил, так было ужасно. Мильтен закричал:
- Действуй пока не поздно! Действуй же!
Я стоял и заворожено смотрел, как зомби поднимается на слабые ноги и ковыляет ко мне. Чресла его исказила чудовищная гримаса вожделения, вожделения свежей человеческой плоти. Глаза горели красным огнем. Где-то справа отчаянно ругался и посылал во врагов огонь Мильтен. Некоторые из ругательств были такими грязными и изысканными, что я не ожидал услышать их от почтенного слуги Инноса. Я прислушался к ним, и это вывело меня из наркотического оцепенения, навеянного зомби. Я одним движением развернул свиток и прокричал навстречу чудовищу магические слова:
- Эмно лот арго!
Герой выставил вперед руку с раскрытой ладонью, как он видел, делают маги. Из нее вырвался луч синего света. Такой яркий, что смотреть на него без риска ослепнуть было невозможно. Он ударил зомби в грудь и тот упал на землю с диким криком. Его грудь разверзлась, и из недр его тела начали бить лучи белого света, постепенно разрывая его на мириады осколков. Все это время он неистово кричал и пытался добраться до меня. Вот взорвалась вспышка света, и он исчез без единого следа. К тому моменту Мильтен покончил со скелетами и утер рукавом мантии потный лоб.
- Жаркая была битва, а ты, я вижу, справился! Молодчина!
Я посмотрел на свои руки и уронил теперь бесполезный свиток на пол.
- Что… это было за заклинание?
- О, давнее изобретение темных магов: «Смерть нежити». В колонии таких свитков всего пара-тройка, а формулу руны не знает никто. Так что мне удалось достать его с превеликим трудом. Ну что, пошли дальше?

__________________
Некоторым из нас не суждено разбогатеть.[br]Некоторым из нас вообще не суждено выжить в этом злом мире.[br]Только тот, кто взрастит внутри себя ярость и подчинит ее своему Я, сможет достичь свободы и просветления.[br]Только тот, кто не остановится ни перед чем на пути к своей цели, достигнет ее и получит все - пусть даже и будучи едва живым.[br]Мы люди и Я человек. Я был таким.[br]Мы звери и Я зверь. Я потерял человечность.[br]У меня есть почти все о чем можно мечтать, но я совершал злодеяния. Я буду проклят, или же нет, ведь Я не верю в бога.[br]У меня есть почти все, но нет лишь одного - любви, которая могла бы растопить мое сердце и помочь мне исправится...
Konstantin aka DEK вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.02.2007, 16:53   #14
Готоман
Адепт
 
Аватар для Konstantin aka DEK
 
Регистрация: 06.01.2007
Адрес: Москва!
Сообщений: 636
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 26 раз(а) в 10 сообщениях
По умолчанию Человек без судьбы

Я кивнул. Мы подошли к алтарю из черного камня. В центре его было пятиугольное углубление, в которое был воткнут мерцающий голубой камень. Юнитор! Рядом стоял сундук, он оказался заперт. Одно мгновение маг корпел над ним, потом раздался щелчок, и крышка откинулась на затаенных пружинах. На мой вопрос маг ответил: «Я не всегда был магом». Коротко и ясно. Внутри оказался всего один предмет: длинная двадцатисантиметровая палка с вделанными в нее перьями, зубами каких-то тварей и прочей дребеденью. Маг с гордым видом взял ее за шнурок и повесил себе на шею.
- Древний талисман орков, защищающий от огня! – с дрожанием в голосе сказал он. – По слухам они изготовили таких всего пять штук за все время существования своей расы, по заказу Крушака – своего божества.
- Разбежимся?
- Я направляюсь в Старый лагерь, к мастеру Корристо, - сказал Милтен. – Тебе со мной нельзя. Но мы еще увидимся. Я обязательно расскажу о том, что здесь произошло остальным, и они оценят твои действия по достоинству. До встречи!
Тут маг встал на ноги и достал из кармана руну телепортации. Он пробормотал волшебные слова и исчез. Герой тоже спрятал юнитор в свою сумку. Но что делать дальше? Возвращаться назад через шахту это самоубийство. Парень вспомнил о Сатурасе и о том, как тот говорил, что пройти мимо солдат Гомеза невозможно. И тут он услышал в своей голове голос. Сперва я подумал что начинаю сходить с ума, но потом узнал голос старого мага воды. Он говорил: «У тебя в сумке лежит свиток, который позволит тебе трансгрессировать в наш храм, но только один раз, так что используй его с умом. Так же, пока ты спал, я положил тебе туда карту расположения юниторов, так… на всякий случай». Сатурас рассмеялся приятным смехом, похожим на журчание воды в ручье, и, примолк, сказав на прощание только: «Подумай обо мне, и я услышу тебя, если попадешь в трудную ситуацию. Я установил с тобой прямой умственный контакт, и мы сможем общаться на расстоянии до двадцати лиг». «Спасибо», - мысленно ответил я. Герой достал из сумки карту и осмотрел ее. Это была карта колонии, какую он видел у торговца в Старом лагере. Отличалась она только тем, что на нее был нанесен узор в виде пятиконечной звезды, на концах которой и должны были располагаться места нахождения волшебных камней. Как было видно, одним местом была скала над морем, рядом с лагерем на болотах, другим склеп в котором он стоял. Остальные три были заброшенные строения древних: монастырь на берегу моря, к западу от Старого лагеря, крепость в горах, на востоке, в сердце земель орков, и часовня в каньоне, к югу от Старого лагеря. Я же находился в землях орков, и ближе всего мне было до брошенной крепости. Поэтому решение было очевидным. Герой вышел из склепа и снова спрятал карту в заплечную сумку. Но как было пройти сквозь земли кишмя кишащие кровожадными чудовищами и остаться живым? Над этим стоило поразмыслить. Возможностей совершить это было далеко не так много, как можно было бы подумать в начале, а именно, всего две. Первая: прорубать себе дорогу мечом и оставлять позади себя груды сырого мяса своих врагов, полагаясь только на слепую удачу и силу рук. Второй: передвигаться по ночам, скрытно, и избегать стычек. Второй путь был для меня предпочтительнее и я, не долго думая, решил следовать ему.
Дождавшись вечера, герой отправился в путь. Парень вышел из каменного мешка, в котором провел день, и направился по дороге в сердце враждебных земель. Так он и крался мимо спящих орков и их гончих собак, тихо скулящих и вздрагивающих в своем неспокойном сне. Искушение порубить их во сне было велико, но удавалось сдерживать темный инстинкт. А то как получается? Вот так идешь и идешь без проблем, а тут раз, два – мясорубка, и твой труп у обочины, навеки веков будет обречен стеречь орочью дорогу. Спустя два дня безымянный оказался перед тропой, ведущей в гору. Далеко справа расплывалась в утреннем тумане донельзя странная, островерхая и зубчатая башня. Слева дорога шла вниз, в ущелье, и через него к Старому лагерю. Я стал пробираться наверх. Путь пролегал по таким кручам, что каждый раз, когда я смотрел вниз, голова начинала, кружится, и приходилось хвататься руками за старые покосившиеся деревянные перила, дабы не упасть. Вскоре холодный горный воздух перебил знакомый удушливый запах орка. Герой очутился на плоской вершине горы, у стены полуразрушенной крепости. Я стал красться дальше, и оказался перед длинным подвесным мостом, перекинутым через бурный горный поток. На мосту стоял и озирался по сторонам молодой орк охотник. Не долго думая герой набросился на него и умелым движением, отточенным за двенадцать лет практики, отрубил голову, в мгновение ока слетевшую с плеч, и упавшую с моста в далекую реку внизу. Безымянный перешел шаткий мост и ступил на каменистую почву восточного плато. Здесь росли старые высушенные деревья. Чуть поодаль виднелся темный овал входа в пещеру. Кругом не было ни души, но внутренний голос подсказывал мне, что тишина обманчива. Я достал из сумки запасной кремень и бросил его далеко вперед, на ходу доставая из-за спины меч. Камень ударился о землю, раз, другой, и отскочил к входу в пещеру. В мгновение ока из нее бросилась наружу кошмарная тварь – гигантская собака, та самая, с которой сражался Милтен. Я вынул метательный нож, прицелился… Чудовище заметило меня и издало глухой рык. Нож полетел вперед со скоростью ветра, точно тогда когда кошмарная псина кинулась в атаку. Сверкающее лезвие попало ей прямиком в горло. Собака захрипела и повалилась в пыль, прямо во время своего прыжка, не долетев до меня метров трех. Герой подошел к ней и извлек нож из раны, аккуратно вытер его о шкуру зверя, и спрятал обратно.
Дальше дорога шла мимо теперь пустой пещеры к руслу еще одной реки. Вода клокотала здесь так громко, в узкой каменной стремнине, что если бы даже мне кто-то говорил что-либо на ухо громким голосом, я бы ничего не расслышал. Через реку вел каменный мост, и посередине него стояло еще одно странное существо. Воистину, находясь в этих землях, опасность подстерегает на каждом шагу. Это был голем, каменный голем. Он совершенно недвижно стоял на мосту. Даже когда я приблизился к руслу реки, он не шелохнулся. Но стоило мне ступить на камни переправы, как он заскрипел, и чресла его зашевелились. Голем издал странный скрежет и, медленно переходя на бег, двинулся в мою сторону. Герой просто отступил в сторону, надеясь, что тот, как паровоз, пронесется мимо, но ничего не вышло. Нежить ловко развернулась на пол корпуса, и ударила кулаком по моей нагрудной пластине. Удар был настолько силен, что отбросил меня назад на два метра, и я больно ударился о каменные перила моста. На нагрудной пластине осталась глубокая вмятина. От удара о стену парень едва не потерял сознание. Голем уже разворачивался. Безымянный попытался поднять клинок, который при падении откатился в сторону, но руки почему-то не слушались его. Он тяжело дышал и силился успеть вовремя. Еще одно движение, нужно напрячься! И тут совершенно неожиданно пришло спасение. Налетели невероятно сильные порывы ветра, но они явно управлялись кем-то, ибо ничуть не задели героя, а всю свою сокрушительную мощь обрушили на каменное существо. Голема самого отшвырнуло назад, к скале, и, ударившись об нее, он начал медленно разваливаться на куски. Вот передо мной уже лежала бесформенная груда камней.
И тут я увидел того, кто спас меня. Лестер двигался мне навстречу с другой стороны моста! Он слегка прихрамывал, но в остальном выглядел так же, как когда я оставил их с Горном несколько дней назад. Послушник подал мне руку и помог встать на ноги.
- Что ты здесь делаешь Лес? – удивился я.
- Тоже что и ты, наверное, ищу себе награду.
- ?
- Я слышал будто эта крепость, которую ты, несомненно, видишь на другом берегу реки, принадлежала одному барону. А также я слышал, что документы на право владения ей до сих пор спрятаны где-то в ее недрах. Но вход в крепость охраняется орками и гарпиями, одному мне туда не пробиться. И вот я тут сидел и думал, как обвести их вокруг пальца, как вдруг слышу звуки борьбы. Увидел, что из тебя пытаются сделать отбивную, и решил вмешаться.
- Как ты сюда попал?
- После того, как ты оставил нас с Горном, мы вернулись в Новый лагерь и Сатурас телепортировал меня назад в Болотный. Кор Ангар уже выступил, и он с войском будет у стен лагеря наших друзей через три дня. После этого я использовал магию спящего, дабы добраться сюда.
- Хорошо, я помогу тебе пробиться наверх, - сказал я. – Я там ищу один из юниторов.
Лестер просто кивнул.
- Я так и думал. Знаешь, после твоих действий ты можешь претендовать на нечто большее…
- На что?
- Я думаю Диего тебе расскажет, это секрет. Наш секрет.
- Ясно, ну что, в путь? О тайнах после.
- Пошли, но будь осторожнее. Гарпии чертовски хитрые создания.
Мы смогли пробиться к главному входу здания только через час. Врагов оказалось куда больше, чем можно было предположить исходя из размеров крепости. Гарпии – женщины с крыльями и когтями орлов, сыпались на нас с парапетов и балконов по двое и по трое. Наконец, с ними было покончено. Мы увидели большой постамент, на вершине которого стояли статуи двух орков, с топорами, лезвия которых были уткнуты в землю. Между двумя изваяниями располагался каменный круг с уже знакомой мне маленькой колонной, на которой стоял волшебный камень. Но забраться к нему не представлялось совершенно никакой возможности. Когда я уже начал отчаиваться Лестер дал мне свиток телекинеза.
- Спасибо, что помог друг. Я уверен, мы еще увидимся. Пока ты здесь ломал голову над простой задачкой, я обшарил помещения крепости и нашел в библиотеке сундук с этими свитками и бумаги, которые искал. Юнитор твой – замок мой, надо только вписать мое имя в бумаги. Теперь я пойду изучать библиотеку. Здесь она столь огромна, что объем знаний, которые я могу получить, поистине пугает меня.
Лес снова ушел в замок, а я взял свиток и произнес заклинание:
- Акцио юнитор!
Из свитка вырвалась лента сияющих звезд и взлетела наверх постамента. Там она опутала камень и мягко спустила его точно к моим ногам. Герой поднял его, и тоже упаковал в сумку. На небе ярко сияло солнце, он чувствовал, как оно нещадно печет затылок. Это все горы, высокие массивы уходили на север Минненталя и простирались должно быть до самого великого моря, а за ним, там – в бескрайней дали, лежит материк, и наша родина – Миртана… Парень собрался в дорогу. Безымянный вернулся назад тем же путем, которым шел сюда, но свернул направо и, спустившись по тропе у отвесной скалы, очутился перед мостом, ведущим к древнему капищу орков. Отсюда дорога была знакомой. Я направился прямиком в большой западный лес. По другую сторону его раскинулось бескрайнее море, на далеких границах которого лежал континент со столицей королевства Миртана. Снова мысли о материке, а потом еще и еще? Я скучаю по нему. На этом же берегу острова Хоринис стоял древний монастырь монахов, поклонявшихся Аданосу. Герой вошел под сень вековых деревьев и ступил на тропинку неизвестно кем и неизвестно зачем проторенную. Здесь было куда опаснее, чем в других уголках колонии. В чаще леса водились стаи волков, хищных крыс, и самое страшное – там были мракорисы. Невероятно опасные твари, напоминавшие огромного медведя, ходящего все время на четырех лапах. Их окрас был сиренево-голубым, что позволяло очень быстро и просто заметить зверя на фоне зеленой листвы. На голове большой кошки красовался острый и дорогой рог, но чтобы добыть его, нужно было избежать когтей, острых как бритва, и зубов, способных перекусить человека пополам меньше чем за секунду. На мракорисов охотились целые группы охотников. Мясо этих животных было деликатесом, рога ценились на вес золота, ну а шкура шла на изготовление одежды для богачей или доспехов.
Вспоминая все это на ходу, я медленно продвигался через лес, прячась за деревьями и стараясь не выходить на залитые солнцем участки. Удача благоволила мне, и я миновал это опасное место без происшествий, не встретив никого. Только небольшая стая волков бродила на опушке, но герой ловко обошел ее. Его взору открылась величественная панорама: песчаный берег реки, впадающей в море, окаймляет каменистую равнину. На дальнем ее конце высокие горы. Чем ближе к ним, тем выше поднимается дорога. У подножия самих гор их взрезает глубокое ущелье, через которое было перекинуто поваленное дерево. Дальше, на другой стороне ущелья, возвышался, вырезанный в горе, монастырь. Мне показалось, что я вижу человеческую фигурку, неистово машущую чем-то вдали, и несколько расплывчатых силуэтов, скачущих вокруг нее. Герой пошел дальше и перебрался через реку. Когда безымянный ступил на дорогу, то стало совершенно ясно, что человек этот Горн, меня это уже нисколько не удивило, а силуэты это снепперы, которых он только что, с успехом, умиротворил. Я подошел к нему и наемник рассмеялся.
- Вот уже не ожидал увидеть тебя здесь так скоро!
- Зачем ты здесь?
- В поисках легенды приятель. Просто мне не сидится на месте, вот я и последовал за тобой через шахту. Спасибо, краулеров ты после себя не оставил. В склепе тебя не было, и я решил размяться. Говорят в монастыре магов водится особо злобная стая снепперов, и я решил испытать на ней остроту своего топора.
- Да ты просто маньяк! – рассмеялся я.
- Люблю помахать своим тесаком. А пока стражники не лезут в драку, нужно же чем-то заняться, - пожал плечами Горн.
- Кор Ангар с нашими стражами будет у стен лагеря через три дня. Тогда будет жаркая драка. Оба в ней поучаствуем. Лестер мне рассказал, - ответил я.
- Славно, давно пора заткнуть Гомеза и его слизней поглубже. Ну а ты здесь никак за юнитором? – лукаво посмотрел на меня солдат.
- Верно.
- Тогда пошли, камушек то в монастыре.
Мы перебрались через расщелину, и подошли к воротам монастыря. Когда-то их закрывала массивная стальная решетка, но сейчас в ней был прогрызен овальный проход.
- Занятно, - сказал Горн. – Как думаешь, чьи зубки сотворили такое?
- Остеры?
- Нет, приятель, остеры здесь не живут… Тут что-то пострашней. Держи руку на мече и ухо востро.
Мы ступили на территорию двора. Во внутренние помещения обители вел прямоугольный проход, вырубленный в скале. Двор опоясывала каменная стена, высотой в четыре человеческих роста. Кругом не было ни души. Мы направились дальше, к темному порталу. Проход вел через скалу все глубже и глубже. Иногда его пересекали другие. Потолок здесь был совсем невысоким. Горн едва не цеплял за него головой. Нам попадались столовые, спальни и библиотеки. Здесь были и учебные комнаты, в которых маги Аданоса учились его магии, и тренировочные залы, чьи стены были черными от огня. Много веков они стояли пустыми и хранили свои тайны.
- Чтобы здесь ни было, оно ушло, - сказал наемник.
Мы преодолели множество переходов, перекрестков и лестниц. Здесь недолго было и заблудиться. Через некоторое время показалось помещение, в стенах которого были прорублены окна не в сторону скалистого плато, а в сторону моря. Его заливал ослепительный солнечный свет. Из прямоугольных оконных проемов была видна голубая гладь моря, подернутая легкой рябью. Соленый воздух ерошил мои длинные волосы и бодрил дух, когда я стоял и смотрел на это великолепие. Сколько прошло времени непонятно. Горн был заворожен видом ничуть не меньше. Но вот герой отошел от этой стены и осмотрел помещение. Остальные три стены были заставлены книжными шкафами с полуистлевшими книгами. У одной из них стоял сундук. Безымянный подошел к нему и раскрыл его. Там, на самом дне, лежал потертый листок бумаги. Я поднял его и поднес к свету. Горн выглянул из-за моего плеча. Вот, что он прочел:
«Время летит все быстрее и с каждым днем жизнь становиться страшней. Мы уже не можем чувствовать себя в безопасности. После того, как колония была накрыта куполом, мы - простые монахи, и так лишенные магической силы, по какой-то причине стали угасать. Начались страшные вещи: братья убивали друг друга, и их нельзя было остановить. Уж не странные ли сны, которые мы видим из ночи в ночь, тому причиной? Как бы то ни было, похоже, я единственный кто сохранил разум. Великие маги из-за моря были у нас. Они воздвигли странный алтарь и водрузили на него магический камень своего народа. Они говорили, что его надлежит беречь пуще своего глаза, ибо от него зависит судьба Минненталя. Один из братьев пытался украсть камень, и я спрятал его, но одному мне долго не продержаться. Вокруг монастыря стали появляться дикие животные, они кровожадны как никогда. И самым страшным было то, что тролли запада тоже проснулись после того, как волна магии пронеслась над долиной. Магический камень пребудет со мной в вечном заточении. Я похороню себя, как подобает истинному последователю Аданоса, я сделаю это пока еще не поздно».
- Нет!!! – закричал я. – Только не это!
- В чем дело? – Горн вздрогнул от моего крика.
- Похороню, как подобает служителю Аданоса, это значит… - я вновь подошел к окну и посмотрел на гладь моря, - …утону в пучине моря.
- Да, вот так задачка. Хотя… Ты не против искупнуться?
- Да ты что? Как мы найдем камень на дне моря? Его могло унести далеко от берега, настолько далеко, что и тритону не по силам будет его отыскать.
- А мы попробуем.
- У меня нет выбора. Давай попытаемся, - сказал я удрученно.
Мы покинули монастырь, вышли с его территории и, вдоль русла реки спустились к морю. Отсюда были видны темные точки далеко вверху – окна комнат монастыря. Значит, нырять надо было примерно под ними. Жрец наверняка выбросился из окна. Горн разделся и первым нырнул в зеленые воды. Я не помедлил и повторил его действие. Вещи свои мы спрятали в гроте неподалеку. Места хоть и глухие, но и здесь можно напороться на воров. Я набрал полные легкие воздуха и погрузился под воду. Рядом был виден наемник. Он показывал рукой вниз и вправо. Мы поплыли туда. Как это ни странно, но искать долго не пришлось. Хотя нам и приходилось три раза выныривать на поверхность за воздухом, но тело мы вскоре нашли. Глубина здесь была не больше десяти метров. У поверхности волны разбивались о скалу, а внизу была своего рода песчаная яма, явно вырытая каким-то подводным обитателем. Из нее торчала рука скелета. Когда нам удалось раскопать тело, то я увидел, что оно большей частью обглодано неведомым хищником. В той же яме лежал, разложившийся до жижи, холщовый мешок. В нем были какие-то свитки, превратившиеся, со временем, в мусор. Но помимо них там лежал и сиял голубым светом драгоценный юнитор. Безымянный схватил его, и они с Горном поспешили выплыть наружу. Вскоре оба уже сушились у костра, наспех разведенного умелым воином. Наступал вечер. На небо высыпали первые звезды. Они отведали вяленого мяса из запасов Горна, у меня оно закончилось, и запили его двумя бутылками шнапса. Слегка повеселев, мы разлеглись на песке и принялись обсуждать расположение созвездий на потемневшем небе. Никто и не заметил, как сон сморил усталых путников, и они заснули прямо у кромки прибоя.
Никто кроме таинственного убийцы. Он хотел напасть на них в этот момент, но потом вспомнил наказ: «Со спины можно, но на спящего никогда!!! Запомни это!» Убийца прислонился к дереву и посмотрел на звездное небо. Скоро и его захватили боги сна.
__________________
Некоторым из нас не суждено разбогатеть.[br]Некоторым из нас вообще не суждено выжить в этом злом мире.[br]Только тот, кто взрастит внутри себя ярость и подчинит ее своему Я, сможет достичь свободы и просветления.[br]Только тот, кто не остановится ни перед чем на пути к своей цели, достигнет ее и получит все - пусть даже и будучи едва живым.[br]Мы люди и Я человек. Я был таким.[br]Мы звери и Я зверь. Я потерял человечность.[br]У меня есть почти все о чем можно мечтать, но я совершал злодеяния. Я буду проклят, или же нет, ведь Я не верю в бога.[br]У меня есть почти все, но нет лишь одного - любви, которая могла бы растопить мое сердце и помочь мне исправится...
Konstantin aka DEK вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10.02.2007, 22:18   #15
Готоман
Адепт
 
Аватар для Konstantin aka DEK
 
Регистрация: 06.01.2007
Адрес: Москва!
Сообщений: 636
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 26 раз(а) в 10 сообщениях
По умолчанию Человек без судьбы

Глава 5. Битва за свободу.

Когда я очнулась – голова болела страшно. Причем именно в том месте, куда мне попал камень. Странно. Наверно, все это лишило меня сил. Где я? – этот безмолвный вопрос задавался множество раз. Наконец, разум в полной мере вернулся к ней, и Варда поняла, что находится в пещере. Пещера была большой и удобно обустроенной. Сама богиня возлежала на шикарной двуспальной кровати, крытой шкурой неведомого зверя. Единственный выход был также занавешен еще одной шкурой. Мебель и предметы в помещении говорили о том, что владелец занимается магией, и при том черной.
Вскоре в залу вошел высокий человек. Он был одет в темный плащ с капюшоном, так, чтобы не было видно его лица. Из-за невидимого пятна лица просвечивали лишь красные глаза. Кисти рук были спрятаны в широких рукавах, а сами руки заведены за спину. Варда подумала, что если он что-то замышляет, то она в одно мгновение разорвет его на куски. И тут же почувствовала, что не может двигаться. Она попробовала сбросить с себя оцепенение, применить магию, но ничего не получалось. Человек засмеялся, смех его был подобен шипению змеи, как и голос, когда он заговорил:
- Добро пожаловать в мою скромную обитель.
- Кто ты опрометчивый? – спросила я.
- Тебе еще рано знать это. Знай только, что это я вытащил тебя из-под груды камней, в который ты превратила замок нашего тупоголового приятеля Арзарума.
«Мелькнула догадка: А не Мелькор ли это? Нет, и рост и голос, и манеры не те!»
- Что тебе от меня нужно? – я попробовала освободиться, тщетно.
- Можешь не стараться, моя сила больше твоей, - отреагировал незнакомец, – отвечаю на твой вопрос. Ты мне уже не нужна, пока что… Пока ты была без сознания, я уже узнал все, что хотел. Теперь мне пора привести свои знания в порядок, и после, мы или увидимся снова, или не увидимся никогда, в зависимости от того, к каким выводам я приду. Сейчас я освобожу тебя, и помогу отправится в Асгард, который является твоей целью…
- Откуда ты знаешь?!
- Я многое знаю Варда.
- И мое имя?!
- И многое-многое другое, но об этом позже, а теперь…
Он прищелкнул пальцами, и я почувствовала как оцепенение спало. Тут же Варда приготовилась к атаке или обороне. Но незнакомец прошептал некие слова, так тихо, что даже мой кошачий слух не смог разобрать ни звука, и взмахнул рукой. Посреди комнаты открылся овал портала. На его дальнем конце богиня отчетливо видела заснеженные равнины Асгарда. Но не обман ли это?
- Нет, не обман.
- Ты? Ты читаешь мои мысли?
- Я научился различным вещам, которые мне знать было не положено, - ответствовало существо, - и чтению мыслей в том числе, даже мыслей богов.
- Этого не может быть… Но зачем тебе все это? Это ведь…
- Ты догадаешься об этом, я уверен, и догадаешься скоро. Недаром ведь у тебя самый блестящий ум среди валаров, и даже Манвэ не сравниться с тобой.
С этими словами он вновь повел рукой, и его кисть на мгновение высунулась из-под рукава плаща. В те же мгновение меня рвануло вверх и вперед, словно невидимый крюк подцепил за живот, но Варда успела заметить эту руку – руку с черной лоснящейся кожей и ужасными струпьями. Все произошло так быстро, что можно было и усомниться в достоверности видения. В следующее мгновение она уже твердо стояла ногами на мокром снегу. Кругом завывал ледяной ветер. Ущелье было огорожено горами. Высокие пики вздымались должно быть на тысячи метров. Странный незнакомец никак не шел из головы. Кто он?
Крылья понесли меня навстречу ветру. Об этом мире я знала только понаслышке, и откуда начинать поиски Мелькора, не имела ни малейшего понятия, однако, знала его привычки, и это могло помочь. Для него важнее всего было повелевать людьми или любыми другими живыми существами, а значит, он в начале своего пребывания здесь должен был разыскать самый большой город этого мира и поработить его. Варда летела на север и под могучими крыльями ангелов проносились заснеженные поля и равнины, изредка прерываемые горными цепями и глубокими льдистыми ущельями. Иногда также попадались большие и маленькие заледенелые озера. Эта страна была огромна и невообразимо прекрасна. Если бы здесь было хотя бы чуть потеплее, то можно было бы поселиться в этом краю навсегда. Вскоре богиня обратила внимание на то, что на далеком горизонте начали сгущаться свинцовые тучи. Спустя еще некоторое время стали бить молнии, и до нее донесся глухой рокот грома. Ненастье приближалось все ближе и ближе. Можно было свернуть с курса или спрятаться в какой-нибудь пещере, коих в горах было предостаточно, но отважная Варда продолжала двигаться вперед и буквально через несколько минут оказалась в эпицентре урагана. Это был именно ураган. Свирепый ветер свистал вокруг и грозил разорвать крылья в клочья. Мокрый снег с неистовой силой носился вокруг, полностью лишая видимости. Необузданные воздушные потоки то подхватывали и подбрасывали вверх, то изо всех сил тянули вниз, к острым скалам. Силы начали оставлять ее, и тут она заприметила вдали светлое пятнышко. Край урагана! Женщина припустила туда. Ей чудился злой голос и смех. Возможно, это Мелькор пытается помешать ей, учуяв ее неподалеку? Она изловчилась и села на небольшое скалистое плато. Ветер по-прежнему рвал и метал. Варда воздела руки к грозовому темному небу и прокричала, перекрывая вой ветра, волшебные слова древнего языка. Это было слово силы, одно из тех слов, которые укрощают стихию и заставляют ее повиноваться произнесшему эти слова. Настала пора померяться силами с самим Мелькором столь отчаянно полагавшим, что в таких вопросах он сильнее нашей героини.
Буря стихла так же неожиданно и быстро, как и началась. Небо вновь было чистым и голубым, и только эхо злого крика растаяло вдали. Это точно был голос Мелькора – голос существа в который раз потерпевшего неудачу. Он где-то рядом. Только поэтому он мог начать беспокоится и предпринять столь радикальные меры, выдав себя. Варда вновь призвала крылья и взмыла в небо. Столь короткого отдыха было достаточно ей, чтобы восстановить силы. И снова сквозь морозный воздух навстречу неизведанному несли ее не знавшие усталости волшебные крылья сестер ветра.

***

Человек в мощном доспехе, скованном по слухам из металла метеорита, прилетевшего из неведомой дали, мерил шагами большой черный зал. Из этого помещения наружу вел ряд остроконечных окон. Они были занавешены тяжелыми портьерами, дабы северный ветер не проникал внутрь. В дальней стене были высокие стрельчатые двери, они вели в другие помещения обширнейшего дворца Курлуха. Человек остановился и закинул руки за спину. Его лицо, под забралом шлема, исказила нечеловеческая гримаса… впрочем, он и не был человеком. Он был богом. Мелькор вновь зашагал из угла в угол. Он не мог поверить в то, что случилось: Арзарум предал его и потерпел поражение. И его заклятый враг теперь здесь – в Асгарде. Мир, который он считал неприступным для своих врагов, впустил их, а значит и его великая неприступная крепость не сможет надолго задержать разгневанного Валара. Сейчас бог уже сильно сожалел о содеянном им ранее с Вардой. Но сделанного не вернешь, и надо что-то делать. Он развернулся и направился к трону, вделанному в стену зала. Надо попытаться сопротивляться. Верноподданные его северяне будут стоять за своего повелителя. О, как просто они сдались ему! Может потому, что до этого не видели истинных богов? Мелькор сел на трон и призвал своего главного полководца: Ранила.
- Вели мобилизовать армию Ранил. Для нас настал роковой час. Сюда направляется наш самый страшный враг из когда-либо существовавших.
- Но кто повелитель мог испугать ВАС?
- Она Вала – богиня из того мира, откуда прибыл я. Боюсь, что долго нам против нее не продержаться. В прошлый раз я взял ее неожиданно и хитростью. А теперь… В общем, извести всех солдат и магов Ранил. Пусть будут готовы к сражению.
- А вы сир?
- Я пока буду здесь и подумаю, как мне помочь вам в борьбе против нее…
Ранил ушел, а Мелькор все так и продолжал сидеть на троне и смотреть в окно. Занавесь была приоткрыта, и он ясно видел кусочек, затянутого тучами неба. Он не знал, сколько прошло времени, как вдруг затрубили рога, и послышался лязг оружия. Она здесь! В следующее мгновение он подбежал к окну и увидел, как стена его верной крепости рушиться и падает грудой обломков в реку, проломив лед и открыв бурные воды. Через пролом медленно вступает в замок ужасное чудовище – дракон. Он давит под собой сотни людей и испепеляет огнем все вокруг. Про себя черный бог ухмыльнулся (старый трюк валаров)! Но опасность он представлял реальную. Мелькор вышел из зала и стремительным шагом направился к своим солдатам. Его долг быть вместе с ними. Врожденная трусость, будто на время отступила, уступив место необузданной храбрости.
Он сбежал по ступеням во внутренний двор замка, и увидел как в пасти чудовища исчез его главный соратник - Ранил. Челюсти сомкнулись: раз, другой, и все на этом закончилось. Мелькор воздел руки к небу и прокричал одно из слов силы. Уже весь город пылал в огне и лежал в руинах. То и дело откуда-нибудь доносились крики раненых и умирающих, но никто больше не смел противиться дракону. Все жители попрятались, кто где смог. Слово подействовало, и плоть чудовища пошла рябью. Волнение усилилось, и вот на земле перед валаром отступником стояла Варда, облаченная в свою сияющую мифрильную кольчугу, и с обнаженным клинком в руке. С ее губ капала кровь. Она молча смотрела на него и под этим взглядом решимость Мелькора несколько поугасла. Он опустил руки и посмотрел на нее. И тут Варда неожиданно заговорила, и голос ее раскатывался над руинами замка, словно колокольный звон.
- Ты знал, что я приду Мелькор?
- Знал. Ты называешь меня по имени? Но почему не Моргот как остальные? Почему не извечный враг?
- Врагов надо уважать, но тебя я презираю Моргот! Тебя я буду называть по-своему. И это все, что ты приготовил? Жалкая попытка противостоять мне…
- Ты меня не знаешь Варда. К тому же я все еще люблю…
- Замолчи! Я знаю тебя лучше, чем сам ты себя знаешь! Или ты забыл? Забыл, что я умею читать в сердцах?
Он отшатнулся и упал на широкие каменные ступени.
- Долго я говорить с тобой не собираюсь. Множество тысячелетий назад ты затеял войну, которая расколола Арду. Ты принес зло в наш мир, а теперь еще и в два других. Эру наказал тебя, ввергнув в бездну, за пределы материального мира. Отвечай, как ты спасся?
- Я… Я… нашел способ.
- Какой способ?!
- Я не могу сказать тебе этого. Там, в пустоте, нет почти ничего.
- Почти?
- Кое-что я нашел… нет, скорее это оно нашло меня, и наделило новой силой. Это частица вселенной. Она может попасть к каждому из нас и наделить силой и спасти жизнь, надо только знать, где искать.
- Это все?
- Она спасла меня и наделила силой путешествовать между мирами.
- Я пришла убить тебя Мелькор. Что бы там ни говорил Манвэ, а я не могу больше полагаться на суд валаров и силу Эру. Я убью тебя и заберу твою душу себе, так ты никогда не освободишься.
Варда сделала шаг к нему и занесла меч над головой. Моргот съежился перед ней на коленях. Сила и решимость полностью оставили его… Меч начал со свистом опускаться, но тут случилось неожиданное: раздался чудовищный взрыв, и богиню отбросило от черного валара. Мелькор встал и усмехнулся. Он подошел к Варде, на некоторое время потерявшей сознание, и снял с нее доспех, оружие, и талисман, позволявший контролировать проклятье, наложенное им на нее. Богиня очнулась и увидела Моргота, неторопливо уходящим. Она попыталась встать, но когда ее лишили талисмана, она стала беззащитна перед магией этого мира, и та обрушилась на нее в полной мере, дестабилизировав внутренний мир волшебницы, и лишив ее физических сил. Враг остановился и сказал, упавшей на холодный снег Варде:
- Я приведу в действие древний ритуал и лишу тебя всего чем ты обладаешь. И тогда ты умрешь Варда. Моя сила куда больше чем ты полагала. Теперь у меня есть все, что нужно для этой древней магии. Прощай.
Он исчез во вспышке сиреневого света. Только ледяной ветер завывал вокруг. Женщина перекатилась на спину и раскинула руки в стороны. Снег падал ей на лицо, но он не таял. Она почувствовала, как руки ее холодеют, и начинается превращение. Слезы выступили на глазах несчастной.

***

Кто-то гладил ее волосы и говорил успокаивающие слова. Глаза не желали открываться. Варда попробовала пошевелить руками и ощутила длинные двенадцатидюймовые когти, распоровшие мягкое одеяло, на котором она возлежала. Существо, бывшее прекрасной женщиной испустило глухой протяжный стон и взвыло. Вскоре оно смогло открыть глаза и вспомнило: нет, это не оно, это она – Варда. Над головой был потолок уже знакомой пещеры. Пещера того самого незнакомца. И он стоял над ней и гладил ее длинные космы. Из груди вырвался рык. Сам собой, за что? – не понятно.
- Тише, пожалуйста. Тебе сейчас тяжело. Я знаю, что сделал с тобой Мелькор. Однако, я не ожидал, что он сумеет перехитрить тебя… Я уже жалею обо всем, что было… Моргот должен умереть.
Этим словам вновь вторило глухое рычание, и в этот раз незнакомец не стал останавливать меня.
- Ты поможешь мне победить его? – спросила я скрежещущим голосом.
- Да, для этого ты здесь. Я снова спас тебя. Ты именно та, кто мне нужен. Я дам тебе толику своей силы, на время, чтобы одолеть Мелькора. Когда ты победишь его, то должна будешь вернуться. Я дам тебе руну портала в мою обитель. И там мы поговорим.
- Повторяю вопрос: зачем я тебе?
- Повторяю ответ: скажу, когда победишь его и вернешься. И не вздумай обмануть меня. Куда бы ты не отправилась, тебя все равно притянет ко мне.
- Почему ты так в этом уверен?
- Ну… - незнакомец пожал плечами. – Интуиция подсказывает. Слушай, Моргот сейчас в круге менгиров – древнем месте средоточия силы. Там он попытается разрушить вещи, отобранные у тебя и уничтожить твой талисман. Помешай ему или ты умрешь, а этого я допустить никак не могу.
- Хорошо! Давай действовать.
Он прикоснулся кончиками пальцев ко лбу Варды, и ее пронзила острая боль, и наполнило знание – знание того, кто этот незнакомец на самом деле, и что ему нужно от нее. С его силой она приобрела и способность заграждаться от чтения им своих мыслей.
- Вот и все, - сказал человек. – Ступай за ним.
Он бросил в воздух порошок и открыл портал в Асгард.
- Вернись, - сказал Белиар. – Не забудь вернуться.
Я ступила в портал и исчезла из этого мира.
«Белиар – злое существо из параллельного мира. Оно решило заручиться поддержкой моей силы, чтобы поработить свой мир, и заставить каждого там поклоняться ему. Но силу его нельзя было недооценивать. Я не собиралась помогать ему, но и не собиралась возвращаться, чтобы он там ни говорил. Наша встреча доказала, что не мне тягаться с ним в силе…»



__________________
Некоторым из нас не суждено разбогатеть.[br]Некоторым из нас вообще не суждено выжить в этом злом мире.[br]Только тот, кто взрастит внутри себя ярость и подчинит ее своему Я, сможет достичь свободы и просветления.[br]Только тот, кто не остановится ни перед чем на пути к своей цели, достигнет ее и получит все - пусть даже и будучи едва живым.[br]Мы люди и Я человек. Я был таким.[br]Мы звери и Я зверь. Я потерял человечность.[br]У меня есть почти все о чем можно мечтать, но я совершал злодеяния. Я буду проклят, или же нет, ведь Я не верю в бога.[br]У меня есть почти все, но нет лишь одного - любви, которая могла бы растопить мое сердце и помочь мне исправится...
Konstantin aka DEK вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10.02.2007, 22:19   #16
Готоман
Адепт
 
Аватар для Konstantin aka DEK
 
Регистрация: 06.01.2007
Адрес: Москва!
Сообщений: 636
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 26 раз(а) в 10 сообщениях
По умолчанию Человек без судьбы

***

Проснулся я оттого, что морская вода захлестнула мне ноги. Студеная жидкость так резко пробудила меня, что я вскочил как ужаленный. Горн спал неподалеку, привалившись спиной к стволу дерева. Он оказался умней, и ночью отполз от воды. Скоро он тоже проснулся и принялся за раскладку костра. После того, как они наспех позавтракали, Горн изъявил желание путешествовать дальше вместе с безымянным. В сумке у того скопилось уже три волшебных камня. Оставался последний – в каньоне недалеко от Старого лагеря. Мы отправились туда вдвоем. Вдоль русла реки, около которой спали мы, попали к мосту, через который я переходил, когда впервые попал в колонию. Стражники его больше не охраняли, все ушли на войну. Отсюда были видны ворота лагеря, которые сейчас были заперты. На башне наблюдателя не было, но Горн заверил меня, люди там есть. Люди, которые… ой, что это я? И тут мы заметили странность. Точнее кое-кого, кого здесь быть было не должно. У входа в пещеру неподалеку сидел маг в алой робе. Он прятал лицо в ладонях и его сотрясали рыдания.
- Да это же Милтен! – воскликнул Горн и бросился к нему.
Молодой маг поднял залитое слезами лицо, в ответ на крик. Я поспешил за наемником, и вскоре мы вместе стояли перед магом.
- Милт, что стряслось? Я ни разу не видел тебя плачущим!
- Я не смог ничего сделать… Я опоздал!
- Что случилось Милтен? – спросил я.
- Он сошел с ума.
- Кто?
- Гомез сошел с ума! – в глазах мага появился гнев. – Когда я вернулся, было уже поздно. Почему мы с Диего отлучались? Может быть, я мог бы помочь…
Он отрешенно смотрел в сторону, и Горну пришлось основательно встряхнуть его.
- Когда я вернулся в лагерь, в нашу часовню… все уже началось. В старой шахте обрушился потолок. По слухам старатели наткнулись на подземную реку в поисках нового кармана с рудой, и она затопила все помещения. Выжившие говорили, что там все в мгновение ока превратилось в ад. Гомез лишился своего гарантированного источника дохода. Теперь он не сможет вести обмен с королем. Это и вывело его из себя. Он приказал своим солдатам вырезать всех в Новом лагере и захватить их шахту. Это был его единственный шанс удержать свою позицию лидера, и остаться на плаву. Корристо и другие маги восстали против такой неоправданной и безумной жестокости. Но Гомез не желал ничего слушать. Маги пытались помешать ему, но он запер их в часовне. Я попал туда во время осады. Ночью солдаты барона ворвались к нам, и завязалась битва. Мы дрались отчаянно, но врагов было слишком много, и напали они слишком неожиданно. Маги падали один за другим и бессердечные воины Гомеза топтали их тела. Наконец, остались только я и мастер Корристо. На глазах моего учителя стояли слезы гнева, когда он проклинал Гомеза и солдат его за содеянное. Мой учитель… он спас меня, и переправил за территорию лагеря, сюда. Но заклинание на мгновение лишило его силы, и наученные опытом, солдаты воспользовались этой секундой, и убили его прямо на моих глазах! Да будут они прокляты на веки веков! Исчадия Белиара!
- Все маги мертвы… Не может быть, - я не мог поверить словам. – Где Гомез?
- Он вместе со своими прихвостнями в замке, но пробраться туда мы не сможем. Они забрали себе все руны телепортации и закрыли все входы в лагерь. Чтобы зайти внутрь его надо брать штурмом, - Милтен зло сжал кулаки.
- Идем с нами, мы отомстим Гомезу. Мы убьем его, но пока нам нужно найти последний юнитор. Идем, маги воды, и все воины болотного лагеря помогут нам сравнять Старый лагерь с землей. Мы достанем этого ублюдка даже из-под земли, - сказал я, положив руку на плечо магу.
Тот тяжело встал и кивнул.
- Как нам попасть в ущелье неподалеку отсюда?
- Оно здесь только одно. В горах, на опушке леса, ведущего к шахте, - сказал маг и утер лицо рукавом красной мантии.
Мы отправились туда втроем. По дороге нам встретилась стая снепперов, но она исчезла в мгновение ока. Дальше ноги поднимали нас все выше и выше. Дорога сужалась, пока, наконец, не прошла через теснину чрезвычайно пригодную для засады. Но и тут никого не было. Путь снова начал расширяться и вот мы оказались на входе в котлован. Он расширялся вниз и в стороны, образуя неглубокую круглую яму. На краю ее стоял, уперев руки в бока, человек в красном доспехе. Это был Диего. Он заслышал наши шаги и обернулся. При виде нашей компании старый призрак испытал такое удивление, что даже воскликнул:
- Черт побери! Вот так гопота подобралась! Только Лестера не хватает. Не обижайтесь парни, шутка!
- Диего, Лестер погружен в чтение древних книг, - сказал я.
- Ха, хорош старый парень! Что вы здесь делаете?
Мы рассказали ему все, что случилось за последнее время, и Диего полностью подтвердил историю, рассказанную Милтеном.
- А я здесь охочусь за золотом…
- Как обычно, только о золоте и можешь думать, - пробурчал Горн.
- Личное обогащение… Не стоит заниматься этим чрезмерно, - Милтен осуждающе посмотрел на призрака, но тот только отмахнулся.
- Вы здесь зачем? – спросил у меня Диего.
- За юнитором…
- Так я и думал. Он там же где и мое золото.
- Теперь не твое, а наше, - сказал Горн с улыбкой.
- Что?!
- Мы друзья и всегда все делим поровну.
- Гмм…
- И что ты тут сидишь, словно бедный родственник? – спросил Милтен.
- А вы взгляните туда. Там гуляет проблема весом тонн шесть…
Я посмотрел на дно котлована и увидел там прогуливающегося тролля.
- Вот думаю как проскользнуть мимо него к лебедке, - продолжил Диего.
Мы увидели в дальнем конце амфитеатра маленькую лебедку, стоящую около деревянных ворот. На высоте метров пятнадцати над воротами в скале было прорублено огромное прямоугольное окно. В нем я различил мерцание голубого света. Маг оценивающе посмотрел на волосатую громадину, как дровосек смотрит на деревце, которое собирается срубить.
- Если я уменьшу его в размерах, вы сможете его одолеть? – спросил он.
- На сколько?
- На столько на сколько получиться!
- Ну, постараемся, - пробасил наемник.
- Корристо незадолго до своей смерти обучил меня пользованию новой руной. Сейчас мы ее испробуем.
- А получится на таком-то звере?
- Не знаю, - отрезал маг. – Пошли вниз, или вы трусите?
- Я нет, - сказал Горн и пошел за ним.
Следом пошел я. Диего, несколько помедлив, тоже отправился вслед за нами. Когда мы оказались на таком расстоянии, что близорукий тролль сумел нас различить, Милтен достал руну и зачитал заклинание. Зверь взревел и несколько раз ударил себя огромными лапами в мощную грудь. Звук при этом вышел весьма внушительный. Маг завершил чтение. Зверь побрел к нам. При каждом его шаге содрогалась земля.
- Ничего не происходит! – Диего уже вытаскивал лук.
- Терпение.
И тут зверя охватила зеленая дымка. Облако постепенно становилось все меньше и меньше в размерах. Тролль уменьшался вместе с ним. Вот он уже не был величиной с дом, а превратился в зверушку не больше собаки.
- Мощное заклинание, - восхитился Диего.
Горн подошел к троллю и ласково потрепал его по холке. Чудовище обиженно взревело и изо всей силы ударило ему кулаком по носку ботинка. Тролль стал маленьким, но немного силы у него осталось. Наемник ойкнул и подпрыгнул.
- Ах ты…
Он ударил тролля ногой, и тот кубарем откатился в сторону.
- Что с ним делать? – спросил он.
- Убить бы надо, - сказал маг.
- Но он такой маленький и беззащитный, - проговорил я.
- Когда действие заклинания закончится, он снова станет большим и неуязвимым.
- У меня есть мысль, как убить его и при этом не испытывать угрызения совести, - сказал Диего.
Все с удивлением посмотрели на него.
- Мы запрем его в той пещере, и когда он вырастет, то… его об камни… Ну вы поняли, - он оглядел нас.
Тролль словно понял, о чем говорят, и принялся улепетывать. Наемник в два прыжка нагнал его и спеленал веревкой из своей заплечной сумки. Малыш отчаянно верещал и вырывался, но, наконец, был запакован, как рождественский подарок, и затих. Мы подошли к лебедке и Диего, поколдовав над ней с минуту, привел ее в действие. Ворота раскрылись. Милтен остался сторожить вход, а мы втроем, точнее вчетвером (включая тролля невеличку) вошли в тоннель. Он вился спиралью вверх и вывел нас в комнату с окном. Здесь стоял алтарь с юнитором, и в одной из стен была проделана дверь. Диего открыл ее и ахнул. Тем временем я забрал магический камень себе. Горн прислонил тролля к стене и оставил злобно сверкать глазами. За дверью было золото, целые бушели золота и драгоценных камней. Но тут что-то загрохотало, и колонна, на которой стоял юнитор, ушла в пол. Все вокруг стало рушится. Диего с проклятиями бросился вон. Мы наступали ему на пятки.
Несколько мгновений спустя мы выскочили из тоннеля, преследуемые градом камушков и тучей пыли. Потолок в комнате и тоннеле обвалился, завалив и золото, и тролля. Призрак поливал меня благим матом, из которого понятно было, что из-за какого-то *** юнитора и *** героя, он лишился *** богатства, которое могло бы стать самым большим богатством в его *** жизни! Диего выстраивал трех и четырехэтажные матерные конструкции. Никогда не доводилось такого слышать. Когда он успокоился, уже вечерело. Так уж он разошелся.

Мы встали в линию. Милтен держался за руку Горна, тот за руку Диего, а Диего за мою. В свободной руке героя был зажат свиток телепортации в храм магов воды. Мы решили отправится туда все вместе. Мгновение ушло на чтение заклинания, и потом я почувствовал знакомый рывок, будто крюк подхватывает тебя под брюхо, и нас понесло сквозь пространство в сиреневом вихре. Не прошло и десяти секунд, как все четверо встали ногами на твердую каменную поверхность. Безымянный огляделся. Они стояли в небольшом зале с пентаграммой, нарисованной на полу. Сам воздух здесь был пропитан магией и в нем носились светлые частицы. Отсюда вел пятиугольный выход. Сразу же за ним виднелась пещера, в которой располагался храм магов воды. Справа от портала стояла подставка для книг, и на ней возлежал старый тяжелый том. Фолиант этот листал знакомый мне лысый маг. Это был Сатурас. Вот он обернулся, и на лице его проступили морщины от улыбки.
- Вы все вернулись, хвала Аданосу!
- Я принес все, что нам нужно для церемонии, - сказал я.
Сатурас не на шутку взволновался, когда я передал в его руки мешок с четырьмя юниторами. После того как он осмотрел их и поставил мешок около стенда, лицо его снова омрачилось.
- Это поистине великолепная весть сын мой – то, что ты все сделал. Но пока ты отсутствовал, случилось несчастье. Свободная шахта подверглась нападению. Солдаты Гомеза изыскали тайные пути через горы, и попали к рудникам. Мы лишились своих людей и не можем их спасти. У нас просто не хватает воинов. Гора руды достаточно велика и если мы проведем церемонию, и уничтожим купол, это может заставить людей барона бросить его. Это спасет нашу шахту. Но как мне не неловко друг, я вынужден попросить тебя еще об одной услуге.
- Все, что угодно, - ответил герой.
- Прежде представь мне своих друзей. Эти смелые люди помогали тебе в поисках?
- Да Сатурас. Молодого мага зовут Милтен, а усатого воина Диего. Оба они из Старого лагеря – друзья Горна.
- Поможете ли вы нам оборонять Новый лагерь от Гомеза? – спросил маг.
- Мы уничтожим его, - сказал Милтен.
- Да, - ответил Диего.
- В таком случае слушайте. Для проведения церемонии нам нужна помощь магов огня. Держите руну телепортации в наш храм. Отправьтесь в Старый лагерь тайно и приведите к нам Корристо и остальных магов. Без них мы не сможем провести церемонию.
- Но Сатурас, есть одно но… - замялся Горн.
- Что такое?
- Все маги огня за исключением Милтена мертвы. Их убил Гомез, - сказал я.
- Но как такое могло случиться? – старый маг едва не упал.
Безымянный рассказал ему все, что случилось в Старом лагере.
- Это невозможно! Но если так… мы должны спасти наших людей… - волшебник расхаживал по комнате и желваки на его щеках вздувались все сильней, выказывая его внутреннее напряжение. – У нас остался только один шанс на успех, только один… Мы должны обратиться за помощью к Ксардасу. У него одного во всей колонии доставит сил заменить умерших шестерых магов. Не думал я, что нам придется просить о помощи это отродье дьявола, но раз без него не обойтись…
- Мы найдем его и убедим помочь, - сказал герой.
- Похвальное стремление, но не так то это просто как кажется… - начал маг.
И тут неожиданно взвыли трубы и литавры, и раздался снизу, из общей пещеры, исполненный ужаса крик:
- Они идут на приступ! Скорее все на стену!
Мы стремительно выбежали из залы вслед за магом. Другие волшебники не отставали. Я был у стены, пересекавшей равнину между двумя скалами, уже через две минуты. Остальных потерял из виду в суматохе. Стена эта служила единственным проходом в Новый лагерь. Герой взобрался на парапет и увидел перед собой море огней. Несмотря на яркий солнечный день, солдаты Гомеза жгли факелы, сотни факелов. Целое полчище врагов копошилось под ними, на глубине пяти метров. Защитники изготовились к бою, и тут прозвучал новый крик:
- Ложись, стрелы!
И вслед за ним:
- Штурмовые лестницы! Таран, держите ворота!
Туча стрел пролетела над нашими головами и вокруг меня раздались крики боли. Но во время войны мне приходилось бывать и не в таких переделках. Далеко справа от себя я увидел мага в синей робе. Он посылал молнии во врагов, поражая их одного за другим. По лестнице на стену взбежал Сатурас. Тут стену сотряс удар, и послышался стук лестниц по камню. Я высунулся над парапетом, и увидел как штурмовые лестницы были брошены на наш оплот, и по ним со скоростью матерых обезьян начали подниматься наверх солдаты в красном. Одна лестница была прямо передо мной. Безымянный уперся в нее руками и столкнул вниз. Долину огласил возмущенный крик захватчика, затем хруст, и конструкция упала на землю, придавив десятка два незадачливых вояк. Сатурас одобрительно кивнул. Он воздел руки к небу. Лучники врага вновь изготовились стрелять и солдаты на стене пригнули головы. Смертоносный рой полетел в нашу сторону, но не достиг ее. Стрелы замерли в воздухе на расстоянии руки от стены. Сатурас продолжал возглашать заклинания. Вот острые наконечники развернулись назад, и вся масса стрел полетела назад – на солдат Гомеза. Они сами поразили более половины своего войска. Вновь враг пошел на приступ. Вновь были брошены лестницы. В этот раз им удалось взобраться на стену, и завязалась рукопашная схватка.
Сверкали клинки и искры летели во все стороны. Я бился отчаянно. Противником моим был здоровенный детина, побольше Горна. Он отражал удары моего меча очень умело. Вот я сделал обманное движение и вместо того чтобы ударить его напрямую по груди, рубанул по ногам. Здоровяк подпрыгнул.
- Что болотный придурок? Слабо тебе одолеть меня?
Сам он был вооружен здоровенной булавой. Ее тяжелый конец обрушился на то место, где я только что стоял, и пробил в камне большую дыру. Наши солдаты падали один за другим. Победа была на стороне Гомеза. Вскоре я остался на этой части стены один за исключением Сатураса. Слева к нам прорубился Горн. Сатурас прочитал заклинание, и ноги моего противника срослись вместе. Он пошатнулся и упал со стены, сломав себе шею. Герой увидел, как одного из магов сразили сразу трое противников. Наставник был вне себя от злости. Он прокричал страшное заклинание и призвал из небытия троих каменных големов. Их кулаки, словно молотилки пшеницы, застучали по доспехам врагов. Тела стали разлетаться во все стороны. Но казалось битва все равно была проиграна. Воины оттеснили нас со стены и взяли ее. Оставшиеся в живых бежали во внутреннюю часть лагеря - к проходу у плотины. Это было очень узкое место и его было легко оборонять. В живых остались шестеро магов и несколько солдат. Милтен был тяжело ранен в бок, Диего нес его на своих плечах. Остальные не пострадали. Враги с победными криками и улюлюканьем бросились за нами в погоню, в надежде добить. Маги взялись за руки и прокричали одно из своих заклинаний. Целая шеренга прихвостней Гомеза полегла под градом ледяных стрел. Но это не остановило их, а даже наоборот еще больше раззадорило. Диего положил Милтена на землю и прислонил спиной к стене. Тот тихо застонал. Он потерял слишком много крови и мог умереть. Кронос подбежал к нему и склонился над раной. И тут, когда казалось что смерть уже в двух шагах от нас, за выломанными воротами, из которых хлестал поток солдат, раздались возмущенные крики, потом возгласы удивления и страха. Спустя мгновение в ворота хлынуло войско Кор Ангара. Стражи в сияющих латах пришли нам на помощь. Они поспели раньше чем обещали! С боевым криком за короля я бросился в атаку. Горн и Диего без раздумий последовали за мной. Трое неслись по залитому солнцем лугу, с оружием наперевес. Позади воинов барона накатывала безумная толпа из болотного лагеря. Маги воды призвали ослепительный свет и заставили их склониться к земле, защищая глаза.
С хрустом мы врезались в гущу стражников и разметали их как пух. Кругом стали появляться стражи, рубя и коля направо и налево. Мой меч работал вдвое быстрее прежнего. Герой парировал удар солдата Гомеза и отрубил ему голову. Тело упало на залитую кровью землю. После этого на меня набросилось сразу двое врагов, но я присел на одно колено и провел мечом по дуге, наискось и вверх. Этот удар выбил оружие из рук одного из нападавших. Он постарался убежать, но стрела, пущенная одним из стражей, сразила его, попав в спину. Второй солдат ударил своими двуручным клинком по земле, на которой всего мгновение назад лежал я. Лезвие вспороло землю и взметнуло в воздух клочки почвы. Безымянный ударил по ногам солдата, и он упал на землю. Клинок выпал из его рук. Я перехватил свой покрепче и попытался вонзить острие парню в грудь. Но он стремительно вскочил и сделал сальто назад. Странно, но лицо его было мне знакомо! Кто же это? Враг нанес мне удар ногой с разворота, и выбил оружие. Следующим ударом он попал мне в живот и отбросил назад. Да это же Буллит! Но где он всему научился? Тем временем Буллит стремительно подскочил ко мне и схватил за горло, ловким движением подняв над землей. Ноги героя болтались в воздухе. Я ударил солдата в пах. Буллит упал, схватившись за промежность. Безымянный тяжело дышал, потирая горло. По прошествии нескольких минут жестокой сечи, через толпу к нам пробился сам Ангар. Он налетел на Буллита, но тот схватил первый попавшийся меч, что лежал рядом, и схватился с главным тамплиером. Они отходили все дальше и дальше от меня. Безымянный поднял свое оружие и поспешил на помощь Ангару. Вдвоем мы стали теснить врага. Кор Ангар мощным ударом снова выбил меч из рук Буллита.
- Вам меня не взять! Только не меня!
С этими словами Буллит отпрыгнул назад и в сторону, схватил меч какого-то трупа, и вонзил острие себе в живот. Он медленно опустился на колени и повалился на бок, истекая кровью. Глаза его закрылись и руки опали, он дернулся и затих. Ангар посмотрел на меня. Доспех его был забрызган кровью, как и меч, который он держал в усталой руке. Глава братства снял шлем.
- Мы спасены, - сказал он.
Битва вокруг нас утихла. Стражники пытались сдаться, но стражи не брали пленных. Вскоре все поле было усеяно трупами в красных доспехах. Сражение окончилось, и мы одержали победу. Гомез бросил в бой против Нового лагеря всех своих людей, бросил и проиграл.
- Благодарю вас Кор Ангар, если бы не вы…
- Если бы не ты, - сказал страж. – Ты и твои друзья отстояли стену до нашего прихода.
- Мы сделали это вместе, и вместе нам праздновать победу. Это наша общая победа.

После захода солнца огромное количество народа собралось в таверне на озере. Людей было столько, что многим пришлось стоять на улице. За одним из столов, посередине зала, сидели главные действующие лица этой истории. Сатурас, Горн, Диего и Кор Ангар, а также глава солдат нового лагеря, опальный генерал – Ли. Вокруг нас обралась толпа. Все держали в руках бокалы с налитым в них вином, для этого опустошили все погреба в лагере. Сатурас и Кор Ангар встали. Глава стражей и глава магов смотрели друг другу в глаза. Маг сказал:
- Выпьем же за объединение наших сил и наших людей! Пусть будем мы едины и пусть будем друзьями на веки веков! Во имя богов наших и жизней людских.
- Да будет так великий Сатурас, - ответил Ангар.
Они стукнули бокалами друг от друга и под громкие крики выпили вино. Так Новый и Болотный лагеря объединились и стали единым целым. И началось веселье, и началось празднование великой победы. Но за радостью никто не забывал о том, что товарищи их томятся в свободной шахте. На следующее утро было решено отправится на их спасение. Сатурас склонился ко мне, в самом разгаре веселья. Мы все еще сидели за одним столиком. Все остальные разбрелись кто куда. Я отрешенно прихлебывал горячительный напиток и смотрел на звезды за окном.
- Ты ведь помнишь? – начал маг.
- Да, - ответил я. – Ты не успел мне все рассказать.
- Найди Ксардаса и попроси у него помощи. Мы уже посылали к нему гонцов прежде… хотели примириться, но ни один из них не вернулся. По слухам его башню в землях орков охраняют демонические создания – големы. Их трое для каждой из стихий.
- Как их одолеть?
- Каменного голема можно расколоть на куски молотом, огненный подвержен льду и молнии. Ледовый голем страшится огня. Мы дадим тебе свитки, которые могут пригодиться, но ты нужен нам здесь. Люди верят тебе после всего, что ты сделал…
- Что же ты от меня хочешь Сатурас? Хочешь, чтобы я разорвался надвое?
- Нет, конечно! Прежде всего нужно договориться с Ксардасом. Но я думал, что ты можешь поспеть и сюда.
- Я постараюсь, - сухо сказал я. – Во сколько вы выступаете?
- В одиннадцать утра. Понимаешь, все будут после праздника… - маг сам стеснялся своих слов.
Я поставил бокал на стол и встал.
- Ясно. Довольно разговоров. Мне нужно отдохнуть.
Герой направился к выходу, как вдруг кто-то схватил его за плечо. Это был Горн. Он улыбался. Рядом с ним стояли Диего и Милтен. Бок мага был перевязан и он опирался на костыль. Его рану залечили и спасли ему жизнь, но на то чтобы он выздоровел нужно было время.
- Идем, нужно сказать тебе кое-что важное.
Я без вопросов последовал за ним, и вскоре наемник завлек меня в отдельный кабинет. Он крепко притворил дверь и все расселись за одним столом на скамейки. На его поверхности горела единственная масляная свеча, от чего в комнате стоял полумрак. Горн начал без предисловий:
- Как ты уже знаешь, все мы четверо, включая отсутствующего здесь Лестера, старые друзья. То, что случилось с нами за последнее время, позволяет нам доверять тебе стопроцентно. Ты спас жизнь каждому из нас и помогал каждому из наших лагерей. Мы хотим посвятить тебя в наши тайны и попросить стать членом нашей компании и пятым нашим другом.
Маг и Диего согласно кивнули. Призрак добавил:
- Лестер тоже не будет против этого. Ты хочешь вступить в наше маленькое братство друг? – спросил он.
- Конечно, - правда меня это несколько удивило, однако, я не видел ни одной причины отказываться от подобного предложения.
- Добро пожаловать! – сказали все они хором и поочередно обняли меня.
- Теперь мы все за одного и один за всех! – пробасил Горн.
- Послушай нашу историю, - начал рассказ Милтен.
Оказалось, что все они трое познакомились в столице королевства в эпоху третьей войны. Диего был лучником в армии лорда Рукарраса, Милтен работал помощником кузнеца, Лестер был фермером в пригороде, а Горн задиристым наемником, только пришедшим покорять Миртану из Варранта. Они встретились, когда всех их призвали в армию и отправили в один батальон и одну казарму. Это произошло совершенно неожиданно, но в силу некоторых произошедших событий они стали лучшими друзьями. Батальоном этим, а также несколькими другими командовал любимый военачальник Робара II – генерал Ли. Под его умелым руководством армия одерживала победу за победой, и самым громким их выигрышем было сражение на болотах Дуггакурры. Но злопыхатели ненавидели Ли и подставили его. Все было сделано так, чтобы король подумал, будто бы это из-за Ли он едва не погиб во время последнего покушения. Они нашептывали на ухо монарху, что удачливый генерал сам метит на место короля. И лживые речи затмили ум монарха. Он приказал сослать на рудники и генерала, и всех его солдат, оставшихся в живых, словно последних мятежников. Так они попали в Минненталь. Судьба раскидала их по разным лагерям, но они продолжали встречаться в тайном месте в землях орков. До сего дня.
Мы разошлись. Теперь мы были единым целым и каждый был готов умереть за другого.
__________________
Некоторым из нас не суждено разбогатеть.[br]Некоторым из нас вообще не суждено выжить в этом злом мире.[br]Только тот, кто взрастит внутри себя ярость и подчинит ее своему Я, сможет достичь свободы и просветления.[br]Только тот, кто не остановится ни перед чем на пути к своей цели, достигнет ее и получит все - пусть даже и будучи едва живым.[br]Мы люди и Я человек. Я был таким.[br]Мы звери и Я зверь. Я потерял человечность.[br]У меня есть почти все о чем можно мечтать, но я совершал злодеяния. Я буду проклят, или же нет, ведь Я не верю в бога.[br]У меня есть почти все, но нет лишь одного - любви, которая могла бы растопить мое сердце и помочь мне исправится...
Konstantin aka DEK вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.05.2007, 16:03   #17
Готоман
Адепт
 
Аватар для Konstantin aka DEK
 
Регистрация: 06.01.2007
Адрес: Москва!
Сообщений: 636
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 26 раз(а) в 10 сообщениях
По умолчанию Человек без судьбы

Я очень долго не был... но Я вернулся!!! B)

Глава 6. Ксардас.

Парень шел по знакомой дороге, проложенной над обрывом. Это была та самая тропа, которая вела сначала к склепу, где был добыт юнитор, и потом вглубь земель орков. Там лежала его цель. Теперь он знал, что за башню он видел тогда в утреннем тумане – башню Ксардаса. Добраться до нее было не так то просто, и он решил действовать аналогично тому, как действовал раньше. Вот уже и знакомые места. Тропинка свернула вниз и пошла под гору. Там она виляла между скал и деревьев, постепенно пробираясь к ущелью. Это была единственная дорога к башне Ксардаса, кстати как нельзя лучше подходящая для засады.
За поворотом парень смог разглядеть каменного голема. Это был один из стражей, поставленных некромантом. Я достал из-за спины молот, который мне подарил Горн. Оружие висело рядом с мечом. Оно напоминало большую кувалду – оружие отнюдь не деликатное и не чистоплотное. Герой быстро вышел из-за укрытия и направился к чудовищу бодрым шагом. Голем кинулся в атаку, но я ударил его молотом в грудь. Тело его сотряслось от удара, и он отшатнулся. Я ударил еще раз и еще. После каждого удара голем содрогался все сильней, и тело его покрывалось трещинами. Через несколько минут он был повержен, и превратился в груду камней на земле, посреди которой, что-то сверкало. Безымянный склонился к этому предмету и поднял его. Это был драгоценный камень серого цвета. На всякий случай я сунул его в заплечную сумку и пошел дальше. За следующим поворотом оказался ледяной голем. Я применил свитки огненного шара и растопил чудовище, прежде чем оно взялось за меня. Лужа воды растеклась по камню, а посередине ее лежал голубой камень. Вот это уже не спроста. Его я тоже забрал с собой. Недалеко от конца ущелья я встретил огненного голема. Монстр напал на меня и загнал на скалу. Его тело источало страшный жар и мне пришлось отползать все дальше и дальше. Пламенные пальцы тянулись все ближе к моим ногам, и я уже почувствовал, как носки моих кованых сапог стали раскаляться. И тут я нашарил свиток удара молнии, мгновением позже применив его. С небес низверглась голубая молния и попала точно в голема. В мгновение ока он взорвался кучей горячих осколков. Герой пригнулся, дабы избежать травмы. Я уже не удивился, когда увидел среди останков призванного из небытия существа красный драгоценный камень. Его я тоже забрал.
И сразу же, через несколько метров, ущелье кончилось, и парень оказался на площадке перед башней. Она черной громадой вздымалась к небесам. Далеко наверху, в тумане, виднелись ее острые шипы, расставленные во все стороны. Прямо передо мной зиял проход. Он вел в превратную комнату. Здесь не было ничего за исключением голых стен и… демона! Страшное существо выплыло мне навстречу из сумрака. Не успел я выхватить меч, как в моем мозгу зазвучал голос:
- Не делай этого.
- Кто говорит? – крикнул я.
- Это мой голос в твоей голове.
- Ты демон? Ты говоришь?
- Да, - ответило чудовище.
- И ты не собираешься нападать на меня? – спросил безымянный.
- Пока нет.
- Что это значит?
- Если ты докажешь, что добрался сюда неспроста и у тебя важные причины, то я оставлю тебя в живых и препровожу к моему хозяину.
- Кто твой хозяин, Ксардас?
- Да, это одно из его имен.
- Пропусти меня к нему. Мне нужно видеть его, и от этой встречи зависит судьба всей колонии!
- Нам не интересна судьба колонии. Лучше докажи, что ты достоин встречи с моим повелителем.
- Достоин? Конечно достоин! Посторонись.
Но демон не шелохнулся.
- Думай, крепче думай, - сказало порождение сумрака. – Или мне тебя убить?
- Достоин… Погоди-ка! Сердца големов доказывают, что я великий воин. Или ты поспоришь?
Я достал три драгоценных камня, и по одному передал их демону.
- Этого достаточно?
- Да, это важная причина. Вот, держи руну портала на верхний этаж башни.
Он передал мне руну и вновь скрылся во тьме. Герой применил ее и мгновенно перенесся наверх. Здесь была пятиугольная комната с высоким потолком. Она была сплошь заставлена столами и книжными шкафами, вздымающимися до самого потолка. У одной из стен стояла старая кровать. Окон не было, но посреди комнаты была лестница, ведущая на верхний этаж. Я взобрался по ней и очутился на обдуваемой всеми ветрами верхней площадке башни. Отсюда открывался вид на земли орков. Далеко внизу виднелось ущелье и невысокие горы, окружающие башню. Дальше была высокая скала и леса, дикие леса. На другом конце площадки была еще одна башенка, меньшее продолжение большой. Внутри нее была единственная комната с островерхим потолком, сужающимся вверху в одну точку. Это место также было сплошь заставлено книжными полками. На полу лежал шикарный ковер из южных провинций Миртаны, на нем стоял стол красного дерева, с разложенными на нем древними фолиантами. Около книжного стенда неподалеку, спиной ко мне, стоял человек в черной мантии. Стоило мне ступить внутрь его обители, как он резко обернулся и крикнул одно единственное слово. Тут же я замер как вкопанный, и ощутил что не могу двигаться. Некромант медленно подошел ко мне. Это был старый седовласый человек. Крючковатый орлиный нос и черные колючие глаза придавали ему угрожающий вид. Он был довольно высок. К примеру: я был ниже него сантиметров на пять, а ведь мой рост подобен росту молодого орка! Маг заговорил, и голос его был подобен тихому рыку льва, готового в любую секунду напасть.
- Что ты здесь делаешь? Я ведь просил никого ко мне не пускать.
- Вы Ксардас? – выдавил я.
- А кто я по-твоему? Вот кто ты, это мне не ясно! – он ткнул мне пальцем в грудь.
- Я посланник магов воды! Освободите меня.
- Ну, хорошо, коли мой привратник пропустил тебя, значит ты достойный человек. Так кто ты молодчик?
- Я уже сказал. Имени у меня нет.
- Имени нет? Забавно, занятно…
Он прищелкнул пальцами, и я снова смог двигаться.
- Так, что тебя привело сюда? – спросил некромант.
- Нам нужна помощь. У магов воды есть план, как уничтожить барьер…
Когда я завершил свой рассказ, некромант расхохотался и сказал:
- Это не решение! Сущее ребячество! Если бы маги воды и эти ваши гуру из болотного лагеря не занимались бы дурацкими планами побега, а изучали бы старинные книги, то они знали бы тоже что и я.
- Если взрыв железной горы не предотвратит угрозу…
- Замолчи! Это все чепуха. Я один во всей колонии знаю из-за чего барьер разросся и закрыл собой ее всю. Я один из ныне живущих знаю всю историю Спящего, и шаманов, отдавших ему себя. Когда мы прибыли в Минненталь и стали готовить свое заклинание, я первым почувствовал помеху – присутствие в долине некой могущественной злой силы, намного сильнее нашей. Но орден отказался выслушать мои догадки, и обряд был проведен. Позже, когда я покинул круг огня и удалился в эти мрачные земли изучать историю, мне встретилось в заброшенном замке на севере множество книг. Вдобавок моим слугам удалось изловить одного из орочьих шаманов. Знаешь ли ты, что орки это отнюдь не звери? У них своя раса, своя культура и религия, свой язык и традиции.
- Конечно знаю, - ответил я. – Я воевал против них в последней из великих войн.
- Эта война не последняя. Она идет до сих пор, вот потому-то, что сейчас творится на континенте, это всего лишь временное затишье. И орки будут биться с нами вечно, покуда не останется кого-нибудь: нас или их. Я узнал, что здесь, в долине, для победы над своими заклятыми врагами людьми, они призвали могущественного демона из параллельного мира. Впрочем, это не совсем так. Демон этот это не что иное, как один из пантеона младших богов. Их религия включает в себя целую систему. Не буду посвящать тебя в нее, скажу только, что в ней говорится, что мир создали трое богов, им подчинялись девять младших. Белиар - глава пантеона создал орков, и руководил ими как главный бог, отец, как называют его орки. Жили они счастливо, пока не появился на земле человек. И тогда главный бог орков - Белиар, который был известен и людям, провозгласил, вечную, священную войну своему брату. Это была его месть за то, что Иннос создал человека таким, каким хотел, и отнял возможность сделать его на свой лад у Белиара. Точно так же как сражаются с начальных времен мира Иннос и Белиар, так же сражаются и их дети: орки и люди. Отсюда сам собой напрашивается вывод: для того чтобы война закончилась, должна исчезнуть с лица земли или одна из рас, или одно из божеств должно навеки кануть в небытие. Но что-то мы отклонились от темы… - Ксардас почесал голову и сел в кресло. – Орки называют Спящего «Крушак». Бог оказался для них слишком силен, и они не смогли задобрить его. Он оказался навечно заключен на земле. Это разъярило его. Спящий едва не уничтожил орков, что призвали его, и тогда им пришлось опечатать древние залы храма, выстроенного специально для него, и усыпить грозное божество. Эти огромные сооружения занимают собой всю внутреннюю поверхность западных гор. Где-то там, глубоко под землей, дремлет в летаргическом сне Спящий. И если он проснется, колония будет уничтожена. Вот, что мне удалось узнать.
- Я чувствовал, что мне суждено спасти колонию.
- Ты смеешься? Да кто ты вообще такой, чтобы предполагать такое?
Я рассказал ему свою историю и некромант призадумался.
- Нам дорога каждая минута. Если твои слова правда, то я поищу кое-что. Что-то в тебе мне кажется знакомым. Что-то я читал о человеке, похожем на тебя… Но… как бы то ни было, сейчас нужно отправится в храм Спящего и разыскать там его. Это очень сложная задача.
- Я справлюсь.
- Правда? Да ты видимо не понял, о чем я говорю. Вход в храм находится посреди поселения орков. Их там несколько сотен. Если ты попробуешь просочиться туда, то не пройдешь и двух шагов, как тебя изловят и убьют.
- И что делать?
- Шаман, которого захватили мои слуги, сказал, что в свободной шахте, неподалеку от Нового лагеря обитает человеческий раб по имени Трохак, он орк. По словам шамана Трохак может создать некий тотем великого воина, или тот уже есть у него… Если ты спасешь Трохака от людей, то он окажет тебе помощь.
*Вот и судьба сама толкает меня назад в шахту!*
- Я помогу ему и отправлюсь в Храм.
- А я тем временем почитаю книги, - сказал маг и отвернулся от меня. – Может, найду что-нибудь полезное.

Я оказался посреди зала, в котором обретался Сатурас. Маг резко обернулся и вздохнул с облегчением.
- Ты вернулся. Ты жив, хвала Аданосу! Ты поговорил с Ксардасом?
- Ну… - мне не хотелось разочаровывать его. – Ксардас обдумает ваше предложение.
- Он тянет как всегда! Старая шельма. Главное только, чтоб он не думал слишком долго. У нас неприятность.
- Что случилось? – спросил я.
- Солдаты Гомеза начали убивать пленников и наши решили предпринять контратаку на шахту. Сейчас войско под предводительством Ли и Кор Ангара уже в пути.
Я бросился к выходу из пещеры и помчался по дороге к шахте, по которой меня раньше провожали Горн с Лестером. Прошло много времени, и я очутился на знакомой развилке. Здесь герой свернул направо – к свободной шахте. Постепенно на дороге стали попадаться трупы наемников и рудокопов. Среди них то тут, то там, лежали и тела солдат барона. По всему было видно, что это место было охвачено битвой. Когда я добрался до входа в котловину, то увидел двух стражей. Они охраняли вход сюда. При виде меня оба отсалютовали.
- Привет вам герой!
- Где Кор Ангар и остальные? – спросил я. – И что здесь было?
- Когда мы попали сюда, тут было полным полно врагов, но под умелым руководством мы смогли одолеть их. Теперь шахта по большей части свободна, но… - и тут лицо его омрачилось, - …солдатам Гомеза удалось взять пленных и они отступили в глубь самой штольни. Кор Ангар в главном здании, у входа в шахту.
Я спустился вниз и прошел по мосткам между рядами ветхих лачуг, служивших жилищами рудокопам Нового лагеря. Здесь не было ни одного из старателей. Только наемники и стражи попадались мне на глаза. То и дело кто-нибудь из них отдавал мне честь и кидался пожимать руку. Неудобно было ощущать такую благодарность ото всех сразу. Никогда прежде парень не испытывал такого смущения. Наконец безымянный оказался перед главным зданием, как назвал его стражник у входа. Это был более-менее приличный дом. Он стоял на краю обрыва, вдоль стены которого спускалась каменная лестница к входу в шахту. Домики шахтеров теснились на террасах внутри долины. От террасы к террасе, как наверх так и вниз, вели деревянные лестницы. Природный амфитеатр достигал в высоту пятидесяти метров. Я вошел в дом. Как и все строения в Новом лагере он состоял из одной комнаты. Посреди нее стоял стол. Его окружали трое стульев. Больше никаких предметов мною замечено не было. Но зато здесь были люди. В небольшую комнатку набилась целая толпа народа. За моей спиной начал сгущаться горный туман. Спустя несколько минут видимость упала до двух метров. Но уже сейчас я притворил занавеску, заменяющую здесь дверь. Двое из людей оглянулись. Это были Горн и Кор Ангар. Главы лагерей склонились над картой, расстеленной на столе. Наставник стражей улыбнулся:
- Как хорошо что ты нашел нас друг мой! У нас очень трудная ситуация. Мы никак не можем проникнуть в шахту. Прихвостни Гомеза запечатали входную решетку, и никто не может ее открыть. Нужен ключ для лебедки. Только при помощи этого устройства нам удастся поднять дверь. Ключ у Арто.
- Арто? Это же правая рука барона! – воскликнул я.
- Да, по какой-то причине свои бросили его, и он заперся в одном из домов у самого входа, захватив с собой Окила – начальника шахты. Если мы ворвемся к нему, он грозится убить старика, а тот слишком дорог для нас. Мы не можем позволить себе потерять еще одного человека, - сказал подошедший Ли.
- Но о тебе он наслышан. Попробуй убедить его отпустить Окила и отдать ключ, тогда мы сохраним ему жизнь.
- Хорошо, но особо не надейтесь на успех. Я воин, а не дипломат.
Меня проводили к входу в штольню. Здесь было полно наемников. Они плотным кольцом окружали небольшой домик. В его стене имелось единственное окно, закрытое деревянным ставнем.
- Сколько он там? – спросил я.
- Несколько часов. С тех пор, как закончилось сражение, - ответил Кор Ангар.
Герой подошел к зданию, и круг солдат расступился перед ним. Безымянный постучал рукой, одетой в латную перчатку, по ставню. Раздался глухой звук. Минуту ничего не происходило и я уже начал терять терпение, как раздался визгливый голос:
- Ну, кто еще там? Я же сказал, только ворвитесь ко мне, и я прирежу этого старого деда! Я знаю: вам нужен он и его ключ. Ничего не получите!
- Я, это не они, - глубокомысленно заявил герой.
- А кто же?
- Приоткрой ставень и увидишь.
- Еще чего! Ты убьешь меня, если я сделаю это.
- Нет. Клянусь Робаром, я не сделаю тебе ничего плохого. Клянусь клятвой солдат Роланда.
- Ты воевал в армии Роланда… Ты стоял в тени Черных гор Радхарна? Ты ощущал смрад дыхания порождений сумрака, призванных ИХ шаманами?
- Да, я был там Арто, и я воевал с орками за перевал. Нам удалось отбить их атаку и отстоять Камриок, но если бы не генерал Роланд, нам пришлось бы туго.
- Я тоже был там… - раздался голос. – Мы поклялись в том, что никогда не поднимем руку на своего собрата. Я помню это… мы вместе воевали против орков. Ты обещаешь мне жизнь?
- Клянусь. Если ты откроешь дверь и выйдешь, никто не тронет тебя, и ты сможешь жить в мире. Твои прегрешения на службе у Гомеза будут забыты.
Мгновением позже скрипнула дверь, и в туман вышел согбенный старик. За ним тащился с опущенными плечами Арто. Его молодое, изборожденное рано появившимися морщинами, лицо было грустно. Сразу несколько наемников подхватили его под руки и увели. Больше я его не видел. Спустя некоторое время Окил отдал ключ от лебедки Ли и отправился отдыхать. Мы смогли проникнуть в шахту.
Пещеры освещались масляными факелами. Здесь было полным полно паутины. Нигде не было ни души. Проход уводил в глубь скалы. От него отходило множество ответвлений. В каком из них было искать Трохака? На мой вопрос, где содержали пленных орков, был дан ответ, что на самом глубинном ярусе. Еще поступило предупреждение, что здесь водятся опасные краулеры воины, несколько отличающиеся от других, встречающихся в колонии. Наша группа разделилась и стала прочесывать помещения. Со мной пошли Горн и Кор Ангар с тремя стражами. Мы спускались все ниже и ниже. Что было очень странным, так это то, что нам не попадалось ни одного солдата барона. Но вот, наконец, мы очутились в огромной плавильной пещере. Посреди нее вздымалась к потолку плавильная печь. Здесь ярко горели костры, и прямо на земле сидело множество рудокопов и несколько наемников. Их окружали воины Гомеза. Командовали ими двое в сияющих латах: это были Шрам и Равен. Эти двое сидели отдельно от остальных.
В эту пещеру было два входа: тот через который вошли мы, от него к земле спускалась лестница, и другой, в дальнем конце. Не успели мы обдумать ситуацию, как из второго входа послышались крики и лязг оружия. Рудокопы повскакивали. Равен и Шрам тоже встали на ноги. Вскоре через проход хлынули стражи и наемники. Но это была всего лишь одна из групп, и их было куда меньше чем врагов. Они бесстрашно бросились в атаку. Я, не долго думая, тоже испустил боевой клич, и ринулся по лестнице вниз. Равен обернулся на крик, и герой увидел, как его лицо исказила гримаса ненависти. Кор Ангар и Горн последовали за мной. Как только мы достигли самой нижней площадки, то тут же бросились на врага. Битва кипела уже вовсю. Несмотря на численное превосходство врагов, наша боевая выучка сказалась, и все были повержены. Остались только мы втроем и Шрам с Равеном. Оба отступили к стене пещеры. Шрам держал обоюдоострый клинок, похожий на изогнутую саблю, а в руке Равена был зажат прямой меч. Стоило нам приблизится, как Равен свободной рукой достал из кармана какой-то маленький предмет, и зажал его в кулаке. Он улыбался.
- Вы победили здесь. Но это ненадолго! Мы еще увидимся. Вы увидите, что случится потом. Все вы умрете!
Он прокричал странные слова и мгновенно исчез во вспышке света. Он использовал руну телепортации! Теперь Равен был недосягаем для нас, но вот Шрам как раз наоборот… Звякнул клинок, упав на каменный пол, и Шрам сам пал на колени. Горн встал над ним и занес свой топор. Воин что-то шептал нам. Свистнуло лезвие, и кровь брызнула на сапоги наемника. Бесчувственное обезглавленное тело упало навзничь.
Я смог отыскать Трохака. Он прятался неподалеку от пещеры, где плавили руду. Герой вывел его на улицу и отпустил на волю, лично препроводив до границы, дабы люди не убили его. И орк не оставил меня без награды. За свое спасение он подарил мне предмет, обладающий для орков поистине колоссальной силой: Улу-Мулу. Это был украшенный трофеями шест, на который нужно было опираться в пути. Он символизировал то, что его обладатель один из величайших воинов в мире, и ни один орк не рискнет сразится с ним. Трохак заверил меня в том, что путешествовать с этим предметом по его городу безопасно даже для человека. Посох был искусно украшен зубами троллей и болотных акул, а также когтями мракорисов и огненных ящеров. Безымянный поблагодарил его.
На вечер было назначено грандиозное празднество по случаю победы над Гомезом. Через несколько дней люди хотели пойти войной на Старый лагерь и взять его приступом. Я же не стал надолго задерживаться на празднике и, посидев со всеми немного, вернулся в башню Ксардаса, а оттуда, не заглядывая пока к некроманту, отправился в город орков. В моей правой руке был зажат посох. На себя я накинул длинный черный плащ с капюшоном, так, что из-под него высовывалась только рука с Улу-Мулу. Герой прошел через лес и поляну к мосту, перекинутому над рекой. Через мост я перебрался совершенно спокойно. Здесь меня и поджидали орки. При виде человека, медленно вышагивающего по их земле, они неистово рычали и хватались за свое оружие, но ни один из них не посмел даже приблизиться ко мне. Все расступались, давая дорогу. Таким образом безымянный добрался до входа в Храм. Его закрывали ворота. Их массивные створки были вырезаны из черного металла. Посередине было углубление для чего-то вроде ключа. И тут я заметил, что на площади перед воротами стоят на коленях несколько орков шаманов и молятся статуэтке черного человечка. Статуя была облачена в черные же доспехи и держала в руках меч, чье лезвие было уткнуто в землю. Я подошел к постаменту и нагло снял с него идола. Такой наглости шаманы стерпеть не смогли, и герой еле увернулся от посланного в него огненного шара. Под градом файерболов я бросился к вратам и со всего маху вдавил статуэтку в углубление. Она встала как влитая. Все так же, уворачиваясь от выстрелов магов, я сновал перед дверьми, чувствуя себя мишенью в тире. Наконец, створки начали раскрываться, и я юркнул в образовавшийся проход. Едва я переступил порог, как атака прекратилась, и орки молча смотрели на меня. Никто из них не сделал ни шага, чтобы догнать меня. И тут ворота начали закрываться. Я бросился назад, но не успел. Вокруг сомкнулась кромешная тьма.
Герой с трудом нащупал свиток в своей заплечной сумке и использовал его. Вспыхнул яркий свет, и пришлось зажмурится. После темноты он казался ослепительным. Я увидел, что нахожусь в проходной. Вниз спускались ряды широчайших ступенек. Безымянный прошел по ним, и оказался в огромном зале, который пересекала трещина, ведущая должно быть до самого центра земли. Через нее была перекинута упавшая колонна. Дальняя его стена была заставлена у подножия статуями орков. Над их головами, в нишах, пылал огонь. В стене был прямоугольный проход. Я перебрался через пропасть и наткнулся на трупы двух стражей и останки скелетов. Здесь был Кор Галом со своими безумными последователями. Герой поспешил дальше и попал через проход в другой зал. Он был пустым. Дорога вывела меня к комнате, в полу которой были подозрительные отверстия. Едва я успел запрыгнуть в одну из ниш в стене, как из пола, с шипением, выскочили стальные шипы. Если бы я задержался хотя бы на секунду, они пронзили бы меня. Выход из этой комнаты был закрыт. Мощная каменная плита, стояла посреди прохода. Над этой загадкой мне пришлось некоторое время поломать голову, пока я, наконец, не увидел в дальней стене квадратную фреску. На ней был изображен человек с луком, целящийся в сияющую стену. Я достал, припасенный лук, и выстрелил из него по фреске. Он ушла в стену, и каменная плита со скрежетом поднялась к потолку. Безымянный осторожно ступил на пол. Ничего не произошло. Тогда человек двинулся к коридору и зашел в него. Здесь было очень темно и пришлось обновить свиток света. Их у меня оставалось еще немного, и нужно было надеяться, что путешествие скоро кончиться. Коридор вывел меня к другому залу. Из него вели четыре выхода. Это был своего рода перекресток. Один проход в глубине светился оранжевым светом и из него дохнуло таким жаром, что я не рискнул приблизится. Другой проход вел под резким углом вниз, в толщу земли. Оттуда несло смрадом и чем-то таким, отчего желудку хотелось вывернуться наизнанку. Другие два коридора вели под углом в девяносто градусов в разные стороны, но были абсолютно идентичны внешне. Они шли вровень с поверхностью, стены их были украшены фресками из жизни орков, изображавшими сцены охоты и пиршеств, а также сражений с людьми. Я решил войти в один из них и выбрал, наугад, левый от меня коридор.
Стоило войти в него, как из тени на меня набросились двое стражей. Их глаза горели красным огнем. Из ртов хлопьями слетала пена. Они сошли с ума. Парень еле успел выхватить клинок и медленно отступал к коридору, ведущему вниз, под их неудержимым натиском. Но обезумевшие люди подрастеряли выучку. Мне удалось подсечь одному ноги, и тот распластался на полу. Второй контратаковал меня, но я сделал ему подножку и тот кубарем скатился вниз, в проход. Герой услышал крик и тишину. Страж, которому я отрубил ноги, медленно полз ко мне. Его лицо исказила гримаса боли, и каждое движение давалось с трудом, но все же он попытался снова убить меня. Воин схватился рукой за мою ногу и поднял лицо. В глазах его не было ни искорки разума, не было и надежды… Свистнул меч и сверкающее лезвие проткнуло солдата. Он затих. Настала звенящая тишина. Я вытер оружие и снова ступил в коридор. Через некоторое время он вывел меня в большую залу. Ее освещали и расцвечивали в разные оттенки оранжевого сполохи пламени, вырывающиеся из озера лавы, текущего внизу. Посреди озера, среди воздушного марева, располагался каменный остров. На нем возвышалось нечто вроде склепа. Воздух плыл, и здание казалось призрачным. К нему был перекинут каменный мост. Парень ступил на него и аккуратно шел по центру. Здесь стоял такой невероятный жар и духота, что я едва не терял сознание. Но стоило переступить границу островка, как жара спала, и я почувствовал прохладный горный воздух. Здесь была задействована мощная магия. Входом в склеп служил каменный портал. По бокам его были вырезаны иероглифы орков. Герой мог немного понимать их и вот, что он прочел: «Остерегайся того, что внутри путник. Он обладает могущественной силой. Боги сковали его, и бессмертный охраняет его. Поверни назад».
Я проигнорировал это послание и вошел внутрь. Стоило мне войти, как я будто бы очутился в другом мире. За спиной не было ничего, ни пещеры, ни моста, ни озера. Там была только пугающая черная пустота. Герой же стоял посреди зала, освещавшегося темно-синим светом, отчего ему придавался жуткий вид. Посреди зала был вытесан алтарь, из куска огромного камня, на котором что-то возлежало. Над алтарем стояла иссохшая мумия орка. Жизнь научила меня осторожности, и я не стал приближаться. Но потом любопытство пересилило и я, осторожно обойдя изваяние, подошел к каменному ложу. На нем был меч. Самый странный меч, какой я когда-либо видел. Его лезвие было прямым и широким. От него отходили треугольные шипы, которые по идее должны были рвать плоть врага. Все лезвие было испещрено древними непонятными рунами. На эфесе пустовало небольшое углубление. Раньше здесь должно было быть что-то вроде украшения… Я осмотрелся и увидел на полу рядом тусклый камень. Герой вставил его в углубление, и камень подошел идеально. Он был похож на бледный изумруд. Рукоять клинка была обмотана чем-то, похожим на чешую дракона. Такая никогда не покрывается водой и плотно лежит в руке. Безымянный уже протянул руку к мечу, вопреки всякому здравому смыслу, как вдруг послышался шорох. Он казался оглушительным посреди полной тишины, царившей в склепе. Я посмотрел на мумию: она оживала! Парень схватился за свой меч и отступил от нее подальше. Странное существо расправило плечи и раскрыло высохший рот:
- Ты пришел сюда за ним? Тебя предупреждали. Я храню его, как мне было ведено множество столетий назад. Я убью любого, кто проникнет в эту обитель.
Существо оказалось бывшим шаманом орков. Одним из тех магов, которые предали себя Спящему. Он извлек откуда-то свой посох. На его кончике начало разгораться пламя. Я занес клинок и изо всей силы рубанул им по груди шамана. Лучшая сталь отскочила от нее, как от камня. И тут в моей голове зазвучал голос. Чей это был голос, я не знаю, но он говорил: «Используй силу меча. Только она победит порождение зла…»
Под действием этого указания я схватил странный меч и вонзил его в тело врага. Мумия пошатнулась и не успела договорить заклятие. Мгновением позже она упала на землю и рассыпалась в прах. Парень вынул оружие и осмотрел его. Что за сила скрывалась за этими странными рунами? Ответ на этот вопрос мог дать только один человек во всей колонии – Ксардас. Я решил на время покинуть Храм Спящего и отправиться к нему. Как в последствии выяснилось не зря…

Башня мага была все такой же, когда я появился в ней. Герой взобрался по лестнице на верхнюю площадку и вошел в библиотеку некроманта. Тот все так же стоял за книжной подставкой. Он обернулся, и я впервые увидел на его лице подобие улыбки, которая, впрочем, мгновенно погасла. «Может показалось?» - подумал я.
- Я нашел! – вскричал Ксардас. – Нашел!
- Я тоже кое-что нашел, - сказал я. – Очень странный меч.
Герой передал клинок старому магу и тот долго вертел его в руках, рассматривая руны и поднося лезвие к свету под разными углами. Наконец он сказал:
- Имя этому мечу Уризель. В легендах мне встречалось это слово. Раз ты смог добыть его и не погибнуть, значит это ты… Такое мог сделать только один человек – избранный Инноса, избранный человек, которого бояться орки, и который выиграет войну против них. Я читал в книгах древнее пророчество о ком-то таком: «который придет в мир, посланный отцом своим Инносом, и низвергнет в прах все зло, и приведет людей к счастью!» Каково?
Слышать такое было несколько странно. Я никогда не готовил себя для высшей цели. И сейчас я Ксардасу не поверил, но сказал:
- Потрясающе.
- Ты не веришь мне?!
- Верю каждому слову. Извините, если мой тон был оскорбителен.
- Хорошо, хорошо… Подумаем. Если ты добыл меч, то тебе нужен и подобающий доспех. Много столетий назад в Миннентале сражался великий воин. Он был вооружен этим мечом и носил доспех из магической руды. Этот человек сражался во имя Инноса и истреблял орков. Но они подстерегли его и заманили в ловушку. Герой погиб. Орки забрали его меч и спрятали в Храме Спящего, как его реликвию. С тех пор они не касались его, ибо пуще смерти боялись силы клинка. Доспех же они утеряли, и много времени назад я отыскал его в руинах, неподалеку отсюда. Сейчас он в моей старой башне. Она посреди озера, недалеко от замка барона на севере этих земель. После землетрясения она частично разрушилась и я не смог ее восстановить. Уже давно я хотел вернуться туда, но все никак не находил времени. Там два зала, в одном из них стоит сундук, в котором и лежит доспех. Также там есть еще кое-что, что может заинтересовать тебя: руна телепортации в Старый лагерь. Но есть одно но…
- Что такое?
- Уризель потерял свою силу. Пять столетий он лежал без дела и его магия угасла. Только поистине великая магия сможет вернуть силу его драгоценному камню, питавшему своей энергией весь меч. Без этой силы он останется обычным оружием, но с ней… будет что-то удивительное.
- Что сможет вернуть ему силу?
- Ты говорил, помнится, что в лагере магов воды есть гора руды…
- Да.
- Если мы сможем создать такое заклинание, которое высвободило бы всю ее энергию, и направило в меч, то проблема будет решена. У меня есть идея… Пока ты будешь добывать доспех, я попробую создать нужный свиток.

Я отправился в его старую башню. Она стояла посреди того самого озера, которое я видел, направляясь за юнитором в замок, присвоенный Лестером. К озеру вел спуск, который я раньше не заметил. Когда герой одолел его, то понял, что дальше придется плыть. Парень сложил доспех в холщовый мешок и запрятал его среди камней, потом сжал свой клинок стража и прыгнул в ледяную воду. Тут же тело его свело. Холод был таким, что казалось, будто каждое движение грозит потерей руки или ноги. Но я доплыл до башни и выбрался на сухую поверхность фундамента. Дверь, ведущая внутрь, была сорвана. Вся башня была наклонена и грозила повалится. Держась за стены, герой вошел внутрь, и снова ступил в воду. Вниз вела лестница. Проход был затоплен. Безымянный вновь нырнул и мощными гребками направился вглубь тоннеля. Легкие уже горели от нехватки воздуха, когда я, наконец, вынырнул на поверхность и оказался в пещере. Герой выбрался на каменный пол и вытерся полотенцем, которое тащил за собой в непромокаемом мешке из шкуры луркера. Но одежда пропиталась водой и липла к телу. Холодно было невыносимо. Мне казалось, что стук моих зубов разноситься на многие мили. Человек направился дальше и оказался перед ступеньками, ведущими наверх. Там были проходы в два зала. Один был завален обвалом, зато второй был чист, и я пошел в него. Через десять шагов впереди раскрылся зал. Он до сих пор освещался идущим непонятно откуда оранжевым светом. Здесь было полным полно разрушенных предметов мебели и алхимических приборов. На полу валялись поломанные шкафы из-под книг, а сами книги, с вырванными страницами, были разбросаны вокруг. У одной из стен валялся окованный железом сундук. Пол здесь, как и сама башня, был наклонен, из-за этого большая часть мусора скатилась к южной стене, как и сундук. Герой подошел к нему и попытался перевернуть крышкой кверху. Мышцы на моих руках вздулись, когда я напрягся. И так, сантиметр за сантиметром, тяжеленный сундук сдвигался. Через несколько минут адского труда, огромный предмет был перевернут. Я склонился над ним и немного повозился с замком. То чему меня научил Диего пригодилось. Замок щелкнул, не выдержав напора булавки с моей рубашки, и отвалился. Безымянный откинул крышку, и его взору открылось содержимое ларца. Там, на сияющем серебряном доспехе, лежала алая руна. Рядом стояло несколько флаконов с зельями. Парень поднял руну и спрятал ее в сумку. Потом он медленно вынул на свет доспех и подивился его легкости, не тяжелее его стального меча! Всего двадцать килограммов. Я исследовал его, и обнаружил нехитрый механизм, который позволял надеть латы на себя. Когда герой сделал это, то вообще не почувствовал их веса. В прочности их сомневаться не приходилось.
Герой вернулся и решил рискнуть, нырнув в воду прямо в этих доспехах. Ничего страшного не случилось. Ко дну меня не потянуло, и броня не сковывала мои движения, не мешала плыть. На обратный путь ушло куда меньше времени. Свои доспехи я оставил на старом месте, но забрал остальные свои вещи и трансгрессировал обратно к Ксардасу. Старый маг уже ждал меня. Он приготовил странное заклинание и записал его на свиток. Некромант пришел в восхищение при виде того, как хорошо сохранились волшебные доспехи.
- Держи, - сказал он, передавая мне свиток. – Отправляйся в Новый лагерь и попроси там о помощи какого-нибудь мага. Пусть твой друг будет читать заклинание, а ты должен будешь воткнуть клинок в гору руды, и тогда ее сила перейдет в изумруд.
- Звучит просто, - сказал я.
- Да, но помни что Сатурас и остальные маги не обрадуются тому, что ты сделаешь, - сказав это, Ксардас расхохотался. – Надуть самого Сатураса! Класс! Да он считает себя самым мудрым магом в мире.
Герой оставил ликующего некроманта и вынул руну телепортации. Мгновением позже я оказался посреди комнаты Сатураса. Все на той же самой пентаграмме. Маг не удивился при виде меня, но насупился и сказал:
- Мы победили и освободили колонию от гнета Гомеза… Но во имя Бельджара, что с Ксардасом?
- Гмм. Он согласен, - сказал я.
- Ну и?
- Он обещал прибыть… - уклончиво ответил я, но Сатурас почувствовал фальшь.
- Не лги мне юноша!
- Ну ладно! Мне не удалось его убедить! И что? Думаете он согласиться? Да по его мнению ваш план и выеденного яйца не стоит.
- Очень похоже на него, - сказал Сатурас уже спокойнее. – Ступай и отдохни. Мы подумаем, как урезонить его.
Я вышел из залы и наткнулся на Милтена. Вот кто мне нужен! Кто поможет и не станет задавать вопросы.
- Милт, мне нужна твоя помощь, - сказал я без обиняков.
- Что такое?
Герой рассказал ему все, что случилось, и о том, что задумал Ксардас. В честности некроманта молодой маг сильно сомневался, но помочь мне согласился. Я отдал ему свиток и Милтен тайком направился в хранилище. Спустя некоторое время парень последовал за ним. Герой миновал Сатураса. Тот разговаривал с одним из магов и не заметил меня. Тоннель от залы с пентаграммой вел вниз, в глубь скалы. Чем глубже я спускался, тем сильнее становилось заметно, что яркий свет факелов сменяется на сиреневый свет, источаемый рудой. У входа в хранилище, где хранилась гора руды, стоял охранник. Милтен говорил с ним, но тот не пускал его внутрь. Я подошел к ним, и охранник мгновенно отдал мне честь. Настало время злоупотребить своим положением, и герой сказал:
- Я освобождаю тебя от караула. Ты свободен.
- Но сер…
- Свободен, ступай! Или ты не доверяешь мне?
Охранник кивнул и направился к выходу.
- Он сообщит Сатурасу. У нас всего несколько минут, - сказал маг. – Скорее!
Мы быстрым шагом вошли в залу. Сквозь решетку наверху был виден потолок большой пещеры. Почти все пространство комнаты занимала громадная гора магического металла. Она излучала ослепительно яркий сиреневый свет. Настолько интенсивный, что дабы не ослепнуть, приходилось щуриться. Я взял Уризель в руки и занес его над склоном горы. Милтен достал свиток и отошел на несколько шагов назад. Он начал читать длинное заклинание. В
__________________
Некоторым из нас не суждено разбогатеть.[br]Некоторым из нас вообще не суждено выжить в этом злом мире.[br]Только тот, кто взрастит внутри себя ярость и подчинит ее своему Я, сможет достичь свободы и просветления.[br]Только тот, кто не остановится ни перед чем на пути к своей цели, достигнет ее и получит все - пусть даже и будучи едва живым.[br]Мы люди и Я человек. Я был таким.[br]Мы звери и Я зверь. Я потерял человечность.[br]У меня есть почти все о чем можно мечтать, но я совершал злодеяния. Я буду проклят, или же нет, ведь Я не верю в бога.[br]У меня есть почти все, но нет лишь одного - любви, которая могла бы растопить мое сердце и помочь мне исправится...
Konstantin aka DEK вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.05.2007, 18:20   #18
Готоман
Адепт
 
Аватар для Konstantin aka DEK
 
Регистрация: 06.01.2007
Адрес: Москва!
Сообщений: 636
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 26 раз(а) в 10 сообщениях
По умолчанию Человек без судьбы

Глава 7. Месть свершилась.

Варда вновь стояла на заснеженной поверхности Асгарда. Перед ней открывался путь в ущелье, на дне которого она находилась. Где-то впереди должно было быть место сосредоточения древней силы – кольцо менгиров, или иначе магических камней древних. Богиня уже встречала их прежде, в Доркане, там они были подобны зубам старого дракона: обветренным и одиноко торчащим из земли.
Вала смело направилась навстречу неизвестности. В виде зверя ей не свойственны были ни сомнения, ни страхи, и она шла вперед, не думая об опасности, и о том мог ли Моргот подготовить ей ловушки. Но западни не было, и спустя некоторое время она вышла на открытое место. Это была долинка посреди гор, окаймленная высокими скалами, большое пространство на которой занимало кольцо знакомых камней. Небо над головой затянулось серыми тучами. К кольцу вела дорожка, усыпанная гравием: она проходила через небольшую рощицу высохших донельзя деревьев. Варда направилась дальше и спряталась за стволом большого корявого бука, так как впереди стал виден мерцающий свет и заслышался голос Мелькора.
- Ну же, скорее!
Она осторожно выглянула из укрытия и увидела, как черный валар стоит над разложенными на большом плоском алтаре вещами, делая руками пассы. Тут боги вселенной сжалились надо ней и вернули вид эльфа, но превращение это было, как и всегда больно, и Варда нечаянно вскрикнула. Моргот услышал это и резко обернулся, в тоже самое мгновение увидев вышедшую из-за укрытия богиню. Враг всего живого ухмыльнулся.
- Ты еще жива Варда? Но это не надолго! Потерпи минуту и ты умрешь.
Он снова сказал те же слова, что и раньше, в надежде лишить ее сил и сознания. Но могущество Белиара помогло, и заклинание отскочило от тела, как от скалы, врезавшись в один из менгиров, расколов его на куски. Моргот попятился, и на его лице проступила тень сомнения. Богиня сделал два шага вперед, и воздела руки к небу. Черный бог произнес еще одно заклинание и послал в нее струи огня, но та отклонила их, не прилагая практически никаких усилий. После этого он попробовал превратиться в дракона, как это прежде делала она, но Варда сказала всего одно слово и, вместо того чтобы сменить облик, Мелькор пал навзничь. Богиня подошла к нему и встала над своим древним врагом.
- Твое время пришло Моргот. Так не сможешь ты больше надеяться на суд валаров и снисхождение Эру. Я сделаю все, как предупреждала тебя - я тебя уничтожу.
- Нет, прошу… не делай этого… Я умоляю тебя Варда… Я не сделал тебе ничего плохого! Я люблю тебя больше жизни! Мой разум был помрачен… я не ведал… что делаю…
Варда вновь воздела руки к небу и прошептала:
- Уно валар ди есто! Ван дар либер мортис!
Великое слово подействовало, и сама смерть принеслась в этот край. Сверкнула сиреневая вспышка, и Мелькора подняло в воздух. Руки его сами собой раскинулись в стороны, и он неистово закричал. Крик был так страшен, что богиня с трудом слушала его. Тело извечного врага начало пропускать изнутри лучи белого света, словно старые стены покрываются паутиной трещин. Вот его тело неожиданно взорвалось с ослепительной вспышкой все того же света, и только струйка светлого дыма всплывала к небу на том месте, где он только что стоял. Месть свершилась, и сердце богини обрело успокоение…
Моргота больше не существовало, ровно, как и угрозы Арде. Она произнесла слово заключения, и душа валара, стремившаяся к небу и на свою родину, была отныне заключена в ее сердце. Сердце носителя давало ему возможность обладать властью над душой порабощенного, и с этой поры она стала хранителем и повелителем исковерканной души Мелькора, обрекая ее на вечные муки, в память о том, что он сделал с ней.
А сейчас вала повернулась лицом к роще сухих деревьев и призвала портал. Она не собиралась возвращаться к Белиару, она собиралась вернуться домой. Как долго ее майяры не видели свою госпожу! Как они скучали без нее! Варда ступила к сияющему овалу прохода. На дальнем конце его уже виднелась Менельтарма. Еще шаг. Портал среди деревьев, между двумя раскидистыми дубами. Еще два шага. Вот она уже перед своей целью. Но ее острый слух уловил, что вроде бы за спиной хрустнула веточка. Богиня начала оборачиваться, одновременно входя в портал. Вот она уже внутри, но не успела ровным счетом никого увидеть. Пространство и время закружили ее в своих неистовых объятьях, но случилось то, чего никогда не было прежде. Она ощутила дезориентацию. Ее мотало из стороны в сторону, и она не могла контролировать полет. Это было невыносимо. Удар в спину и полет сквозь пространство… Варда потеряла сознание, и зрение на время отказало ей. Больше она ничего не видела и не чувствовала.

***

Он оказался на деревянном полу, на пентаграмме внутри часовни магов огня. И герой был здесь не один. Вокруг него стояли трое стражников с мечами наперевес, а прямо перед лицом поднялся со стула Бартоло. У его ног лежал труп мага. Это был мастер Корристо. Я почувствовал злость, и чтобы справится с собой, до крови сжал кулаки. Бартоло молвил:
- Мы ждали, что кто-нибудь попытается воспользоваться пентаграммой, для того чтобы пробраться в Старый лагерь. Для этого я здесь и стою. Но мы не ожидали, что это будешь ты…
Я поднял лицо от земли и медленно завел руки за спину. Стражники посторонились. Взглянув на мое лицо, Бартоло отпрянул, и я увидел, как глаза его округлились от страха.
- Взять его! – крикнул он.
Солдаты помедлили долю секунды, но потом бросились в атаку. Одним молниеносным движением я присел на колено, и меч просвистел над головой, ударив стражника, стоявшего за мной. Тот упал и захлебнулся кровью. Рудный клинок в моих руках блистал и пел свою песню. Он жаждал крови нечестивцев и предателей. Свистнула сталь, и голова незадачливого вояки слетела с плеч. Третий воин парировал мой первый удар и постарался контратаковать. Он сделал один выпад, второй, и тут я ударил его острием лезвия в грудь, поднырнув под его оружием. Уризель проткнул его стальной доспех и плоть, как нож протыкает масло. Я скинул безвольное тело ударом ноги и посмотрел на Бартоло.
- Стой пес!
Мужчина попытался скрыться. Он уже сбегал с лестницы, когда я в два шага догнал его и ударил ногами в спину. Бартоло кубарем скатился до самой нижней ступеньки и сломал себе шею. Парень съехал за ним и встал на ноги. Здесь, на нижнем этаже было еще несколько трупов магов. Это был весь орден огня. Они умерли незаслуженно. Герой вышел из часовни и оказался во внутреннем дворе замка. Здесь также было несколько солдат Гомеза. При виде меня они бросились наутек. Я неспешным шагом направился во дворец барона. На ступенях не было стражей, и никто меня не задержал. Но сразу же за дверным проемом на меня сверху набросились двое. Один схватил меня за горло. В его руках была зажата удавка, из колючей проволоки. Напрасно, на мне был рудный воротник. Второй немного промахнулся, но упал рядом со мной на ноги. Он вскочил и выхватил из ниши в стене меч. Не успел я среагировать, как тот со всего размаха ударил меня по нагрудной пластине. Ударил и отскочил с такой силой, что рука воина вывернулась и сломалась в кисти. С криком боли он выпустил оружие и бросился наружу. Я не стал его преследовать.
Дальше меня подстерегали еще четверо воинов. Они заняли позицию на кухне, из которой шел ход в тронный зал. Первый бросился на меня, стараясь подсечь ноги. Герой всего лишь ударил сапогом из руды по его мечу и наступил на него, когда тот упал. Лезвие переломилось. Трое остальных атаковали меня одновременно. Я парировал их удары и отступал к стене. Когда до нее оставалось около полуметра, я развернулся и оттолкнулся от нее ногами, сделав кувырок. В доспехах из руды это было сделать просто, ибо весили они совсем немного. Но стражники не знали этого и не ожидали такого поворота событий. Пока они еще не успели опомниться, я вонзил меч в одного из них, и присел на корточки. Они начали разворачиваться ко мне лицом, и тут я сделал длинный выпад мечом в горизонтальной плоскости, надеясь на силу своих рук и силу клинка. Сверкающее лезвие рассекло их в соотношении 50:50. Солдат, первым оставшийся без оружия, с ужасом взирал на кровавое месиво на полу. Неожиданно он пошатнулся и лишился чувств. Герой усмехнулся и вступил в тронный зал.
Гомез сидел на троне, устланном шкурами мракорисов и медведей. На нем был его сияющий серебром доспех с воротником из шерсти Дурхока. За спиной свисала мантия. Сейчас она была отстегнута. Невероятно огромный двуручный клинок, прислоненный к подлокотнику трона, как нельзя лучше соответствовал облику своего владельца. Барон не встал, и вообще на его лице не проявилось ни тени эмоции. Он был покорен судьбе. Безымянный встал перед ним и уткнул меч острием в пол.
- Вот я и пришел Гомез, - сказал я.
- Вижу, - голос барона был угрюм как никогда.
- Ты знал, что все закончится именно так, когда убивал магов огня и отдавал приказ идти войной на Новый лагерь.
Гомез молчал и смотрел мне в глаза.
- За свои преступления ты поплатишься жизнью.
- Кто из нас умрет, ведомо только Инносу. Он наш судья и наше светило. Он рассудит, кто сильнее, - сказал барон.
Он встал, и взял в свои молодые и крепкие руки тяжелое оружие.
- Я отстою свою честь или умру в бою как мужчина.
- У тебя нет чести, если ты мог сделать то, что сделал, - сказал я. – Я избранник Инноса, и именно он прислал меня, дабы покарать тебя Гомез, а ты даже не мужчина, а мелкая тварь!
- В таком случае… проверим твои слова!
Барон бросился на меня с явным намерением искромсать мое тело на множество кусков. Герой поднял меч и отбил его удар. Враг уклонился от моего выпада и бросился к окну. Я последовал за ним. Гомез рванул шикарную портьеру и скинул ее на меня. Парень попытался отступить от падающего куска ткани, но тот опутал его и герой упал. Мощный удар расколол доски на том месте, где я лежал долю секунды назад, но безымянный успел перекатится в сторону. Подняться на ноги было делом сложным, но отнюдь не невыполнимым. Гомез постоянно старался ударить меня. Вот ему удалось рубануть по моей груди. В этот удар он вложил всю свою богатырскую силу. Рудные доспехи надежно оградили меня от его ярости, но толчок был столь силен, что героя отбросило назад, и он упал на трон. Это разъярило барона еще больше, и он попытался ударить по ненавистному противнику, пока тот не пришел в себя от падения. По-видимому, тот факт, что его клинок не мог пробить чужую броню, нисколько его не волновал. Я едва успел вскочить с места, как он воткнул меч в сиденье и… не смог вытащить его оттуда. Безымянный отступил назад. Гомез продолжал попытки высвободить свое оружие, но это все никак ему не удавалось. Тогда он схватил тяжелый двухметровый подсвечник и кинул его в меня. Пока сей импровизированный снаряд летел, он тоже бросился на ненавистного врага, с растопыренными руками. Барон хотел отобрать Уризель и использовать его против меня. Я отбил подсвечник и тот упал, ударившись о стену. Не успел герой выставить клинок перед собой, после удара, как на него налетел Гомез. Он не успел среагировать вовремя и со всего разбега наткнулся на лезвие моего меча. Зубья остановили его только на середине, и повелитель Старого лагеря повис на мне мертвым грузом. Так окончилась жизнь великого тирана и деспота. Месть свершилась!

Я вернулся к храму Спящего и снова дошел до того места, где основной коридор разветвлялся на четыре. Теперь герой знал, что идти к демону нужно было вниз, во мрак и смрад подземелья. В этот раз я не носил тотем, и орки бросались на меня как одержимые. Уризель пел свою песню и сверкал на солнце, ставшем красным, со скоростью пчелы. Черная кровь орков лилась рекой и заполняла собой русло потока, протекавшего у их поселения. В тот день не осталось во всем Миннентале ни одного орка, и я исполнил последнюю волю неизвестного героя – воина истреблявшего их в незапамятные времена.
А сейчас парень стоял перед коридором и зажимал нос. Вот безымянный решился и пошел вниз. Уризель светился красным светом и освещал дорогу ничуть не хуже свитка с заклинанием света. На стенах рос склизкий мох, по полу тоже змеились какие-то побеги. Вот я достиг тела незадачливого стража. Оно лежало у конца спуска; голова отвернута под неестественным углом, руки и ноги раскинуты в разные стороны. Дальше дорога стала расширяться, и я оказался в огромном зале, по дну которого также протекала река лавы. Через это огненное озеро был перекинут гигантский мост, сложенный из квадратных каменных глыб высотой и толщиной с мой рост. Посреди сего удивительного сооружения стояли трое стражей и трое уже знакомых мне мумий шаманов. На дальнем конце зала виднелись высокие и широкие ступени, ведшие к тройной арке прохода. За ней, в ярком свете факелов, виднелись черные ворота, из того же металла, из которого были сделаны ворота в Храм. Значит логово Спящего рядом.
Я ступил на мост и пошел прямо. Как только парень достиг шестерки стражников, люди скрестили мечи, а мумии сжали в руках молоты. Один из стражей молвил:
- Поворачивай назад смертный. Наш хозяин наделил нас неодолимой силой.
- Я избранник Инноса и мне нет преград.
- Мы видим на тебе старинный доспех. Мы видим в руках твоих древнее оружие. Ты вернул его могущественную силу, - с сомнением сказала одна из мумий. – Но что дальше? Ты попытаешься убить нас? Мы уже мертвы.
- Уризелю не страшны ни враги из плоти и крови, ни порождения мрака.
Я вознес сияющее лезвие над головой и с криком бросился в атаку. Враги расступились передо мной, испугавшись моего громоподобного голоса и нестерпимого сияния клинка. Одна из мумий шаманов упала с моста и свалилась в огненную реку. В мгновение все было кончено. Уризель запылал ярче солнца и стражи заслонились от света руками. Герой столкнул одного ударом ноги, а с двумя другими вступил в сражение. Они дрались отчаянно и свирепо, но куда им было до закаленного в боях солдата. Вскоре оба были повержены. В это время мумии зашли мне в тыл, и одна из них ударила мне молотом по спине. Я упал на колени и, чтобы не свалится с моста, как двое незадачливых врагов до этого, оперся руками о камень. Еще один удар подогнул их и повалил меня на грудь. Парень больно ударился лицом об острые плиты и расцарапал его до крови. Еще один удар едва не вышиб из меня дух, но я нашел в себе силы отжаться и откатится. Враги продолжали молотить кругом. Безымянный смог встать на колени и схватится за рукоятку Уризеля, упавшего во время его падения. Один из иссохших неудачников повернулся ко мне спиной всего на долю секунды, и этого времени мне было достаточно, чтобы разрубить его пополам. Последний занес молот для финального удара, но парень поднырнул у него между ног и нанес мощный удар в пах. Мумия никак не отреагировала на это. Тогда я ударил ее кулаком по спине, и она сделала от толчка несколько шагов вперед, остановившись за счет того, что оперлась на молот. Герой бросился на нее и отрубил руки. Оружие со звоном упало на каменные плиты. Нежить двинулась на мне на одних ногах, издавая странные звуки. Свистнул меч, и конечности порхнули в разные стороны. Тело продолжало конвульсивно дергаться, пока я не пригвоздил его к камню.
Безымянный ступил на испещренные древними рунами ступени и поднялся по ним до арки. За ней, перед воротами, была выложена мозаика из каменных плит с различными оркскими рунами. Я некоторое время изучал их и понял, что там написано: «Покои Крушака запечатаны нами навеки. Сила его слишком страшна. Но если ты по настоящему хочешь увидеть его и встретить свою смерть в битве с богом, назови его имя и врата откроются!» Мозаика несколько выступала над полом. Это были кнопки. Герой поочередно встал на руны, обозначающие слово Крушак. Мгновение ничего не происходило, но потом створки с шипением начали раздвигаться, и мне открылся освещенный красными лампами зал со статуей огромного насекомого посередине. Она стояла на круглом постаменте. Из зала вели два выхода, плавно загибавшихся друг к другу и спускавшихся еще ниже. Герой наугад пошел в правый. Постепенно становилось все жарче и жарче. Чувствовалось, что где-то неподалеку тоже течет лава. Парень продолжал спуск, и температура поднималась. Вот я достиг прямого участка. Здесь стало намного прохладнее, я миновал трещины, ведущие к подземным потокам. Безымянный оказался в длинном тоннеле. Пол его был испещрен множеством разломов, из которых валил пар, но как ни странно он был не горячим, а холодным, как безграничное пространство космоса. Левая стена тоннеля была сплошной, но в правой через равные промежутки были проделаны овальные проходы. Герой осторожно вошел в первый из них и увидел, что, наконец, достиг цели. Это было логово Спящего. В дальнем его конце было возвышение, к которому вели ступени. На границе его стояли пять каменных саркофагов, расположенных вертикально. На полу залы стояли на коленях и молились около десятка послушников и стражей. В переднем ряду сидел в позе лотоса сам Кор Галом. Но самое страшное и удивительное располагалось на возвышении. Это и был он… Крушак – древнее божество орков. Один из младшего пантеона, сподвижник и слуга Бельджара. Он был гигантским насекомым. Тело его покоилось на шести остроконечных конечностях, как у богомола. Четыре клешни с острыми, как бритва, когтями были разведены в стороны и покачивались в такт его движениям. Глаза на страшной голове, обрамленной венцом из двенадцати рогов, были закрыты. Это и был богомол – богомол самых невероятных размеров. Он был высотой с семиэтажный дом, какие мне доводилось видеть в столице королевства. Спящий занимал собой почти половину всей залы. Его тело медленно содрогалось, словно он видел что-то недоступное нашему взору, но что-то такое, что пугало его.
Я переступил порог и вытащил Уризель. И тут же, как по мановению невидимого знака, глаза чудовища раскрылись, и оно посмотрел прямо на меня. В глубине его очей я увидел багровое пламя преисподней. Казалось, что с меня живьем сдирают кожу. Хотелось забиться поглубже, в какую-нибудь дыру… спрятаться лишь бы не видеть этих страшных глаз. Крушак замер. Он неотрывно глядел мне в глаза. Я почувствовал, как меня смаривает дремота и поспешил отвернутся, посмотрел на толпу. Кор Галом встал. Он увидел перемену в настроении своего владыки. Алхимик обернулся и указал на меня трясущейся рукой. Послушники и стражи бросились ко мне. Парень отступил за проем и приготовился к отпору.
Как только кто-нибудь выбегал из прохода, я бил его по ногам или по другим частям тела, до которых мог дотянуться. Они умирали один за другим и не издавали ни единого звука. Это были одержимые люди. Наконец не осталось ни одного из них. Герой снова вошел в комнату, и столкнулся лицом к лицу с Кор Галомом.
- Твой час пришел! Умри за предательство!
Алхимик выхватил кривой кинжал, но я опередил его и нанизал на свой меч, как шашлык на шампур. Галом судорожно задергался. Из его рта хлынула кровь. Он схватился голыми руками за лезвие и постарался снять себя с него, но порезал ладони. Постепенно неудержимый огонь в его глазах угас, и он умер. Я стряхнул тело с клинка и снова вошел в залу. Крушак по-прежнему смотрел на меня и не шевелился. «Что делать? Как изгнать его?»
И тут я услышал в своей голове голос Ксардаса. Как он достиг моего разума сквозь толщу камня, меня уже не удивило. Я не сомневался в его могуществе. Некромант шептал: «Лиши его защиты, которую даровали ему шаманы, призвавшие его. Они отдали свои сердца, дабы защитить его от оружия этого мира. Вскрой саркофаги и проткни их сердца. После, уничтожь Спящего!» Герой бросился вниз на площадку. И тут Крушак зашевелился. Его овальный рот раскрылся, и из него исторглось шипение и рык. Голос был столь громок, что я упал на землю и заткнул руками уши. Но сила иссякла, и парень поднялся. Тогда демон вновь раскрыл рот и из него вылетел шар синего огня. Он попал в то место, где я только что стоял, и там образовалась круглая дымящаяся воронка. Нужно быть осторожнее. Я спрятался за первым саркофагом и открыл крышку. Внутри пульсировало красное сердце, соединенное чем-то вроде жил со стенками гроба. Едва безымянный успел проткнуть сердце мечом, как пространство озарила еще одна вспышка, и часть каменного сооружения снесло. Я только-только успел отскочить. Обломки усыпали пол. Герой бросился ко второму саркофагу.
Так продолжалось около десяти минут. Один за одним, я вскрывал каменные крышки и лишал бога его защиты. Он приходил во все большую ярость, но не мог, по какой-то причине, покинуть своего ложа. Уничтожив последнее сердце, я вновь отпрыгнул в сторону, от его магического пламени. Уже вся зала была усыпана обломками камня и щебенкой. И неожиданно все вокруг затряслось. Парень схватился рукой за один из камней, чтобы сохранить равновесие. Спящий тоже задрожал и его клешни судорожно ударили в воздух. Тут я увидел за его спиной круглые врата. Пространство за ними до этого было пустым – каменная стена, но сейчас оно начало кол######ся. Через некоторое время между арками появилась пелена сиреневой материи. Она колебалась и перетекала с места на место, как плазма, но не покидала пространства в воротах. Это был портал! Когда я лишил Спящего силы, дарованной ему шаманами орков, то он перестал быть привязан к нашему миру. Его начало тянуть обратно в небытие, туда, где обитали подобные ему демоны. Крушак цеплялся за каменное ложе всеми своими шестью ногами, но поднялся магический ветер, и его стало медленно затягивать внутрь врат. Он испустил громкий визгливый крик. И тут я бросился на возвышение, одним мощным броском преодолел все ступени, и со всего размаха всадил Уризель в его брюхо, колыхавшееся сплошной серой массой в метре над моей головой. Ударила ослепительно белая молния, и бог закричал так страшно, что казалось, будто мои барабанные перепонки не выдержат и разорвутся. По его телу пробежал мощнейший электрический разряд. Драгоценный изумруд вспыхнул ярче молнии, и погас. Сила ушла из меча. Лезвие вышло из тела демона. Из раны потекла густая и зловонная черная кровь. Когти еще раз клацнули в воздухе. Спящий содрогнулся всем телом и потерял силу. Потом его било еще несколько раз и после каждого удара он кричал все сильнее и неистовее. Вот я увидел его глаза. Сейчас не было в них ярости, и багровый огонь стал тусклым. Пламя преисподней угасало в его умирающем теле. Когда он совсем лишился сил, один мощный порыв ветра из его мира захватил его и затянул внутрь врат. Образовалась воронка, и он скрылся в центре ее. С громким хлопком портал захлопнулся, и в тоже самое мгновение стены зала затряслись и стали рушится. С потолка упал один большой обломок, и я едва успел увернутся от него.
Герой ринулся вниз по ступеням. Все вокруг рушилось. Кругом падали глыбы весом в несколько тонн. Он споткнулся о камень и выронил меч. С трудом поднялся и бросился из зала. Уризель остался лежать в луже черной крови. Раздался чудовищный грохот и потолок в коридоре, ведшем наружу, обвалился. Я оказался в ловушке. Тут что-то заставило меня посмотреть вверх и за спину. С потолка падал гигантский камень. За долю секунды до того, как он ударил меня и придавил к земле, я успел понять свою ошибку: я спас людей и уничтожил барьер, но я сам погибну, и не смогу помочь больше никому… Я почувствовал, что умираю. Воздух вышел из моих легких, и тело пронзила страшная боль. Герой закричал, но крик его был заглушен грохотом падающих вокруг камней. И наступила кромешная тьма…

А наверху, за пределами Храма Спящего, стояла звездная ночь. И Диего с друзьями сидели у костра, в лесу, недалеко от Нового лагеря. Они почувствовали, как что-то случилось. Над всей долиной Минненталя пронесся одинокий крик. Он пробирал до самой глубины души. Это был крик злобы и отчаяния, но он быстро затих где-то вдали. И задрожала сама земля. Хотя на небе не было ни облачка, но забили мощные молнии, и начался настоящий звездопад. Магические частицы падали с неба на землю, но не достигали ее и растворялись в воздухе. И пал барьер… Диего вскочил; лицо его было поднято навстречу яркому сиянию. Весь купол осветился, пошел трещинами, и рассыпался миллиардами осколков.

Человек, быстрый как молния, одетый в черный плащ с капюшоном, метнулся тенью между хижинами орков в их лагере. Он проскочил ко входу в храм так же быстро, как ветер пролетает между двумя столбами. Убийца встал перед порталом и втянул носом холодный воздух. Он явно что-то чувствовал. Это был тот, кто покушался на жизнь безымянного. Человек огляделся и снял капюшон с головы. Звездам открылась его голова.
- Я опоздал! – вздохнул Мад. – Все, чему меня учил мастер пошло прахом! А ведь Ксардас говорил: «Испытай человека с такими-то и такими-то приметами. Особо не церемонься, не справится и умрет, его дело. Я Мад тут одно пророчество вычитал, вот и решил… поручить тебе проверить его. Я ищу этого определенного человека, он избранный. Если выживет, то придет ко мне, такова моя судьба… Ты понял Мад? Ты ведь помнишь, как я сделал тебя сильным, как учил драться и стрелять? Попытайся убить его, это будет подходящим испытанием».
Помниться тогда Мад, которого все в Старом лагере держали за придурка, несколько удивился такой радикальной и странной проверке, придуманной его хозяином, но потом втянулся. Ему понравилось чувствовать себя охотником, и он позабыл докладывать Ксардасу о продвижении дела, он увлекся. Сейчас же его постиг провал, герой ушел в храм и не вернется. Там внутри Спящий! Мад понял, что проиграл. Ему нельзя возвращаться к Ксардасу, тот в гневе собственноручно расчленит его. Тут внимание человека привлек шум, раздававшийся сверху. Он поднял голову и увидел разрушение магического купола. Это было удивительное зрелище, и оно полностью захватило его внимание, его истерзанный разум и изорванную душу. И Мад не услышал, как подошли к нему сзади и окружили, мягко ступая, покрытыми шерстью лапами, шестеро шаманов орков. Ничего не понял он, пока не превратился в огромный пылающий факел, одновременно подожженный колдовским огнем, сорвавшимся с кончиков шести посохов. Последней его мыслью перед смертью было: «А ведь безымянный никакой не избранник, обычный тупой вор! Иначе бы он догадался, кто таков на самом деле таинственный убийца – ЕГО ДРУГ!» Мад пал на землю кучкой пепла, которую, в тоже мгновение поднявшийся ветер, развеял над землей.

И был в колонии праздник. Люди Кор Ангара и Ли освободили Старый лагерь. Все они были освобождены. Толпы хлынули из Минненталя через перевал, в направлении Хориниса. Но никто кроме четверых друзей и старого мага не вспомнил за радостью свободы о человеке, который спас их, и пожертвовал ради них своей жизнью.



Конец 1 книги. Вторая написана уже не мной одним, а в соавторстве с одной девушкой.
__________________
Некоторым из нас не суждено разбогатеть.[br]Некоторым из нас вообще не суждено выжить в этом злом мире.[br]Только тот, кто взрастит внутри себя ярость и подчинит ее своему Я, сможет достичь свободы и просветления.[br]Только тот, кто не остановится ни перед чем на пути к своей цели, достигнет ее и получит все - пусть даже и будучи едва живым.[br]Мы люди и Я человек. Я был таким.[br]Мы звери и Я зверь. Я потерял человечность.[br]У меня есть почти все о чем можно мечтать, но я совершал злодеяния. Я буду проклят, или же нет, ведь Я не верю в бога.[br]У меня есть почти все, но нет лишь одного - любви, которая могла бы растопить мое сердце и помочь мне исправится...
Konstantin aka DEK вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.06.2007, 21:31   #19
Готоман
Адепт
 
Аватар для Konstantin aka DEK
 
Регистрация: 06.01.2007
Адрес: Москва!
Сообщений: 636
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 26 раз(а) в 10 сообщениях
По умолчанию Человек без судьбы

КНИГА 2

Судьба героя

«Война против орков разгоралась все с новой и новой силой. Победа была то на стороне войск короля, то на стороне чудовищ Белиара. Но человеческие силы были на исходе. Весь материк горел в огне, и каждый день мог стать последним днем цивилизации людей. Правда пока хрупкое равновесие держалось и орки не могли властвовать на всей территории Миртаны. Война Инноса и его брата тоже продолжалась. Это была война богов. Она шла уже множество тысячелетий и ничто не могло решить ее исход.
С уничтожением Спящего магический барьер над долиной рудников пал и тысячи заключенных вышли на свободу. Я смог спасти героя, и Я помогу ему исполнить его предназначение как избранника богов».

Ксардас. «Хроники Миртаны»

Глава 1. Неожиданность.

Наконец-то! Наконец-то я вернусь домой. Обратно к моему народу…
Вот я уже вижу, как вожделенный портал искажает пространство, скоро мне откроются и те, кто на другой стороне. Неописуемый восторг переполняет мое тело… Как же долго я ждала!
Да, вот они. Жаль, что Майары мои не знают, какая судьба постигла их госпожу. Как жаль, что не ведают они сколь много пришлось претерпеть ей в землях Дорканы… Никогда я еще не была так близко к успеху! Один шаг… всего один ШАГ. Но рано.
Как медленно бежит время!
Мои чувства притупились, я как токующий глухарь – не вижу и не слышу ничего. Нет, одно я услышала… кто-то наступил на сухую ветку, но было уже поздно.
Удар в спину, чем-то тяжелым… *Хорошо, что не острым* - только и успела подумать я. Дальше ничего… пустота, тьма и боль.
Сознание вернулось! Но я… я ничего не вижу! Все тело как один сплошной синяк… Значит оно (тело) есть, что не может не радовать. Но почему слепота…
А! Это просто глаза открыть надо! (Как все сложно!)
Голова ватная. В горле пустыня… Отчетливо вырисовывается два непреодолимых желания: есть и спать. И, поди, разбери, чего больше хочется.
*Страшно глазоньки-то открывать? Фиг его знает, куда меня мог забросить недоделанный портал, и что могло со мной приключиться по дороге. Судя по тому, как все болит, картинка меня ждет не веселая… Эх, была не была!*
Яркий свет резанул по глазам, краски поплыли…
Собравшись, я с трудом села. Глаза обратно закрыть пришлось, теперь и они у меня болели. Захотелось выругаться, но что-то не находилось слов, чтобы выразить всю гамму ощущений.
Прохладный ветерок ласково коснулся моего лица, судя по запахам, затейливо вплетенным в него, это раннее утро. Меня, правда, смутили запахи незнакомых трав, но все мысли об этом куда-то потерялись, когда откуда-то долетел запах добычи… легкой добычи.
Где? Где пасется эта чертова овца! Не открывая глаз, я попробовала встать. Как только я приняла положение – вертикально, тут же мое замученное тело вернуло меня на исходную. Какие овцы!.. Мне в пору самой траву жевать, подохну ведь, так ничего и не поняв!
Да что же это я!
*Вставай! Спать здесь бессмысленно. Нужно спуститься и посмотреть… хотя бы «посмотреть» на овечку. Ладно, для начала просто встать…*
Снова открываю глаза. Больно, но ничего не поделаешь… Надо мной небо, это тоже хорошо, небо оно надежду вселяет. Лежу на спине. *Надо подвигаться.* Пальцы, даже пальцы хрустят! О, Боги! Сколько во мне всяких не известных суставов и мышц, я, конечно, знала, что много, но не предполагала, что настолько.
После нескольких часов возни и пары непечатных фраз, я все же оказалась на ногах и с ОТКРЫТЫМИ глазами. Осмотревшись, я «обнаружила себя» на уступе скалы. Человек, вряд ли спустился бы вниз, тем более не решился бы прыгать. Но в процессе вставания, я обнаружила, что портальное пространство вернуло мне родной облик. Пусть даже изрядно потрепанный. И, как известно «отчаянье приводит к отчаянности, а отчаянность к отчаянным поступкам». Конечно, было страшно.
Приземлилась (если это можно так назвать) я вполне удачно, без необратимых последствий. На площадку перед … Башней.
Презабавно, у живущего тут народа что, двери вышли из моды? А! Какая мне разница. Долгожданная овца паслась тут же.
Когда я приблизилась, живность встала как вкопанная и заблеяла ну так жалобно, так нежно, что есть мне немного перехотелось, теперь Башня занимала меня больше овцы. Что-то неуловимо знакомое было в ней. Только что?..
Что-то мне подсказывало (или просто охотничий инстинкт так переклинило), что нужно тихонечко покараулить снаружи. Самая удачная позиция – это крыша. Сноровка медленно возвращалась, а боль угасала, или мне просто так казалось. В любом случае подъем на крышу мне удался гораздо лучше, чем прыжок. Затаившись я стала ждать… Ждать… ждать…

Пока не уснула.
Спала не долго, или не так долго как должна была. Меня разбудила возня.
Перед башней все, вроде, было по-старому: та же трава, та же «осчастливленная» овца… Звук шел из чрева Башни. Я затаилась. Какое-то время все было тихо. Даже как-то скучно стало. Затем звук приближающихся шагов (все ближе, ближе). «Зверь-топотун» сделал остановку. Что-то открыл, какой-то ящик… Адреналин – усталость снимает, как бабка отшептала.
Повозившись немного внутри, источник шума появился на входе (для меня «вход», для него, очевидно «выход»). Ну что я скажу… Это мужчина, без сомнений. Судя по тому, что мне открылось сверху-сзади, не дурен собой. Хотя это я еще лица не видела…
*А ну-ка повернись своей представительной частью… Да. Где я могла тебя видеть? Больно мне физиономия твоя небритая знакома.*
В общем, пока я его разглядывала, парня тоже овца «моя» привлекла. Трогать ее и он не стал, уж очень у скотины глаза грустные. И двинулся куда-то дальше.
* Ну и попутного тебе ветра, красавчик. Не заметил, значит можно еще поспать. Я так себе думаю.* Вот на этой счастливой ноте я и заснула.

Не помню, как я оказалась на земле, должно быть упала, (сноровка-то вернулась, да не вся). Очнулась я от звука старой стали… и ой как быстро! Даже отскочить упрела от первого удара. На втором выпаде, увернувшись, я перехватала руку нападавшего и швырнула его подальше (туда в сторону овцы). Потом просто взлетела на крышу. Узнала я в нем «утреннего» парня, только когда ногой в морду ему съездила, пресекая попытку взобраться на «мою» крышу.
Когда он встал, злой как черт, я не выдержала!..
- Стой! Хватит. Ты говорить вообще умеешь, дикарь!
Парень оторопел. Хотя меч опустил.
- Так-то лучше… Можно с крыши слезть?
Он кивнул, и убрал оружие за пояс.
Спрыгнула я уже гораздо ловчее, чем в первый раз.
Выпрямившись во весь рост, он рассматривал меня, и явно чего-то недопонимал. Я смотрела прямо перед собой. *Чего это ради я голову стану задирать!* Молчали мы долго. То есть я мучительно ждала, что он заговорит! Когда терпение лопнуло, и я уже набрала воздуху в грудь, и первая фраза уже была в горле… Он очнулся.
- Ты демон Ксардаса? – При этом он такую рожу скорчил…
- Нет. Теперь моя очередь спрашивать. Где я?
- Около Башни колдуна по имени Ксардас. Мой вопрос, - я кивнула, медленно чувствуя, как ноги подкашиваются, и глаза стекленеют: – Почему ты не убила меня, если могла?
*Наивный, я каких-то пару часов назад овечку убить не смогла… Да и не за чем… Это последнее дело, особенно, если сила есть. Сила – это ответственность. Но мужское самолюбие – штука хрупкая…*
- О, когда пугаюсь, такого наворотить могу. Видишь ли, я здесь случайно, мой портал… - Я показала руками то, что словами не выразить никак. Кажется, он меня понял. Я продолжила: - Теперь мне нужно сориентироваться, и попробовать вернуться домой.
Он, почему-то усмехнулся… И как-то по-доброму, без издевки.
- А где твой дом, и что ты вообще за существо?
* «Существо», да, наверное, для тебя я сейчас именно «существо». Помятое, истерзанное. Не похожее на тех, которых ты видел в своей жизни.*
- А какие у меня глаза?
- Э-э-э, а ты чего не знаешь? Я как-то не заметил… - вот, он опять улыбается. Ишь, веселушка!
- Да, я не знаю, если бы тебя так протащило, как меня…
- Таскало и не так, - он на мгновение замер. Вдруг вздрогнул, и на меч руку положил.
- Ясно. Звериные. Это меня враги. Думали, что прокляли, а получилось наоборот, - в этот момент мои боли дали о себе знать все сразу…
Ну, взвыть я не взвыла, а вот сдавленный стон, если бы мне не было ТАК паршиво, просто великолепен. *Надо будет запомнить эту чудную феньку. Для более подходящего случая, думала я, падая на колени.*
Я запомнила его удивленное лицо. Так, если бы это было последнее, что я видела в своей жизни.

*Что было дальше, я помню очень смутно. Если бы он сам не поднял меня и не унес, я… Да. Наверное, я бы просто сдохла, там в пыли. Помощи бы просить не стала.*
Не знаю, как долго я так пролежала…
Но все когда-нибудь заканчивается… Наученная горьким опытом, я не стала открывать глаза сразу (так, что с виду сошла бы за спящую). Я в помещении, судя по запаху. Да, и пахнет чем-то вкусным.
Стоп. Что не так?
*Кто-то пристально смотрит мне в лицо. Ой, до чего же я все это не люблю! Ну смотреть-то смотри, но не…*
Любопытный кто-то наклонился пониже… *Со зрением проблемы, что ли?..* Потом еще пониже… Так, что я почувствовала запах… *человек всегда пахнет собой, там, где кадык, под подбородком…* Осторожное дыхание коснулось лица.
*Это непорядок…*
Я резко распахнула глаза.
*Зрачки среагировали на свет… А то, отчего это мой недавний «знакомец» отскочил от постели большим прыжком назад?.. Ну, хоть за меч хвататься не стал – прогресс!*
- Ну, доброе, что у нас там…- Начала я. * «Когда англичане попадают в глупое положение, то стараются вести светскую беседу». Попробуем последовать их примеру.*
- Скорее, «добрый»… - Усмехнулся парень.
- Кто? День или вечер?
- Вечер.
Я села, отклонилась к стене и обняла колени руками. Интересно, этот тип представится?.. Но тут я заметила, что мы не одни… И еще как не одни!
Это была маленькая проходная комната. С одной стороны ход к спуску оттуда поднимался легкий сквозняк (значит этаж не первый), с другой – вход в тупиковую комнату, с пентаграммой на полу (дверей, естественно, не было… Почему-то меня это уже не удивляет.)
У входа в тупиковую комнату стоял седовласый старик с горбатым носом невероятного размера. Он был одет в мантию мага. Глаза его, черные, как у ворона, были посажены так глубоко, что как бы он ни смотрел, выглядело это устрашающе. Но и это было еще не все «общество»… В кресле у камина сидел мужчина, лысый, как колено, уронив голову на грудь - судя по всему, он спал… Суровое лицо сидящего было пересечено татуировками и изрезано глубокими морщинами, которые говорят о тяжких думах и муке. Веки его периодически подергивались, губы шевелились, не рождая звука. Он был одет в… юбку. Красивую такую расшитую юбку. *Ладно, будем называть это туникой, чтоб не обидно было.*
Очередная немая сцена… Только на этот раз нас четверо. Один из которых точно ничего не скажет. Маг смотрит на меня, Парень на Мага и на меня, а тот, что в кресле никуда не смотрит. Да сколько же можно!
Наконец, Маг заговорил… голос его тоже был похож на воронье карканье.
- Я – Ксардас. Это – моя Башня… А кто вы?
*Кажется я начинаю понимать… Вот это да. Это ж надо было так вляпаться*
Маг ждет от меня вразумительного ответа. Интересно смогу ли я все объяснить? Но попробовать стоит.
- Мое имя Варда. Я собиралась отправиться на свой План через портал из третьего места. Но, по непонятной для меня причине я оказалась здесь. Меня здесь быть не должно.
- Откуда вы знаете, что вас тут быть не должно? – Ксардас склонил голову на бок… Ну точно ворон.
- Просто знаю и все. Это что, допрос?
- Ну, судите сами… Вы появляетесь около моей Башни, кто вы не понятно, что произошло, тоже понятно с большим трудом… А бедняга Лестер спит в кресле! По-моему, у меня должны были возникнуть к вам вопросы, вы не находите?
*Да, Ксардас прав… *

- Вы, безусловно, правы, Ксардас, - сказала я, поразмыслив. - Но я сказала вам все, что смогла понять сама из сложившейся ситуации. Меня, очевидно, сильно ударило о землю в момент перехода… Я все очень смутно помню… Скорее мне «кажется», что я помню.
*Кажется, прокатило…*
Ксардас удовлетворенно кивнул. Интересно, что мне делать теперь?
- Как я понимаю, - продолжил Маг, - ваша основная задача теперь найти путь назад. Так что вы можете покинуть Башню.
Я встала, поклонилась (так почтительно, как мне позволяли ватные от неожиданного поворота событий ноги), и направилась к выходу.
*Я восстановила силы, так что действительно могу уйти. И с чего это я взяла, что меня тут ждали!*
Мне вдруг стало так невыносимо грустно. Хотя чего я еще ждала, хорошо, что они меня просто не бросили на пороге. Мне казалось, что воздух вокруг меня стал осязаемым, вязким, а движения мои стали медленными. Где-то на пол пути к выходу я услышала, что меня зовут…
- Эй, ты забыла кое-что… - Парень стоял в проходе и держал в руке… - Нам чужого не надо.
*Мой АМУЛЕТ! Вот это действительно удача. Как хорошо, что он не знает, ЧТО держит в своих руках. Эта вещь была создана одним из моих братьев. Она не делала ничего, кроме стабилизации моей собственной силы. В амулете всегда есть немного меня, так как сотворен он был из моей крови и частицы моей души. Любой, кто попытается использовать его, тут же рассыплется прахом.*
Я быстро вернулась. Но когда я протянула руку к своей вещи, этот тип, очевидно, решил пошутить.
- Нет уж, сначала поцелуй! – Кретин просто сиял. «Прекрасная» шутка!
Морально я была готова порвать его сразу. Ну не понимаю я шуток, так уж получилось. Одного прыжка мне хватит, чтобы перегрызть это горло.
Ксардас возник у него за спиной и опустил руку с амулетом так, чтобы я могла забрать то, что принадлежит мне.
Вдруг Лестер вскрикнул, мы все одновременно дернулись к нему. Все было так же, но он… открыл глаза. *Лучше бы мне туда не смотреть*. Я увидела леденящий, обезоруживающий, обезображивающий души ужас в этих стеклянных глазах. И не было в них сознания, только слепая, безликая тьма. Лестер захрипел. На его губах выступила кровь…
- Ксардас, сделай что-нибудь, ты же Маг! – парень явно волновался.
- Да. Маг, поэтому могу только ждать, как и ты, - Ксардас же напротив был спокоен. – Маг и целитель вещи разные. Это не рана, не болезнь… Это что-то другое. Это агония его души. Он борется.
- Но, Ксардас!
- Никаких «НО», - Маг неподвижно стоял и смотрел на Лестера, по телу которого пробегали судороги.
Я, не думая ни о чем, одним прыжком пересекла расстояние от входа до кресла, в котором билось тело Лестера. Опустившись на колени перед ним, я положила руки на грудь Лестера. Боль тут же жадно впилась в мое сердце. Теперь самое трудное… Нужно поднять глаза.
Точно ледяные клинки, пронзил меня бессмысленный взгляд остекленевших глаз, накрепко пригвоздив к полу.
- Отдай МНЕ свою боль! – скорее всего я кричала, но оглушившая меня волна мутного ужаса, хлынувшего из Лестера, проносившаяся в тот момент через мою душу опустошающей чумой, занимала все мои чувства.
Когда все было кончено… Когда Лестер обмяк, и глаза его снова закрылись… Я знала все. Все что пережил этот мужчина. Я чувствовала себя опустошенной. Сердце билось где-то в горле, а из глаз катились очищающие слезы.

* Я стараюсь не вспоминать тот ужас. Крики отчаянья и боли, свивающиеся в змеиный клубок, жалящие смертельным ядом… Но теперь Лестеру было лучше. Ему оставалось выспаться хорошенько. Правда я не думаю, что «мутный ужас» не оставил неизгладимых следов в его душе*.
Ну и смешные же лица были у Ксардаса и того парня… Белые такие. Парень хлопал глазами…
- Рот закрой, - сквозь прорывающийся смех сказала я.
*Хотя сама, небось, тоже то еще зрелище: на коленях, зареванная вся… От этого мне стало еще смешнее. Насмеявшись вволю, я встала с колен.*
Ксардас стоял, сложив руки на груди, и чуть заметно улыбался кончиками тонких старческих губ.
Я испытующе посмотрела на него. Улыбка Мага стала чуть заметнее. Со стороны могло показаться, что мы разговариваем (хотя, может, так оно и было, в каком-то смысле). Наконец Ксардас произнес.
- Можете приходить сюда когда угодно и брать что понадобится. А сейчас, позвольте мне вернуться к моим книгам, - Маг почти ушел, но вдруг оглянулся и добавил: - Кстати, кровать теперь свободна. Можно положить на нее Лестера.
- Я боюсь разбудить его, если попробую сделать это в одиночку, - Парень развел руками. – Разве ты не поможешь мне, Ксардас?
- Пожалуй, я слишком стар для подобных упражнений, - изображая сожаление, ответил Маг. – Тем более, вас теперь «двое».
- Но, Ксардас, это же женщина! Чем она может помочь?
- Очевидно, ты забыл, как я тебя швырнула на «первом свидании», а? - Парень смутился. – Я попробую помочь тебе. Только поправлю постель. Есть, конечно, идея раздеть несчастного, но это ты уже без меня, если захочешь.
Тип просто пожал плечами. *А что ему еще оставалось?*
Мы быстро «справились» с Лестером, осторожно переложив его на постель. Он тут же утроился поудобнее… Сон его теперь был светел и безмятежен. После чего приступили к ужину со спокойной совестью.
То, что этот тип наварил, пахло, несомненно, вкусно, но выглядело!!! Ужинали сидя на ковре у камина… Он смеялся, говорил, что я привыкну… Тут я его на слове поймала, что он готовить будет. Вечер прошел в доброй беседе.
Кровать теперь занимал Лестер, Ксардас, по-моему, вообще не спит. У нас встала проблема… *Фраза двусмысленная*. Короче, нужно было думать, где спать. До этого он вроде собирался ночью окрестности осматривать, потом не пошел никуда… Передумал, видите ли!
- Где спать собираешься? – спросил он, «вкусно» хрустя яблоком… *Нет бы мне предложить, фигушки, сам лопает, дикарь*.
- А ты?
- Может, внизу? Тут если порыться, можно найти чего постелить, и под голову тоже…
- А не замерзнешь?
- Один-то может и да… Ну так?
- А я тогда наверх пойду. К звездам поближе. *А от тебя подальше,* - ласково улыбнулась я. После чего встала с пола и пошла к переходу Башни.
*Что ж – 1/0 в мою пользу. Хотя нечестно как-то получается. Спросить его что ли, открытым текстом, в чем дело? Хотя, я думаю, захочет – сам скажет.*
Наверху все было привычно: стол, пыльные тома, сундук… Я провела рукой по столу… Остался вполне заметный след… Я почувствовала, что сейчас чихну и поспешила выйти из комнаты.
Незаметно наступившая ночь была так хороша! Горизонт усыпан незнакомыми звездами. Неужели это эхо моих звезд… Мне стало так тепло. Небо невероятно чистое. Если я правильно себе понимаю, то крыша над комнатой должна быть плоской. Высота приличная, никто меня не видит, можно кое-что проверить…

Странно. Я неправильно помнила ощущения, возникающие при полете… Или после местной еды мне было как-то непривычно… В общем, голова немного кружилась и меня мутило. Закралась мысль о спуске… Но стало как-то стыдно перед самой собой, я отчетливо помню, что мне это легко давалось. Одно утешение – такое положение вещей объяснимо сразу с нескольких позиций. Во-первых, это не мой родной мир, а от этого зависит многое. Во-вторых, я не полностью еще восстановилась. В-третьих, путешествие по мирам без магии не прошло даром: многое было забыто. В-четвертых, должно пройти какое-то время, прежде чем Амулет адаптирует меня к местной реальности. И так далее… Вот как много всего можно привести в оправдание.
Крыша в обрамлении зубцов – удобное место, если не брать в расчет дождь. Но, скорее всего, дождя не будет. Странно, спать-то я все равно не хочу …
*Может, стоит оббежать окрестности… Чего зря время терять?* Я посмотрела вниз. По спине пробежал холодок, когда я заметила своего «знакомца», там, на площадке перед входом в пыльную комнату. Он недоуменно осматривался.
*Кого это мы потеряли?..*
Так ничего и не поняв, он ушел. Почему-то мне было искренне жаль. Вот не экспериментируй я с полетами, сейчас бы… а чего теперь? Мутит только! Сплошное расстройство.
Теперь точно ничего не оставалось, кроме похода в Хоринис.
Осторожно спустившись, я… я все равно почувствовала себя плохо. Даже пришлось лечь на каменную кладку пола, чтобы внутри все устаканилось. До спуска, конечно, была еще идея парня догнать… Теперь, похоже, придется воспользоваться золотым принципом: «Кошка ходит сама по себе». А, не очень-то и хотелось!
Ксардас, как я и предполагала, и не собирался спать. Он шелестел страницами у себя. Лестер был там, где мы его оставили, я только подняла его руку, свесившуюся с кровати. Несчастный тут же отвернулся к стене. «Знакомца» моего нигде не было. Вещички свои он прихватил с собой. Неужели тоже подался «на поиски приключений» на ночь глядя?..
Я машинально взяла со стола недоеденное яблоко. Дурная привычка. А яблоко-то вкусное…
Я вышла из Башни. Дорога была мне знакома. Я легко бежала среди бурной зелени. Ночные запахи еще сильнее будоражили воображение и щекотали нервы. Стайки светлячков перелетали от одного кустика к другому, звезды светили спокойно и ласково.
Когда ворота города вот-вот должны были показаться, я остановилась. В кустах раздался шорох. Специфический запах, резкий, навязчивый ударил мне в ноздри. Волк. Зверь медленно вышел на дорогу. Желтые глаза его поблескивали голодными огоньками, намеренье напасть висело в воздухе. Может, он и обошел бы меня стороной, но, похоже, это его территория, где Я непрошенный гость, тем более, у него создалась иллюзия моей безоружности. Нужно только выпустить МОЕГО «зверя»…
Схватка была недолгой, но кровавой. *С такого жуткого трупа даже шкуры уже не снять*.
Что такое, опять! Только теперь шаги. Я поспешно убралась в кусты, из которых на меня вышел волк.
Ба! Да это «мой» парень! Перед волчьим трупом он остановился, достал меч и стал вглядываться в темноту. Я, очевидно, так была захвачена созерцанием этой картины, что забыла о том, что мои глаза отражают свет. Как глупо! Естественно он меня заметил. Наивно было полагать, что он вспомнит мои глаза и опустит оружие. Дорога, ночь и местная обстановочка вряд ли располагала к подобным вещам.
Думать надо было быстро. Мне ничего не оставалось, как пойти по пути «наименьшего сопротивления».
Когда наш герой мечом раздвинул кусты, он увидел… просто кошку. Домашнюю черную кошку.
- Уррр… - задумчиво произнесла я.
- Ну нельзя ж так пугать, зверь! А если бы я просто наугад рубанул… - он спрятал меч за пояс, улыбнулся, вытер лоб рукавом, снова посмотрел на волчий труп, теплый еще, и направился к воротам.
*Да, действительно, вдруг «рубанул» бы? Фух.* Меня передернуло. Хотя все как раз кстати. В таком виде меня никто не задержит, а то я и забыла, что от «местных» сильно отличаюсь… Теперь все будет как надо.
Естественно, что стражники и не обратили бы на меня внимания, но, зная привычку многих мужчин пинать «мелких хищников»… Я тихонечко прошмыгнула у них за спинами.
Город показался мне тих и безмятежен. Дверей, понятное дело, не было, за исключением одной – двух, но это уже казалось вполне естественным.
*Была бы я собакой… В городе за день проходит столько людей, что по запаху невозможно СЕБЯ найти во всем этом! Не то что едва знакомого мужчину.*
Я, внимательно осматриваясь, углубилась в город. Кое-где жители еще не спешили ложиться спать: мужчины, женщины заканчивали свои дела, недалеко от рыночной площади какой-то гад «попрактиковался» на мне в прицельном метании окурков - безрезультатно… Я решила продолжить свое «путешествие» по крышам. Это безопаснее, и видно оттуда куда больше, чем почти с земли…
Взобравшись на ближайший покосившийся домишко, я выбрала направление.
В порт. Не знаю почему, но меня потянуло к морю. Легкий ветерок доносил его запах, смешанный с запахом сырой рыбы и рыбной похлебки. Вдоль домов проходили в доску пьяные мужики, поддерживая друг дружку, кто-то смеялся хриплым басом, где-то невдалеке женщина писклявым голоском громко отчитывала мужа… а над всем этим поднималась прекрасная золотая луна.
На пристани горели масляные лампы, сея дрожащий свет. Те, кому нечего было делать дома, подтягивались к таверне; мне отчетливо захотелось пива. Хотя, как вы себе это представляете? Пузатый хозяин бара с серьезным лицом наливает в блюдечко пиво, аккуратно сдувает пену, и я лакаю его, сидя на барной стойке… Бррр… О пиве пока придется забыть. Бордель манит одиноких (и не очень) мужчин под свои гостеприимные своды…
*Бордель!.. А у борделя… кто это там? Ясно. Со мной не срослось – решил наверняка. Хм. Что ж, посмотрим на вещи с другой стороны. Я его нашла. Теперь можно подождать. Хотя чего я ждать-то буду?.. Живой и ладно.*
Тут меня посетила еще более крамольная идея…
*А не сходить ли искупаться!*
Искушение было слишком велико, ночь тепла, водичка чистая (относительно), делать мне нечего… Что - еще какие-то доводы нужны? В общем, взяла я лапы в зубы и рванула подальше от людей… Туда, где начинаются рыбацкие лачуги, где развешены сети, пахнет рыбой и водорослями.
Осмотревшись, я приняла нормальное обличие, разделась и бесшумно вошла в воду…
«Плескалась» я довольно долго, пока не почувствовала, что подмерзаю. Выйдя из воды, я оделась и снова обернулась кошкой. Подходя к борделю, я заметила, как мой «знакомец» нежно прощается с довольно симпатичной женщиной… Меня на мгновение «придушила жаба», но только на мгновение.
Я подобралась поближе, не привлекая к себе внимания…
- Возвращайся скорее, тигр… - женщина загадочно улыбалась. – Надеюсь, денег тебе хватит.
- Непременно, - ответил он и вышел прочь.
Я спешно направилась за ним, стараясь не выходить из тени. Наш «герой-любовник» направлялся к ближайшим воротам.
Мы уже почти вышли из портового района, как вдруг дородный детина с плоским лицом, похожим на вареную в мундире картошку, окликнул «моего» парня.
*Меня внезапно осенило… Это Пабло.*
С чем этот товарищ пристает, я помню. Попробую вмешаться. Ополченец криво улыбался, в руке у него был лист бумаги (портрет, надо полагать). Парень довольно бодро отпирался, но Пабло явно ему не верил. Я вышла из тени и, с неподдельно влюбленным «мурррр», принялась «писать восьмерки» в ногах у героя так, что можно было подумать, что он мой хозяин и я зову его домой.
*Парень не дурак, надо отдать ему должное… сразу смекнул, что к чему.*
- Мурзик, соскучился? Сейчас пойдем домой… Только папочку отпустят, - он весело посмотрел на Пабло.
Ополченец немного отвлекся. Присел. Осведомился у меня, не блохастая ли я – вместо ответа я стала демонстративно чесаться. Пабло поднялся.
- Знаешь, мужик, может, я чего-то не понимаю, - усмехнулся он, - но это точно не Мурзик. Скорее уж Мурка.
- Ну, Мурка так Мурка - я ей под хвост не заглядывал, - улыбнулся парень. – Оттого, что перестанет быть Мурзиком, есть она все равно меньше не станет.
- Ага, только еще с полдюжины «мурзят» за тобой бегать будут… Ладно, иди. Обознался я, - Пабло махнул рукой.
Тут парень для пущей правдоподобности взял меня на руки, и чуть слышно прошептал: «Мурочка, кисонька, сиди смирно. Не выдавай папу…»
Я сразу прижалась мордочкой к его колючему подбородку и замурчала так громко, как только могла…
Когда мы свернули в безлюдное место, он взял меня под передние лапки, поднес к лицу и, глядя в глаза, сказал:
- Спасибо, зверь, хорошо, все-таки, что «не рубанул» тогда, - он подмигнул мне…
- Да, ты не первый раз меня покалечить пытаешься… - глубокомысленно заметила я. Только вот почему-то вслух...
От неожиданности он с размаху шмякнул меня о мостовую.
- Ты что, совсем охренел, что ли! – застонала я, поднимаясь на лапы.
- Э-э-э, мы знакомы? - *ничего умнее спросить не мог?*
- Да, черт возьми!
В двух словах обрисовав ему картину, я настоятельно порекомендовала взять меня на руки и отнести назад в Башню. Удивленный товарищ подчинился.
Всю дорогу он молчал. Бежал без остановки. Только перед Башней положил меня на поросший грибами и мхом пень и осторожно спросил, как я себя чувствую.
- Отвернись, - скомандовала я. – Мне нужно превратиться обратно, не люблю, когда на меня смотрят в такие моменты, - Парень кивнул.

Когда я закончила превращение, сразу же окликнула его. Он виновато посмотрел на ссадину у меня на щеке (она болела). Подойдя, «мой герой» осторожно взял меня на руки и понес ко входу. В дверях он остановился, слегка сдвинув брови, посмотрел мне в лицо…
- Где-то это уже было, - тихо сказал он, - только тебе осталось глаза закрыть…
- Вот так? – спросила я.
- Да… - *Ой что-то будет…*
Он всматривался в мое лицо так внимательно, я ощущала кожей его теплый взгляд. Мы стояли неподвижно и тихо. Вдруг…
- Это еще что такое? – знакомый каркающий голос разорвал покров мечтательной дымки.
Ксардас какого-то лешего решил спуститься вниз. *Хотя, это же все-таки его Башня.* Мы с искренней невинностью в глазах одновременно посмотрели на Мага. Парень тут же начал пересказывать историю про «Мурзика». Ксардас терпеливо ждал, пока ему перестанут заговаривать зубы. Когда история была рассказана до конца, Маг хмыкнул и пошел назад, ни слова не говоря. Но, вспомнив что-то, развернулся и произнес (в таком тоне разговаривают с шаловливыми детьми):
- Твое место здесь. На лавке тебе будет удобно, - Ксардас был невозмутим. - А вы, Варда, идите наверх. В ящике все необходимое. Только не надо бродить по Башне. Я к этому не привык.
Маг многозначительно посмотрел на нас.
- Но, Ксардас, Варда ушиблась по моей вине, я отнесу ее наверх и помогу устроиться. Потом, клянусь, хождения прекратятся. Я больше не буду отвлекать тебя.
Маг уничижительно посмотрел на него, потом поднял взгляд к потолку, выдохнул и пробурчал что-то вроде… «кошка».

*Когда «мой» парень нес меня наверх, у меня сложилось ощущение, что нам есть что сказать друг другу. Ему есть что спросить, а мне есть что ответить. И это было чудесно. А впереди было еще море времени…*
У меня давно уже ничего не болело… но как было приятно, когда он смотрел на меня с тревогой в глазах! *Он же не в курсе, что я регенерирую…*
Мы сидели, свесив ноги вниз на площадке перед пыльной комнатой, и смотрели на звезды. Разговор как-то не клеился. Я чувствовала, что он хочет спросить что-то, но никак не могла понять, что именно, чтобы направить беседу в правильное русло. Не хотелось попасть в глупое положение. Наконец, парень собрал свои мысли воедино, повернулся ко мне и, вздохнув, спросил:
- Сколько?
- «Сколько» чего? – Удивилась я.
- Сколько золота ты хочешь, так понятно? – Настаивал он.
- Что ты имеешь в виду? – Я подняла брови.
- Перестань прикидываться дурочкой! – С металлом в голосе произнес парень. – Женщина с голыми ногами не может быть ни кем иным, как «жрицей любви», ну? Сколько?
*Ах ты, свинья… Вот ты о чем думал, голову бы тебе отбить за такие мысли. А я-то губы раскатала… Сбросить его с башни, что ли? Не игра ведь, он просто разобьется.*
- Это не «голые ноги», это БРЮКИ! – Прошипела я сквозь зубы.
- Брюки - это мужская одежда… - возразил он. – А на женщине это разврат!
- А как на счет «юбки» Лестера?! – Едко отозвалась я.
- Это традиция, - с сомнением в голосе ответил парень.
Я уничтожающе посмотрела на него… Кажется, он уже начал понимать, что был неправ. Интересно, что он станет делать теперь. Следующая моя реплика напрашивалась сама собой.
- В традициях моего народа носить то, в чем удобно… не важно, женщина ты или мужчина, - твердо сказала я.
С минуту парень молчал. Очевидно, обдумывая следующий ход.

- Ну, ладно, положим, я не совсем прав… - наконец-то начал он. – Но ведь идея сама по себе неплоха? Мне кажется, я достаточно хорош.
Он улыбался, совершенно уверенный в моем ответе. Это меня, скорее всего, и взбесило. Я молниеносным броском достигла наглеца. Он и пискнуть не успел, как я схватила его за плечо и выволокла к спуску. Прошипев что-то вроде: «…мразь…», я швырнула его вниз.
Несчастный догромыхал до второго этажа, разбудил беднягу Лестера, тот пробурчал что-то очень недовольное, повозился немного и снова затих.
- Я, кажется, просил НЕ ШУМЕТЬ! - Донесся недовольный голос Ксардаса.
Естественно, старик привык жить один… Теперь в его Башне было слишком много всех. Парень, непонятная я, дрыхнущий Лестер – и все это Маг терпит! Мне стало его жаль.
Парень пошел спать в отведенный ему Ксардасом угол. Я слышала… слышала как он укладывается на скрипучую лавку, поворачивается на бок…
Я действительно нашла в ящике заботливо сложенный матрасик, подушку и плед. Неужели Ксардаса развлекает возможность «воспитывать» нас? Он как будто играет в куклы… Хотя кто знает… Легко понять мотивы стремления Мага к власти, могуществу, к славе, я не знаю… Совершенно не поддается объяснению его внутренний мир. Это такие люди, которые даже самым близким не открываются до конца и если и ведут дневники, то только по делу… Что называется - «тайна за семью печатями».
__________________
Некоторым из нас не суждено разбогатеть.[br]Некоторым из нас вообще не суждено выжить в этом злом мире.[br]Только тот, кто взрастит внутри себя ярость и подчинит ее своему Я, сможет достичь свободы и просветления.[br]Только тот, кто не остановится ни перед чем на пути к своей цели, достигнет ее и получит все - пусть даже и будучи едва живым.[br]Мы люди и Я человек. Я был таким.[br]Мы звери и Я зверь. Я потерял человечность.[br]У меня есть почти все о чем можно мечтать, но я совершал злодеяния. Я буду проклят, или же нет, ведь Я не верю в бога.[br]У меня есть почти все, но нет лишь одного - любви, которая могла бы растопить мое сердце и помочь мне исправится...
Konstantin aka DEK вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.06.2007, 21:32   #20
Готоман
Адепт
 
Аватар для Konstantin aka DEK
 
Регистрация: 06.01.2007
Адрес: Москва!
Сообщений: 636
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 26 раз(а) в 10 сообщениях
По умолчанию Человек без судьбы

Размышляя так, я постелилась прямо там, не отходя от ящика, чтобы утром все это далеко не тащить. Пока стелила, убедила себя, что хочу спать, мой организм сделал вид, что поверил. Но как только я легла, в голову полезли мысли… будто назойливая, крикливая птичья стайка. Они кружились, путались и галдели.
*Как же глупо все получилось… Зачем я с ним так? Может, надо было как-то по-другому? А как? «А счастье было так возможно». Хотя, о чем это я? В подобной ситуации поступить иначе означало бы согласиться с его позицией в отношении меня. Этого нельзя было так оставлять. Если он умен настолько, насколько мне кажется, он должен осознать, что не прав. В лучшем случае извинюсь, а в худшем… но все это только утром.*
Хорошо все-таки, что Ксардас позаботился о постели для меня… под утро пошел дождь. До рассвета оставалось каких-то пару часов, а то и меньше. Меня разбудил звук крупных капель, плюхавшихся на каменную кладку площадки. Сперва они были редкими и эхом каждого удара раздавались у меня в голове, потом их стало так много, что эхо превратилось в гул. Я встала посмотреть, не затечет ли вода к моему матрасику. Все оказалось более чем в порядке. Дождевая влага ниспадала с площадки по небольшим желобкам.
Довольная, я снова отправилась в свое уютное местечко.
Как же здорово спать, когда идет дождь!
Мне снился Дом. Снились бархатные травы, звенящие ручьи, вечные леса и седые горы… Снились далекие друзья… Снились любимые и родные…
Наконец, настало утро! Умытое дождем оно было прекрасно!
Я вышла на площадку, озорные блики поднимавшегося солнца играли на еще влажных камнях Башни, подмигивали из крошечных лужиц. Я посмотрела вниз. Там «мой» герой целенаправленно месил грязь (тренировался).
Он был так увлечен процессом, что не заметил, как я чуть слышно спрыгнула с площадки на уровень ниже… и, подобравшись к краю, стала наблюдать…
Нет более захватывающего зрелища, чем мужчина, занятый делом… Разгорячившись, он разделся по пояс… я отчетливо учуяла запах пота, капельки которого выступали на теле парня… Есть вещи, на которые можно смотреть очень долго…
*Вынослив и упорен, однако!* -Улыбнулась я, когда «мой» парень все-таки устал и опустился на пень. Он закрыл глаза и потянулся… *Гибок! Ничего не скажешь…*
Так бы я и лежала, притаившись на крыше, как вдруг какая-то жужжащая зараза «на всем скаку» залетела мне в глаз. Ну, настолько не вовремя, что просто дальше некуда! Я тут же села…
К тому моменту, как злосчастная козявка была благополучно извлечена, мое присутствие «на тренировке» уже не было секретом. Я вдруг почувствовала, что мне стыдно поднять глаза.
Я села, свесив ноги, резко выдохнула и подняла взгляд. Но… его нигде не было, ни на пеньке, ни на площадке… Я даже почти успела расстроиться…
Тут все в один момент перевернулось в БУКВАЛЬНОМ смысле. Очевидно, он схватил меня за ноги и дернул вниз. Я машинально сгруппировалась… Все произошло так быстро! Он за считанные секунды долетел со мной до заросшего пруда… и с размаху швырнул меня в воду!
В моих глазах мелькнуло небо, пронеслись в бешеном галопе скалы, Башня и этот наглец… затем надо мной сомкнулась водная гладь.
- Теперь ты понимаешь, каково мне было вчера! - Усмехнулся он и ехидно добавил: - Как водичка?
- З-з-замечательно… - отозвалась я.
- Вот и ладно, а то я уже подумал, что ты обижаешься на меня, - парень просто светился!
Я ничего не ответила, просто поплыла к берегу.
Он сидел на дощатом мостике перед «гоблинским» гротом, опустив босые ноги в воду. *Брюки заранее подкатил… планировал значит.*
Я выбралась на берег в нескольких метра от него и принялась усиленно отряхиваться и выжимать одежду. Вид мой наверняка был жалок – прохладный, напоенный слезами дождя воздух, ледяная вода и легкий свежий ветерок… это, скажу я вам… это описанию не поддается! В волосах были водоросли, губы стремительно синели, зубы стучали, но почему-то я не сердилась, ну нисколечки! Труднее всего было заставить дрожащее тело выпрямиться, хотя, когда я расправила плечи, стало значительно легче.
Внезапно я почувствовала, как что-то сухое и теплое прикоснулось ко мне. Это «мой» парень нежно завернул меня в свою рубаху, и сделал это так… что мне как-то уютно стало. Но все равно, какой-то осадок остался…
- С-с-спасибо, отец родной! – буркнула я.
- Ну, что ты, - ласково сказал он. – Неужели действительно сердишься? Я же не сержусь, что кувыркался вчера, как гимнаст. Тем более, все еще нормально получилось…
- Что ты имеешь в виду под словом «НОРМАЛЬНО»? – поинтересовалась я.
- Ну, скажем, я боялся, что ты не умеешь плавать… ты же кошка…
- Логика понятна, - сухо отозвалась я. – А если бы оно так и было?
- Я бы тебя вытащил, - не задумываясь ни на минуту, ответил парень. – Вот разулся даже.
*Слов нет… одни эмоции и междометия!*
Я пошла в Башню. Мне, просто действительно нечего было сказать. Проходя мимо пня, я увидела, как Ксардас смотрит на нас с той самой верхней площадки и, кажется, смеется.
Парень поднялся вслед за мной.
Завтракали тем, что осталось от ужина… Разговаривать мне не хотелось. Ксардас периодически выглядывал из своего кабинета, но ничего не говорил, делал вид, что ему что-то нужно на алхимическом столике…
После завтрака я почти отогрелась и решила пойти убрать свою постель. *Ох, и сильно же я удивилась, когда обнаружила ее свернутой в ящике! Но чего себе этим голову забивать.*
Когда я вернулась в комнату, где спал Лестер, парень уже собрался уходить… Он облачился в свой кожаный доспех, снарядил меч за пояс и лук за плечи…
Тут Ксардас, наконец, удостоил нас беседы. Он вышел из кабинета, сделал знак рукой, привлекая к себе наше внимание.
- У меня будет задание для вас… - начал он загадочным тоном, явно упиваясь предстоящими словами.
Мы молча смотрели на Мага. Ксардас держал руки за спиной и улыбался. Выдержав театральную паузу, он продолжил:
- Нужно сходить собрать грибов, кроме того, у нас закончилось все: хлеб, молоко, сыр… можно не продолжать, - с этими словами он достал из-за спины корзинку и кошелек. – Кто куда пойдет, решайте сами, но чтобы не позже, чем к обеду все уже было!
- Э-э-э, Ксардас, я собирался…
- А ужинать ты тоже «собирался»? - оборвав попытку парня откреститься, заметил Маг.
Ксардас с его лукавым взглядом так напомнил мне отца, что я без вопросов взяла корзинку. Он улыбнулся, как будто я сделала все так, как он и хотел. Парень нехотя взял кошелек.
- Вот и разобрались! – Маг остался доволен. – Только я не пойму, почему бы тебе, Варда, не сходить к крестьянам? Они с женщиной торговали бы охотнее.
- С моим обликом, Ксардас, я едва ли стала бы желанным посетителем.
- Ну, насколько я понял, - начал маг, - тебе ничего не стоит сменить этот облик на более… человеческий. Это что - так принципиально?
- Нет, просто что-то мне не хочется… - отбрехалась я.
- Хорошо, - ответил Ксардас, дав этим понять, что неудовлетворен ответом.
*Ну с какой это стати я буду ему объяснять, что человеческую «шкурку» я уже на себя примеряла… и мало приятных воспоминаний это оставило мне.*

Мы вышли вместе. Парень побежал к ближайшим фермерам, а я в сторону Леса. Тем более, что там я еще не была.
По дороге я не встретила неприятностей. В город я заходить не стала. Просто обогнула его через ров и так осторожно, чтобы стражники не заметили. Хотя им было не до того… они обсуждали бесплатное пиво…
Сильно в лес я решила не соваться… грибов мне и тут хватит за глаза. Но вот в чем проблема… Ничерташеньки я в местных грибах не соображаю! А спросить как-то неудобно было. Вот теперь отравлю их по незнанию. Тут в голову мне пришла «чудная» идея!
Я превратилась в зверя в надежде, что инстинкт подскажет мне: чего можно есть, а чего нельзя…
Вот так я и проползла пол леса, мордой вниз, не решившись попробовать на зуб местные грибочки!
Я опять чересчур увлеклась, когда откуда-то сзади раздался странно знакомый звук… я задумалась, что бы это могло быть, как вдруг второй звук «прояснил» мою память. Это была сначала натягивающаяся, затем отпускаемая ТЕТИВА! Стрелы не слышно, значит это в меня! Пугаться поздно. Я делаю прыжок зигзагом в кусты, но … Стрела впивается мне в плечо и довольно глубоко… я от неожиданности принимаю нормальный облик. Есть силы вскочить и бежать, почему бы ими ни воспользоваться!
Оглянувшись, я вижу «охотника». Он уже спешит ко мне с мечом. Биться, когда из плеча торчит стрела…
Я останавливаю его внезапно всплывшим в голове заклинанием «Удержание». Кажется, он один, или мне так больно, что я не могу адекватно оценить ситуацию. В меня не стреляют больше – это громадный плюс.
Подойдя поближе к замершей фигуре «охотника» на полусогнутых ногах, я поразилась красоте и силе зрелища! *Теперь я, пожалуй, понимаю медуз…*
Это был довольно молодой мужчина с достаточно светлой кожей и чистым лицом. Тонкий нос, распахнутые карие глаза, полные ужаса, - это было удивительно.
Я смотрела на него, он на меня… тут я спохватилась, что в спешке могла «зажать» его слишком сильно и придушить. Поднеся руку к его губам я поняла, что все нормально. Струйка теплого воздуха пульсировала на них.
- Давай договоримся, что ты не будешь кричать, нападать на меня, когда я тебя расколдую, - спокойным, насколько это было возможно, тоном произнесла я. – Кроме того, ты «заберешь» свою стрелу. Замычи, если согласен.
Зрачки парня сузились, потом снова расширились, и он издал тихий сдавленный стон. Я приняла это за согласие. Но как только он смог снова двигаться…
Этот дуралей с дикими криками унесся в чащу! Что ж, хоть не напал. Только стрела так и осталась торчать у меня в плече. И, как назло, сзади! Не достать… А если и достать, то все равно бессмысленно, я себе этим еще больший вред причиню.
Я кинулась искать корзинку Ксардаса, но ее нигде не было видно, наверное, отлетела в кусты! Пока я занималась поисками, «охотник» вернулся. Я заметила, что он стоит и смотрит на меня.
- Подойди, - попросила я. – Ты же сказал, что заберешь стрелу.
- Э-э-э, что ты, или Кто ты? – спросил он, робко выходя из кустов. – Ты дух леса? Зачарованный Зверь, о котором нам сегодня рассказали?
- Возможно, - задумчиво ответила я. – А что?
- Нет, просто… - парень подошел поближе, внимательно глядя мне в глаза.- Я не знаю, о чем можно говорить с Волшебным существом, прости…
- Просто вытащи стрелу, - грустно улыбнулась я.
- Сейчас… а не больно будет?
- Поверь, с ней гораздо больнее!
Он осторожно прикоснулся к моему плечу, руки его дрожали. Переломив стрелу, «охотник» попросил у меня прощения и скомандовал приготовиться. Я забыла всю боль этой процедуры, давно стрелы в меня не попадали… Я на выдохе «родила» невероятно похабную непечатную фразу… это было действительно больно. У меня похолодели губы, и явно побледнело лицо.
- И на том спасибо, - грустно заметила я, присев на корточки.
Парень вдруг сильно заволновался… Он посмотрел в лес, затем на меня… Потом резко подошел ко мне, посмотрел в мои глаза в упор, и еле слышно прошептал:
- Ты под прицелом… когда я встану и развернусь к тебе спиной, беги! Спасай свою жизнь, Зачарованный Зверь. Не спрашивай, почему я отпускаю тебя. Я не знаю. Просто беги!
- Спасибо… - выдохнула я.

Парень развернулся и медленно начал выпрямляться.
В нужный момент, я, обернувшись зверем, сорвалась в лес.
Но мое любопытство не оставило мне выбора! В ближайших густых кустах превратилась обратно, и, сотворив покров невидимости, вернулась… Да и корзинку надо было забрать.
Знакомый «охотник» стоял в окружении людей, одетых так же, как и он. Все что-то живо обсуждали… Слышно все было прекрасно и с моей позиции, но неугомонное любопытство погнало меня еще ближе.
- Ну, ты видел его, ты ВИДЕЛ! - Здоровенный мужик с «узенькой ленточкой лба на массивном подбородке», трусил моего благодетеля за плечи и ревел. – Черный мракорис! Без рога! Зачарованный Зверь! Клычищи…! Когтищи…! А ты его упустил, скот!
- Скорее ее…- заметил парень, которого уже оторвали от земли, но никто кроме меня не слушал его.
- Слушай, Волчара! – Крикнул сутулый тип с рябым лицом. – Забудь, что я тебе должен. Считай, я с тобой расплатился деньгами, которые мы бы выручили за шкуру, клыки и когти этого зверя!
Здоровяк, продолжавший трясти несчастного охотника, швырнул его об землю, и вместе с «рябым» они удалились.
- Волк, вставай, ну побушуют и успокоятся, - заметил один из оставшихся парней. – Зато ты теперь сможешь похвастаться Текле, что видел Зачарованного Зверя так близко, что был на волосок от смерти! Глядишь, пожалеет, покормит повкуснее…
*Волк… как же - как же, помню…*
Парень медленно поднялся, посмотрел в лес, в какой-то момент мне даже показалось, что он смотрит мне в глаза. Но это была только иллюзия. Он просто смотрел сквозь меня в чащу.
- Волк, ну пошли, что ли, чего замер, - усмехнулся другой охотник. - Зверушка убежала. Ничего, поймаешь ее в другой раз.
Волк виновато улыбнулся и нехотя пошел вслед за остальными. Уходя, он несколько раз оглянулся.
*Почему он отпустил меня?.. Почему помог! Неужели в нем осталась частичка детской веры в чудо? Необоснованной, беззаветной веры в лесных духов и зачарованных зверей… Неужели в нем осталось так много той отчаянной открытости, бесстрашной любознательности?.. Я не знаю. И теперь вряд ли смогу спросить… а так бы хотелось! *
На душе было паршиво… болело плечо. Корзинку эти ребята, очевидно, прихватили с собой…
Ксардасу вряд ли понравится, что я не только грибов не принесла, но и его собственность посеяла… Хоть в Башню не возвращайся! Стыдно невероятно!
*И что это еще за история с Зачарованным Зверем?.. Вроде я только появилась, никому на глаза не показывалась, на людей не нападала (пока)… В чем же дело?! Это ж-ж-ж неспроста…*
Почти весь день я тупо бродила кошкой по окрестностям в надежде стащить где-нибудь корзинку, желательно с грибами… Естественно, все было бесполезно! Закон подлости. Несколько раз я видела, как «мой» парень пробегал в сторону города и обратно… *И чего ему спокойно не сидится?*
Я сладенько поспала в каком-то амбаре: так «сладенько», как может только кошка… Вечер настал незаметно. И вместе с ним пришло осознание того, что в Башню все равно вернуться придется! Ну что же делать…
Хотя…
Была еще одна идея, как карта в рукаве… проблем она не решала, но время прибытия в Башню оттягивала.
Я потянулась и зевнула. Путь мой лежал в Хоринис.
Зря я выспалась в амбаре… Местные блохи просто невероятные твари! Их укусы мешали мне думать! Хотелось поминутно останавливаться и чесаться…
*Полцарства за противоблошиный ошейник! О Боги, какие муки! Хоть рана на плече затянулась… правда, ныть она еще пару дней будет… Но лучше бы рана болела, чем эти блохи!*
По моему плану, мне нужно было совсем в другое место… Но я «на всех парусах» неслась в порт.
Хорошо, что никто не заметил крохотную кошачью тень, промчавшуюся между домами и пушечным ядром вылетевшую с пирса в море.
*Тоните, сволочи!*
Я задержала дыхание, насколько это было возможно. Когда я почувствовала, что сама сейчас начну тонуть, тут же приняла нормальную форму и тихо, у самого края… по стеночке доплыла до места, где смогла выбраться на берег. Блохи больше не кусали.
Начинались сумерки… Город жил своей особенной жизнью… радовался и грустил. Я осмотрительно обошла стороной загон с овцами (уж слишком свежи были воспоминания о блошиных укусах).
На небольшой площади проповедник уже закончил свою речь и спокойно провожал взглядом расходившуюся по домам паству. Это был высокий, худощавый пожилой мужчина со смуглой кожей, одетый в синюю, как морская гладь, мажескую мантию. Но сумерки сгущались, и с этим менялось мое зрение… вот мне уже и недоступны цвета (как обычной кошке)… зато я вижу совершенно все.
Маг несколько минут молча смотрит на небо, которое начинает постепенно расцветать первыми звездами. Затем разворачивается и уходит под свод маленькой часовенки. Я на мягких лапах иду за ним.
Когда Маг сел и приступил к молитве, я тихонько позвала его:
- Ватрас…
Мужчина вздрогнул и начал осматриваться. *Естественно, у него и мысли не возникло, что смотреть надо на ПОЛ* Я, чисто по-кошачьи, «нырнула» ему под руку, выгнув спину.
- Ватрас, - настойчиво повторила я. Маг вздрогнул и отдернул руку, как от раскаленного металла.
- Что ты такое? Ты тот самый Зачарованный Зверь? – спустя несколько секунд тихо спросил он.
Я совершенно точно помню, что врать Ватрасу бесполезно, да и нет мне резона это делать. *И этот про Зверя, да что такое!*
- Мое имя Варда, - начала я, усевшись перед магом. – Я неожиданно для себя попала в ваш мир. Я представитель другой расы. Мне очень нужно вернуться домой! Помогите мне, прошу!
- Странно все это слышать, - потирая лоб, произнес Ватрас. – Особенно, если учесть, что все это правда… Так весь ваш народ похож на вас… на кошек?
- Э-э-э, нет. Это просто «маскировка», - ответила я.
- А каков ваш более привычный облик?
- Ватрас, он не совсем привычен для человека, - начала я, - мне бы не хотелось, чтобы горожане…
Маг поднял руку. Я замолчала. Ватрас встал, обвел взглядом всю часовню и, прошептав что-то, легко взмахнул руками. Я почувствовала слабое колебание воздуха. Это была «Стена Забвения». Теперь только маг видел меня и слышал. Он опять развернулся ко мне.
- Я думаю, теперь вас ничего не смущает, - заметил он. – Если я не буду знать достаточно, то не стану вам помогать.
- Простите, Ватрас, я немного смущаюсь, не могли бы вы отвернуться? – Маг поднял брови. – Ну хоть на секундочку, я вас прошу!
Ватрас молча опустил глаза. Когда я приняла свой естественный вид, он снова пристально посмотрел на меня. Я почувствовала себя неуютно. Маг осматривал меня молча несколько минут, затем задумчиво произнес:
- Я вам верю, только чем тут можно помочь?
- Мне нужно вернуться домой. Мне нужен портал, - твердо сказала я.
- Позвольте задать вам вопрос…
- Сколько угодно, Ватрас.
Маг внимательно посмотрел на меня. В глазах его стояло недоверие. Он сложил руки на груди и спросил:
- Откуда вам известно мое имя, если вы тут совсем недавно?
Я как на духу выложила ему все про игру, про путешествие через миры… Маг слушал молча. Наконец, когда я умолкла, он спросил:
- Если ты и впрямь знаешь все, расскажи мне, - глаза Ватраса горели.
- Нет, - не колеблясь, ответила я.
- Ну, тебе же нужна моя помощь? - Он лукаво улыбнулся. – Ничего просто так не бывает. Хорошо подумай, я даю тебе еще одну попытку.
- Нет, - снова ответила я, но интонация была немного жестче.
- Почему?
- Это нарушит БАЛАНС, - спокойно заметила я. – Возможность изменить – не есть руководство к действию. Если я увижу, что что-то нарушается из-за моего появления, я вмешаюсь, но только, чтобы восстановить баланс. Нельзя ничего навязывать. Должен быть выбор…
- Тогда уходи! Я не помогаю таким упрямым, - маг выглядел угрожающе!

Я превратилась в кошку и пошла к ступенькам часовни… В голове было смятение… *Ватрас! Как он может говорить такое? Ксардас таких вещей спрашивать не стал…* Так бы я и ушла, только..
- Постой…
Внезапно я почувствовала, как напряжение спало… Лицо Ватраса смягчилось.
- Лучше и сказать было нельзя! – Маг улыбнулся. – Вот теперь я действительно верю тебе. Только, боюсь, ничем помочь не смогу. Смотрю я на тебя и вижу силу великую. И если ты не можешь перенести себя… то я тоже не смогу.
- Я не могу только потому, что для подобного перехода нужен «Круг Магов». Я не могу быть в «Круге», поскольку мне нужно будет уйти.
- Ты хочешь, чтобы я был в этом «Круге»? – Спросил Ватрас, опережая мои мысли…
- Да. Это именно то, что мне нужно.
- Я согласен. Но с одним условием…
- Каким?
- Я хочу, чтобы ты рассказала мне о своем народе, о мире, из которого ты, и, может, о других мирах… Не прямо сейчас, - маг устало улыбнулся. - На сегодня мне, пожалуй, ощущений хватит.
- Конечно, Ватрас, я обязательно приду.
Мы попрощались, маг вернулся к молитве, а я направилась в Башню с легким сердцем.
Механизм запущен… почему-то только сейчас я осознала, что все это временно, что мне придется уйти. Может, все это от ощущения нереальности происходящего?
Ватрас с его испытаниями!.. Я ему поверила; как хорошо, что это была просто «проверка на вшивость».
Дорога к Башне была относительно спокойной, если не считать небольшой группки падальщиков, которым показалось, что я стану легкой добычей… Зато осталась сытой.
Мне не хотелось подниматься через вход… не хотелось оправдываться… Так что я решила забраться через крышу и объясниться со всеми утром. Идея была сама по себе неплоха…
Альтернатив мне в голову не пришло, и я быстренько проскакала до площадки… достав из ящика постель, и забравшись под плед, принялась размышлять. Мысль неспешно текла, расставляя все по своим местам.
Вот как интересно получается: Ксардас, по идее, должен больше всех интересоваться вопросами, касающимися меня, ведь я теперь обитатель его Башни, - ни за что не поверю, что ему плевать. Скорее всего, маг нашел другой способ или просто ждет, пока я сама раскрою карты.
Если рассматривать первый вариант, то можно отметить, что я не почувствовала, как Ватрас штудировал мою память, выясняя, лгу я или нет. Отсюда можно сделать вывод, что и Ксардас мог все узнать так, чтобы я не заметила, хотя я обычно замечаю такие вещи… (но ведь я же не знаю, по какому принципу это делается здесь). Есть тут и плюс… после удара о скалу головой, в моих мыслях царил эдакий «творческий беспорядок», самой было трудно разобраться, что к чему, а значит, другим и подавно не разобрать.
Поведение Ксардаса очень меня смущает… Ну с чего бы это ему играть в «мудрого наставника»? Есть вещи, которые даже в моей голове не укладываются! С другой стороны, человек, проживший столько лет в одиночестве, тем более такой могущественный маг может иметь любые странности, и удивляться тут особо нечему.
Ах, да! Тут же еще этот инцидент с Зачарованным Зверем. Вот чего я действительно понять не могу! Я тут чиста, как стеклышко, а куча народа непонятно почему открыла на меня сезон охоты. Все в курсе, одна я как болван!
*Но я все равно уснула, веки отяжелели, и как разум ни цеплялся за ускользающее сознание, вскоре все осталось позади… Закончился еще один день…*
Спала я плохо, беспокойно. Весь сон меня гоняли по лесу охотники. Безобразно болела голова! (Я про плечо молчу…) Очевидно, во время моего незапланированного «купания» вода залилась мне в уши, и там происходило что-то неприятное. *Лоб горячий, нос холодный… только заболеть мне для полного счастья не хватало!*
Небо, как назло, было затянуто тучами, докуда хватало глаз… Скорей бы все разрешилось в сторону дождя! Такая «непонятная» погода нагоняла тоску. Я потащила себя вниз.
Ксардас сидел в кресле с закрытыми глазами: кажется, он дремал… но как только я появилась в проходе, маг открыл глаза. В этом взгляде был незабываемый букет эмоций! Ксардас медленно поднялся. Он был похож на грозовую тучу, из которой вот-вот ударит молния… и я знаю - куда.
- Где ты была? – глядя «сквозь» меня, произнес маг. Потом вдруг добавил: - Не то чтобы я волновался… мне все равно. А вот наш общий знакомый всю ночь прочесывал окрестные леса, и, я уверен, ему будет, что тебе сказать! И только ПОПРОБУЙ оправдываться или возражать, когда он вернется.
С этими словами Ксардас удалился в свой кабинет, и через какое-то время уже шелестел страницами.
Я почувствовала себя еще хуже: щеки горели, а в висках пульсировала кровь. Забавное начало дня. Первый позыв был просто уйти, куда угодно, хоть в лес, хоть в Хоринис… забиться в малюсенькую щелочку и отсидеться, пока все перекипит. Но это позиция труса. Я села в кресло и стала ждать.
Похоже, только Лестер не сердился на меня… потому что спал. Ожидание было тягостным. Я ощущала кожей напряжение, висевшее в воздухе!
Сначала было стыдно, потом страшно, потом обидно, наконец, все сменила апатия. Я тупо таращилась на пламя камина. Мысли все «кончились» еще час назад. На душе было пусто, как в высохшем колодце, по которому эхом носилось острое чувство вины.
Сердце бешено заколотилось, когда я услышала шаги… Не было и тени сомнений относительно того, кто это мог быть. Звук медленно приближался… Мне стало трудно дышать.
Все замерло в одночасье: воздух, огонь в камине, сердце у меня в груди… когда в проходе появился ОН…
Парень остановился, поднял взгляд. Ворох волчьих шкур выпал из его рук… глаза были широко распахнуты. В лицо мне ударил едва уловимый порыв… это были его сумбурные эмоции; мне невыносимо захотелось вскочить и броситься ему на шею!
Все как будто в замедленной съемке…
Парень осторожно переступает через гору шкур, делает еще шаг и останавливается в замешательстве.
Я с новой силой почувствовала призыв моей души сорваться с места… Но что-то останавливало меня.
Парень пришел в себя первым. Он устало посмотрел на меня и спросил:
- С тобой все в порядке?
- Да, - осторожно ответила я.
- Вот и хорошо… - после некоторой паузы почти прошептал он.
Потом парень медленно развернулся и пошел вниз, но Ксардас окликнул его:
- Эй, что это ты тут разбросал? – указывая на шкуры, поинтересовался маг.
- Прости… я отнесу их Босперу в город, но только когда проснусь.
- Но с дороги их убрать не мешало бы! – Возразил Ксардас.
- Сейчас, все уберу, - вклинилась я.
Парень посмотрел на меня смертельно усталыми глазами и, ни слова не говоря, продолжил спускаться. Ксардас фыркнул и удалился обратно в глубь кабинета.
Я осталась наедине со спящим Лестером, кучей шкур и гнетущим чувством вины. Лучше бы «мой» герой наорал на меня… все было бы понятнее. Я сгребла шкуры в охапку и потащила вниз.
Парень сидел на лавке, уронив голову на руки. Когда я вошла, он пристально посмотрел на меня, и взгляд его был мутным.
- Я чуть с ума не сошел! – Внезапно начал он. – Это же лес, там чего только не водится! К тому же наемники… Ксардас должен извиниться.
- За что? – Удивилась я.
- Да за все это! – Парень развел руками. – Он ничего тебе не сказал?
- Нет…
- А мне молчать приказал - я думал, он сам «покается».
Я была просто ошарашена новостями…
Парень пересказывал мне, что произошло вчера, и с каждым новым витком истории я все больше и больше недоумевала.
- Когда я принес ему продукты, Ксардас, как бы между прочим, спросил, куда ты побежала - я сказал, что в лес, который за Хоринисом.
- Как ты узнал? Как ты узнал, что именно туда? – удивилась я.
- Просто проводил тебя взглядом и посмотрел, куда ты свернула от ворот.
- М-м-м, - протянула я.
- Так вот, - продолжил он, - Я уже почти отправился по своим делам, как Ксардас опять окликнул меня и попросил передать записку парню, который стоит на пирсе, напротив бара.

*В той записке и было предупреждение о появлении в лесу Зачарованного Зверя. Это Ксардас «натравил» на меня наемников, руками «моего» парня передав записку Ларсу. А когда я не вернулась ночевать (по их мнению), маг заволновался и все рассказал.*
- И я, как проклятый, всю ночь носился по кустам и оврагам, в страхе найти твое тело, или не найти ничего! – С этими словами «мой» герой поднялся и взял из моих рук волчьи шкуры, которые я все еще прижимала к себе.
- Ты… ты волновался за меня? – В моем голосе прозвучала такая мощная надежда на положительный ответ, что мне самой было удивительно.
- А что, незаметно? – Он улыбнулся так ласково, что я покраснела. – Прости, я собираюсь немного поспать, я смертельно устал. Если хочешь что-то спросить, спрашивай прямо сейчас…
- Спасибо… - прошептала я. – Прости меня.
- Ерунда, главное, что с тобой все в порядке, - собрав остатки живости, парень заметил: - Тут есть и плюсы: я выполнил заказ на волчьи шкуры; прогулялся до двора Онара, туда, где у наемников лагерь; встретил старых знакомых… В целом, славно провел время.
Я пожелала ему «добрых снов» и оставила в покое.
Ксардас ждал меня. Он сидел в кресле, склонив голову на бок, и лукаво улыбался. Мне вдруг показалось, что я не могу сердиться на него. Хотя все равно, его поступок - форменное свинство!
- Чему ты улыбаешься, маг? – Спросила я, постояв пару минут на пороге.
- Тебе, - искренне ответил Ксардас. – В гневе ты, должно быть, просто неотразима. Наверное, ты пришла за разъяснениями.
- Да, - *какой догадливый!* - Потрудись мне их дать!
- Все очень просто, - спокойным голосом начал Ксардас, - Во-первых, мне хотелось посмотреть, выпутаешься ты или нет, - наверное, мои зубы заскрежетали слишком громко, потому как маг вдруг добавил: - Ну, тебе же понадобится моя помощь, считай, что это было мое испытание.
- А если бы я не «выпуталась»? – вскинув голову, спросила я.
- Перестань ломать комедию! – Маг поднял глаза к потолку. – Ты не хуже меня знаешь, что ничего бы с тобой не произошло.
- Это еще почему? – Возмутилась я.
- Ладно! – Ксардас отмахнулся от меня. – Хочешь быть загадкой, будь. Я знаю о тебе пока достаточно. Но имей в виду, если тебе нужна моя помощь, ты сама расскажешь все, что я пожелаю еще узнать.
- Все это, конечно, замечательно, только как я теперь буду передвигаться по окрестностям! – Фыркнула я. – По твоей милости на меня охотится шальная орава разношерстного сброда!
- Это ты про наемников? – Ксардас прищурился. – А не надо было выпендриваться. Я знаю, что облик человека тебе доступен, но ты что-то уперлась.
Если бы обстоятельства были ну хоть чуточку иными, я бы сама приняла человеческий облик, но теперь даже мысль об этом вызывала отвращение! Ненавижу, когда мне пытаются что-то навязать, тем более так!.. Я оказалась не готова к спору, но что-то в моем существе толкало меня в самое его пекло! *Прикусить бы мне язык до крови, но не тут-то было!*
- А если бы тебе предложили превратиться в падальщика или мясного жука?
- Значит, для тебя между человеком и мясным жуком стоит знак равенства?- Маг прекрасно понял, что именно я хотела сказать, но, очевидно, хотел вывести меня из себя.
- Нет, черт возьми! – Беспомощно взвыла я. – Я просто к тому, что эта форма мне не свойственна, непривычна. Ну хочешь, давай заменим «мясного жука» на «мракориса»!
- Что ж, - задумчиво произнес Ксардас, - теперь тебе, похоже, придется принимать человеческое обличие.
Маг поднялся с кресла, подошел ко мне и, приобняв за плечи, увлек в кабинет. Я была настолько взведена, что соображала с трудом.
- Варда, - начал он мягким голосом, так несвойственным ему. – Я все понимаю. Я знаю, что поступил не совсем честно по отношению к тебе. Но, почему-то мне кажется, что ты меня простишь.
- Ксардас, - проговорила я, - «испытание» - это ведь было «во-первых», значит, есть и «во-вторых»…
- Есть, - ответил маг. – И с ним ты тоже знакома: надо было сбить с тебя спесь. Но, когда ты не вернулась… я действительно волновался. Я не волновался раньше ни за кого.
- Ну и как ощущения?
- Отвратительно, - Ксардас усмехнулся. – Не делай больше так, ладно?
- Хорошо, - кивнула я, и добавила: - но все же, почему ты?..
- Почему разволновался? – Маг пожал плечами. – Все когда-нибудь бывает в первый раз. Перестань «тянуть» из меня признания клещами. Захочу - сам скажу.
- Тогда я могу идти?
- Безусловно. Только советую тебе прихватить эликсир, - Ксардас махнул рукой в сторону алхимического столика. – Ты неважно выглядишь. Это должно помочь.
- Спасибо, - улыбнулась я.
Когда я взяла со столика склянку с жидкостью непонятного, грязно-зеленого цвета, маг с интонацией врача заметил:
- Советую это пить там, где тебе будет куда упасть, - он прищурил один глаз. – И еще, я не обещаю изысканного вкуса. Понятно?
- Лишь бы помогло, - с поклоном ответила я.
- Теперь иди, мне нужно вернуться к книгам, - лицо Ксардаса приняло привычное слегка надменное выражение, он повернулся ко мне спиной, давая понять тем самым, что мне совсем пора…
Я молча покинула кабинет.
Поверив магу на слово, я поднялась к себе, села на постель, откупорила склянку… В нос мне ударил странный, тошнотворный запах, оставлявший во рту горький привкус. Но делать было нечего. Действительно, почему это лекарство должно быть вкусным? С другой стороны, Ксардас мог решить отравить меня… Была не была!
*Дозировка была мне не известна, так что я сделала один большой глоток. Вкус снадобья был еще противнее, чем запах! И если бы я осталась в сознании чуть дольше, то непременно бы выплюнула эту дрянь. Неужели нельзя было выбрать менее радикальный способ лечения! Это что, одному Ксардасу понятные шутки?! Я отключилась в надежде на то, что проснусь… просто проснусь.*
И я проснулась… Ничего не болело, зато в горле стоял вкус мерзкого пойла!
Вечерело. Закат почти отгорел. Я медленно выбралась из постели. На полу рядом со мной стояла бутыль с молоком, рядом с ней были заботливо оставлены ломоть хлеба, сыр и ветчина… *Ксардас… колбу с «лекарством» забрал.*
Я позволила себе роскошь «завтракать» укутавшись в плед. Думать ни о чем не хотелось, кроме того, что хлеб был мягкий, ветчина соленая, сыр свежий, а молоко жирное…
После «завтрака» возникло провокационное желание повернуться на бок и продолжить сон. Но тут я вспомнила… *Ватрас.* Ватрас ждал меня. Что было делать… Я потянулась и, сделав над собой титаническое усилие, вышла на площадку.
Тучи ушли, но дождя, очевидно, так и не было.
*Этой ночью будет гроза… ее не может не быть, все говорит об этом. Начиная со специфического запаха в воздухе, заканчивая легкой ломотой во всем теле. Я чувствую надвигающуюся грозу, мне хочется приблизить тот момент, когда первая молния рассечет небо!*
Когда я спустилась в комнату с камином, там никого не было (ну, кроме Лестера, он у меня в сознании уже окончательно слился с кроватью, скоро я перестану обращать на него внимание вообще). Я прислушалась. Ксардас ничем не шелестел…
*Он вообще там?..*
Заглянув в кабинет, я не увидела никого. Странно, куда мог деться маг? Я остановилась в проходе и невероятным усилием воли попыталась заставить себя думать. Ничего не вышло. Это замечено давно: если, уснув в светлое время суток, тебе не повезет проснуться, когда солнце еще не село, то будешь как тряпичная кукла.
Я так и не успела собраться с мыслями, как на пороге появился Ксардас. Рукава его мантии были закатаны, в одной руке он держал ведро воды, в другой небольшой таз.
- А-а-а, - протянул он, - проснулась, соня! Ну чего ты так смотришь! Лучше возьми у меня что-нибудь!
- А что ты собираешься делать? – спросила я, перехватив из руки мага таз.
- Я собирался мыть колбы, - поставив аккуратно ведро с водой рядом с алхимическим столиком, заметил маг.
- А почему «собирался»? – Удивилась я.
- А потому, что теперь это сделаешь ты, - ответил Ксардас, расправляя рукава, - ну, раз уж проснулась так вовремя…
Я повторила как заклинание фразу, которую в таких случаях говорит «мой» парень: «Но, Ксардас!..» Никакого эффекта она на мага не возымела. Я молча закатала рукава и приступила к мытью алхимического инвентаря…не помогло даже то, что Ватрас ждал меня.
Когда с колбами было покончено, Ксардас поблагодарил меня, и, сделав серьезное лицо, сообщил, что у него есть для меня подарок.
Это был симпатичный золотой браслетик, в виде змейки с зелеными глазками, державшей себя за хвост.
Я, было, решила, что старик придумал для меня «поводок», но никакой связи между браслетом и магом я не обнаружила. Это был просто подарок…
- Спасибо, Ксардас! – Искренне обрадовалась я. – Где ты взял такую прелесть?
- А, в кармане нашел, думал выкинуть, но потом решил отдать тебе, - Отвернувшись к своим книгам, через плечо бросил маг.
- Я могу быть свободна?
- Иди на все четыре стороны, - не поворачиваясь ко мне, ответил Ксардас.
Я поклонилась спине мага и отправилась вниз.
По пути, заглянув в комнату первого этажа, я заметила, что «мой» парень еще спит… Он лежал лицом вверх, одна рука его покоилась на животе, другая свободно сви-сала с лавки. Он едва слышно дышал. Я ощущала размеренные удары его сердца. Соблазн был слишком велик… Я подкралась поближе. Он забеспокоился во сне…
Я осторожно подобрала его руку и положила на лавку. Но, когда я попыталась поправить плед, парень вдруг резко проснулся и сел.
- И что это ты тут делаешь? – сонно поинтересовался он.
- Ничего, просто проходила мимо, - машинально ответила я.
- И так БЛИЗКО забрела, - усмехнулся парень.
- А ч
__________________
Некоторым из нас не суждено разбогатеть.[br]Некоторым из нас вообще не суждено выжить в этом злом мире.[br]Только тот, кто взрастит внутри себя ярость и подчинит ее своему Я, сможет достичь свободы и просветления.[br]Только тот, кто не остановится ни перед чем на пути к своей цели, достигнет ее и получит все - пусть даже и будучи едва живым.[br]Мы люди и Я человек. Я был таким.[br]Мы звери и Я зверь. Я потерял человечность.[br]У меня есть почти все о чем можно мечтать, но я совершал злодеяния. Я буду проклят, или же нет, ведь Я не верю в бога.[br]У меня есть почти все, но нет лишь одного - любви, которая могла бы растопить мое сердце и помочь мне исправится...
Konstantin aka DEK вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
ПОСЛЕДНИЙ ЧЕЛОВЕК Дикарь Творческий уголок 7 11.12.2010 00:31


Текущее время: 04:06. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Magic Team© 2006-2019, The development and modification