Вернуться   Форум команды Magic Team > Таверна > Творческий уголок

Важная информация

Творческий уголок Здесь выкладываем свое творчество - стихи, рассказы, зарисовки, смонтированное видео и прочее

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 22.06.2013, 14:06   #1
Как Бэ Администратор
Магистр форума
 
Аватар для DRom
 
Регистрация: 03.02.2006
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 3,634
Сказал(а) спасибо: 621
Поблагодарили 363 раз(а) в 166 сообщениях
По умолчанию Роман "Дорога домой"

Создано по просьбе Topsail
__________________
Три пути ведут к знанию: размышление - путь самый благородный, подражание - путь самый легкий, опыт - путь самый горький. (С) Конфуций
DRom вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
redleha (23.06.2013), Topsail (22.06.2013)
Старый 22.06.2013, 14:13   #2
Модмейкер
Ученик
 
Аватар для Topsail
 
Регистрация: 02.03.2013
Сообщений: 132
Сказал(а) спасибо: 160
Поблагодарили 207 раз(а) в 74 сообщениях
По умолчанию Re: Роман "Дорога домой"

Я начал писать роман "Дорога домой". К сюжетам Gothic 3: Forsaken Gods и Arcania: Gothic 4 роман НЕ ИМЕЕТ никакого отношения, так как эти две игры я не считаю Готикой. Здесь изложен мой собственный вариант концовки Gothic 3.
Главы будут выкладываться по мере написания.
__________________
На встречу приключениям!!

Последний раз редактировалось Topsail; 22.06.2013 в 14:15.
Topsail вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
DRom (22.06.2013), redleha (23.06.2013)
Старый 22.06.2013, 14:17   #3
Модмейкер
Ученик
 
Аватар для Topsail
 
Регистрация: 02.03.2013
Сообщений: 132
Сказал(а) спасибо: 160
Поблагодарили 207 раз(а) в 74 сообщениях
По умолчанию Re: Роман "Дорога домой"

Часть I
Глава 1
Новый дом, или Храм пророчеств


Spoiler:


«Что такое свобода? Возможность делать, что хочешь и когда захочешь? Нет! Или жить не зависимо от других? Тоже нет! Свобода – прежде всего ответственность за свое поведение. Хороший человек поможет обрести свободу одному, благородный – нескольким, а Великий человек, пожертвовав собой, своей свободой, освободит всех»
Мильтен, Верховный маг Круга Огня.


В темном мраморном коридоре пахло пеплом. Нет, не тем сальным тяжелым пеплом, который бывает после большого пожара, а пеплом старым и сухим, который продувался всеми ветрами и прогревался вольными лучами палящего солнца. Впрочем, о каких ветрах можно говорить посреди темного закрытого коридора? Тем более о солнце.
Портал за спиной двух друзей – Безымянного и Ксардаса – закрылся с тихим хлопком, который эхом разнесся по всему коридору. Друзья в последний раз оглянулись на то место, где недавно стоял искрящийся портал. Они и сами еще не понимали, куда они попали.
Ксардас взмахнул рукой, и над его головой возник маленький светящийся шарик, света которого вполне хватало, чтобы осмотреть черные мраморные стены. На стенах висели гобелены с изображением различных битв. Безымянный подошел к одному из них. Некоторые из изображений показались ему знакомыми, как будто он их уже где-то видел, но вспомнить никак не может. Подумав, он решил, что это не так важно. Над каждой гобеленой висела маленькая табличка с названием изображения. Безымянный даже не заметил, что читает совершенно свободно на другом языке. Оглянувшись, он заметил Ксардаса, который, наморщив лоб, пытался прочитать одну из надписей. Судя по его лицу, это ему плохо удается. Избранный Инноса вгляделся в одну из надписей внимательнее и вдруг понял, что это язык древних строителей, яркендарский язык, которому он научился у мага Воды Миксира.
- Не может этого быть… - еле слышно пробормотал Безымянный. Ксардас, впрочем, его прекрасно услышал.
- О чем это ты сейчас? – спросил он, повернув к Безымянному голову.
- Да я же знаю этот язык. Помнишь день, когда ты спас меня из под обвалов храма Спящего?
- Помню.
- Я тогда у тебя на столе нашел каменную табличку, испещренную различными иероглифами. Ты мне тогда сказал, что не смог перевести ее полностью.
- Я тебе скажу даже больше: я ее перевел едва ли на четверть.
- Во-о-от! – вскинув указательный палец, продекламировал Безымянный. – А маги Воды смогли полностью расшифровать этот язык. Они же и научили меня ему. Это яркендарский язык.
- Знакомое слово, вот только я не помню, где слышал его, - нахмурился Ксардас. Безымянный, улыбнувшись, напомнил:
- Я же тебе рассказывал про древнюю долину Зодчих, в которой я нашел Коготь Белиара. Ты тогда заинтересовался мечом, а на историю древнего народа ты не обратил, ровным счетом, никакого внимания.
- Похоже, мне все же придется обратить на это внимание и выучить этот язык.
- Придется, Ксардас, придется! А теперь пошли дальше, мне уже надоело здесь стоять.
И они пошли дальше, внимательно оглядывая гобелены. По просьбе старого некроманта Безымянный переводил то и дело попадающиеся надписи. Ксардас сначала заставлял его выговаривать слова на яркендарском, а потом уже переводить. Память у некроманта была великолепная, и за какой-то час пути он запомнил несколько сотен слов.
Но все когда-нибудь, да заканчивается. Закончился и путь по, опостылевшему друзьям, коридору. Они, наконец, оказались перед высокой сводчатой аркой. На ней были нанесены различные узоры, которые создавали красивый рисунок из узоров. На самом верху арки были выбиты слова.
- Переведи, - указывая на надписи, нанесенные на арке, попросил Ксардас. Эта надпись, в отличие от предыдущих, была написана на наречии жрецов, который был известен лишь посвященному кругу лиц.
- «Добро пожаловать в Храм пророчеств, путник!» - прочитал Безымянный.
- Что… что ты сказал? – охрипшим голосом переспросил Ксардас. – Храм пророчеств?
Безымянный, еще раз глянув на арку, уверено сказал:
- Да! А что в этом такого? Или тебе что-то известно об этом месте?
Колени у некроманта вдруг подогнулись, и он, чтобы не упасть, облокотился спиной о стену.
- Храм пророчеств – особое место. Здесь собраны все мало-мальски известные пророчества мира.
- Подожди, ты хочешь сказать, что мы до сих пор в Мордраге? – нахмурился Безымянный.
- Нет. Мы сейчас в особом пласте реальности.
- В смысле? – окончательно запутался Безымянный.
- Есть несколько пластов реальности, каждая из которых отделена Границей, - начал терпеливо пояснять Ксардас, как несмышленому ребенку. - Первый пласт – мир живых, второй пласт – мир мертвых, третий пласт – астрал, с помощью которого маги древности творили самые смертоносные заклинания, четвертый пласт – изнанка, в изнанке хранятся такие места как Храм пророчеств или им подобные, а пятый пласт – междумирье, с помощью которого можно путешествовать по другим мирам. Мы как раз должны были попасть в междумирье, но, видимо, что-то пошло не так и нас выбросило в изнанку. Я считаю, что энергии в Посохе и Скипетре не хватило, и поэтому мы оказались здесь. Граница же отделяет эти пласты друг от друга. Ее пройти можно лишь как мы… ну или умереть, если ты собрался в мир мертвых.
- А то, что мы задумали, изгнать Трех Братьев из Мордрага, нам это удалось?
- Да, вполне. Видишь ли, главным условием было отсутствие пяти артефактов Аданоса и носителей божественной силы, как мы с тобой. Так что наша авантюра вполне удалась, - усмехнулся Ксардас. – Ладно, пошли дальше. Я кое-что читал о Храме, и если мы действительно попали СЮДА, то нам невероятно повезло.
- Слушай, Ксардас, а откуда ты все это знаешь? – спросил Безымянный, догоняя ушедшего вперед некроманта. – Ну, про пласты, Границу и сам Храм?
Ксардас промолчал. Безымянный подумал, что старый маг просто не желает далее говорить на эту тему, но тот вдруг ответил с намеком:
- Я, вместо того, чтобы вправлять оркам мозги в нужную мне сторону с оружием в руках, занимался изучением древних знаний. Причем изучал не только боевые заклинания, но и сами древние трактаты, которые содержали много полезной информации.
Безымянный немного засмущался:
- Ну, эти пыльные книжки мне не так уж и много преподнесли, в отличие от боевых заклятий, которые не раз спасали мне жизнь.
- О, Боги, с каким черствым солдафоном мне приходится общаться! – Воскликнул Ксардас, разведя руки в стороны. Безымянный рассмеялся:
- Ну, не такой уж я и солдафон, кое-что я все же читал.
Так, перешучиваясь, друзья и проделали остаток пути. Оказавшись перед тройной развилкой, они остановились, раздумывая, куда повернуть. Безымянный, недолго думая, повернул налево, прокомментировав это словами:
- Всегда надо поворачивать налево!
- Как же ты с таким размышлением все еще жив? – усмехнулся Ксардас, догнав друга.
Безымянный на это лишь улыбнулся. Вскоре друзья оказались в зале, больше похожую на прихожую, ОЧЕНЬ большую прихожую. Она была размерами сто на сто, всюду стояли кресла и небольшие столики, на которых было удобно писать.
- Мда… Похоже мы здесь одни, - заметил Безымянный, подойдя к одному из столиков и проведя указательным пальцем по столешнице, на пальце тут же появился толстый слой пыли.
- Очевидно это так, – ответил некромант, направляясь к одной из многочисленных дверей.
Через полчаса осмотра друзья установили, что из прихожей девятнадцать дверей ведут в комнаты отдыха, а одна в столовую. Дверь, ведущую на кухню Безымянный так и не нашел.
- Да, где же здесь поесть то готовили? Столовая есть, причем большая на сотню человек, а кухни – нет! – возмутился Безымянный, прекратив безуспешные попытки найти кухню.
Ксардас, услышавший гневные восклицания героя, громко рассмеялся.
- Если я правильно понял, то те, кто жил здесь раньше, призывали еду с помощью магии, - рассказал некромант.
- А разве это возможно? – изумился бывший заключенный.
- Конечно! А как я еще, по-твоему, питался в своей башне, сидя там безвылазно? Не выходил же я на охоту сам.
- Ну, у тебя в услужении, я помню, находился демон, который вполне мог и охотой заниматься. А ты можешь сейчас вызвать еду? – как будто бы в подтверждение его слов, живот Безымянного жалобно заурчал.
Ксардас снова рассмеялся.
- Из демона был наиотвратительнейший охотник: вся добыча обычно оказывалась расплющенной по земле, а то, что оставалось, было не пригодно в пищу. А насчет призыва, сейчас попробую, - руки старого мага окутались свечением, на лбу выступила испарина. Через полминуты в воздухе появились две тарелки с горячо дымящейся кашей, буханка свежего хлеба, палка колбасы, кусок сыра и два кувшина: один с вином, а другой с молоком.
- Подожди! – предупреждая попытку Ксардаса поставить все это на пыльный стол, крикнул Безымянный. – Я сейчас уберусь на столе, - на правой руке Избранного Инноса появился клочок тумана болотного цвета. Взмахнув рукой, он направил напор ветра по верху ближайшего стола, сметая оттуда всю пыль. – Все, готово! Можешь накрывать на стол. – После этого он сел на стул, который, жалобно хрустнув, развалился прямо под ним на части. Ксардас, только поставивший продукты на стол, не выдержал и расхохотался, схватившись за живот, из глаз, в которых с трудом виделись радужка и зрачок, брызнули несколько слезинок. Грязно ругающий все на свете Безымянный, лишь усилил смех старого мага. Наконец, когда смех улягся, Безымянный спросил, прекращая оттряхиваться:
- И на чем нам сидеть?
- А ты возьми кресло из прихожей, - предложил некромант. - Мне тоже не забудь прихватить.
Вскоре Безымянный вернулся, за ним по воздуху плыло два кресла, – заклинание телекинеза, - кресла эти кое-как прошли через неширокий проем двери, ведущей в столовую.
Когда друзья закончили есть, Безымянный предложил вернуться к развилке и посмотреть, что там в других проходах.
Во втором проходе они обнаружили огромную тренировочную площадку, причем оборудована она была не только для магов, но еще и для воинов. Огромные стеллажи с оружием, которое за прошедшие века совсем не испортилось и было таким же новым. Манекены, на которых можно было отрабатывать удары. Различные препятствия, которые надо было пройти. Всему этому Безымянный очень обрадовался, так как без постоянных тренировок воинские умения имеют скверную привычку забываться, после чего их приходится обратно выучивать.
В третьем проходе была библиотека. Нет, даже не так – БИБЛИОТЕКА. Размерами она превосходила все остальные помещения храма, даже вместе взятые, в несколько десятков раз. Библиотека имела несколько десятков залов. В каждом зале были собраны книги только по чему то одному: воинский зал, в котором хранились тысячи книг по боевому искусству, и зал, содержащий книги по магии, и… да чего здесь только не было: пророчества, астрал, астральная магия, боевая магия, целительная, рукопашный бой, кулинария, охота и другие интересные тома.
Безымянный с Ксардасом вдруг поняли, что на изучение всего этого уйдут десятки долгих лет…
***
Очередной манекен разлетелся на небольшие кусочки. Это был уже десятый манекен за сегодня, который разрушил Избранный пытаясь достичь идеального исполнения комбинации. Эту связку ударов он разучил в одной из книг по рукопашному бою. Комбинация содержала в себе целую серию смертельных ударов, отбить даже один удар которого очень сложно, а уж, чтобы противостоять бойцу, владеющему такой техникой, нужно быть и вовсе четырехруким.
Вообще этот год, что Безымянный со своим другом Ксардасом уже жили в Храме, прошел довольно спокойно. Если, конечно, не считать взрывов, которые то и дело гремели на тренировочной площадке. Ксардас целыми днями торчал в библиотеке, иногда он пропадал там и ночью. Яркендарским языком он уже владел идеально, переплюнув даже Безымянного. Безымянный же до «обеда», время которого они установили для себя сами, проводил в библиотеке вместе с некромантом, буквально заглатывая новые знания. После «обеда» он шел на тренировочную площадку и по книгам занимался рукопашным боем, написано в книгах все было доступным и понятным языком, поэтому здесь проблем не было. После пары часов рукопашки, он приступал к изучению магии. Причем изучал не просто магию, а Истинную магию, не подверженную влиянию Богов. Здесь была и магия стихий, и некромантия, и светлая магия, и магия крови, и магия разума, и магия астрала.
Больше всего бывшего заключенного поразила именно магия астрала, которая действовала по совсем иным принципам. Так, например, чтобы колдовать с астралом, надо было расщепить свое сознание: одна часть сознания оставалась в теле, а другая отправлялась странствовать по третьему пласту реальности. Заклинания после этого становились просто убийственными, не давая противнику даже шанса на выживание.
Иногда он совмещал эти два занятия и действовал уже не как воин или маг, а как боевой чародей. Об этой касте людей он узнал из одной книги. В ней говорилось, что боевые чародеи – люди, посвятившие себя изучению всей магии и рукопашного боя. В бою такой человек становился машиной, нацеленной на убийство. Чтобы убить одного боевого чародея, нужен, по крайней мере, большой отряд профессиональных воинов. Благодаря работе с магией разума, они были способны обрабатывать и запоминать гораздо больше информации, чем другие.
Иногда он, как и Ксардас, отрывал несколько часов ото сна, когда что-то не получалось. В таких случаях он мог до самого утра с остервенением крушить один манекен за другим, добиваясь идеального исполнения удара или комбинации ударов. За какой-то год он узнал столько, сколько мозг простого человека был просто не в состоянии обработать и запомнить. Но Безымянный не был простым человеком. Он был боевым чародеем.
Привычный ход вещей нарушил Ксардас. Вбежав на тренировочную площадку с фолиантом в руке и с взъерошенными волосами, он взмахом руки заставил Безымянного прекратить тренировки. После чего, отдышавшись, протянул ему фолиант со словами:
- Читай, вот здесь!
Надпись была сделана на яркендарском языке, а не на древнемиртанском, как большинство книг и фолиантов. Избранный Инноса прочитал:
- «Когда лишиться Мордраг власти и поддержки Богов, тогда засияет на темном небосклоне Красная Звезда, предвестница страданий и несчастий. Утонит мир в крови людской, ибо придет Враг…» здесь пророчество обрывается… ага вот продолжение: «…и придут Вестники, которые будут сражаться с Врагом…» дальше не разобрать. Что все это значит, Ксардас?
- Это пророчество, которое вступило в силу после того мы покинули мир. Его я нашел в зале пророчеств.
- Стоп, стоп стоп! Ксардас, ты хочешь сказать, что мы с тобой, изгнав Богов из мира, сами того не желая, впустили в мир Врага, который будет убивать всех?
- Да, боюсь это так.
- Мы можем что-нибудь сделать, чтобы предотвратить это?
- Я вижу только два выхода. Первое: мы с тобой не вмешиваемся в эту свару и оставляем все население мира самим выпутываться. А второе…
- Что «второе»? - видя, что Ксардас не спешит раскрывать второй выход, спросил Избранный.
- Второе – уход из Храма пророчеств и возврат в Мордраг, - закончил, наконец, Ксардас.
Избранный Инноса застыл в раздумьях. С одной стороны – это они виноваты в том, что миру грозит новая опасность, и, значит, это их долг помочь пережить напасть. А, если подумать с другой стороны: может, действительно оставить все на самотек, к тому же есть какие-то Вестники, которые будут сражаться с Врагом.
- Ты что-нибудь знаешь о Вестниках? – спросил Безымянный, так и не придя к определенному решению.
- Увы, я впервые узнал о них как раз из пророчества. Я, конечно, могу попробовать узнать о них в библиотеке, но это может занять много времени.
Избранный снова застыл в раздумьях. Наконец, он решил. Это из-за них мир оказался в опасности, значит им и расхлебывать эту кашу. Он никогда не простит себе, если оставит все на самотек, а, значит, надо возвращаться.
- Я возвращаюсь, Ксардас. А ты?
- Я остаюсь, - немного замявшись, ответил Ксардас. – Даже если ты один отправишься обратно, это все равно вернет Богов.
Избранный на это заявление лишь понимающе кивнул головой: Ксардас всегда искал новые знания, и упускать такой шанс он не станет. Безымянный не осуждал его, у каждого свой путь.
- Но, учти, ты уже никогда не сможешь вернуться в Храм: перенос убьет тебя, если ты попытаешься вернуться сюда обратно, - добавил некромант.
- Почему? – спросил Безымянный.
- В Храм может попасть абсолютно любой человек, но только единожды.
- В таком случае, Ксардас, прощай! Я не отступлюсь от своего.
- Хорошо! Пойдем, я помогу тебе собраться.
***
Портал, созданный Ксардасом с помощью Посоха и Скипетра, мерцал всеми цветами радуги. Избранный остановился перед ним. С головы до ног он был увешан всевозможным оружием: кольчуга двойного плетения с добавлением магической руды, на правом поясе висел добротный полтораручный меч, на левом – длинный изогнутый кинжал, к плечу был прикреплен крепкий арбалет и колчан с арбалетными болтами, а за спину была перекинута бездонная сумка. Стоит ли говорить о том, что все это вооружение было взято из оружейной Храма? За века ни оружие, ни доспехи нисколечко не пострадали.
Собравшись с духом, он шагнул в портал, махнув Ксардасу напоследок. В следующую секунду его заволокло. Ощущения, которые возникли при переносе, были не из приятных. Голову сдавило, словно в тисках. Мышцы свело судорогой. И было такое впечатление, что Безымянный побывал между молотом и наковальней, причем не раз.
Сколько все это продолжалось Безымянный не помнил. Он лишь помнил, что все свои силы тратил на то, чтобы сдерживаться. Наконец, как и всякое другое, эта пытка закончилась. Мысли ворочались с трудом, в голове стоял сплошной туман. В глазах все плыло. Единственное, что он увидел, было какое-то помещение, в которое его, по-видимому, и перенесло. А в следующую секунду разум затопила тьма, и Безымянный упал на пол без сил. Как к нему бросилась на помощь красивая рыжая девушка, он уже не видел.

__________________
На встречу приключениям!!

Последний раз редактировалось Topsail; 29.08.2013 в 23:53.
Topsail вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
DRom (22.06.2013), Hell9999 (13.08.2013), master gothici (14.11.2013), PapaDog (20.09.2013), redleha (23.06.2013)
Старый 22.06.2013, 14:20   #4
Модмейкер
Ученик
 
Аватар для Topsail
 
Регистрация: 02.03.2013
Сообщений: 132
Сказал(а) спасибо: 160
Поблагодарили 207 раз(а) в 74 сообщениях
По умолчанию Re: Роман "Дорога домой"

Глава 2
Остров Разрушенных Кораблей

Spoiler:


«Можно бесконечно долго искать причины собственных бед и неудач. Но истинная причина кроется лишь в тебе самом»
Диего, король Варанта.


Колокол ударил три раза, созывая всех немногих находящихся в монастыре магов огня и послушников на утреннюю молитву. На горы Нордмара с неба падал снег. Холодный пронизывающий ветер рыскал в округе в поисках добычи, в виде слабо одевшегося путника. Рыскал, но не находил: все люди уже давно уяснили, что не стоит в горах легко одеваться, особенно сейчас, когда Боги ушли из этого мира, а магия совсем не действует.
Мильтен, сладко спящий в своей келье, на удары колокола не обратил ровным счетом никакого внимания. Вот уже третий месяц он не ходил на молитвы. А зачем? Иннос все равно не услышит их молитв. Так стоит ли идти по рыхлому глубокому снегу, который снова намело за ночь?
Через полчаса, когда молитва закончилась, Мильтен уже былна ногах. В груди у него что-то шевелилось. Как будто какой-то отросток давал о себе знать. Так и не поняв, что это такое, Мильтен решил, что всего лишь простыл, и решил оставить дискомфорт в груди в покое.
В дверь кто-то робко постучался.
- Войдите! – крикнул Мильтен. Дверь тут же отворилась и в келью зашел высокий седой старик в красной мантии магов огня. В серых глазах его плясали чертики, видно уже успел принять на грудь. Едва взглянув на гостя, Мильтен тут же узнал его. Это был Айрин, который совсем недавно прибился к ним в монастырь.
- Тебя сегодня опять не было на молитве, - сразу начал он без приветствий.
- А смысл? – лениво спросил Мильтен, даже не думая вставать с нагретого места у камина. – Все равно нас Иннос не слышит.
- Но ведь так нельзя! – возмутился гость.
- Ты по делу пришел или как?
- По делу, - вздохнув, ответил Айрин, подошел к камину и присел возле него на корточки. Вытянув правую руку вперед, он коснулся ею рыжих язычков пламени, те радостно окутали руку мага, но вреда никакого не причинили. Повинуясь взгляду старого мага, огонь в камине медленно потух, а потом также медленно снова разгорелся. – Если бы ты все также ходил на молитвы, то знал бы, что магия снова вернулась, как и Боги. Приходи через час в библиотеку в самый низ, нам нужно выбрать нового Верховного мага Круга Огня - сказав это, Айрин поднялся и ушел.
Мильтен проводил того изумленным взглядом. И тут он понял, что за дискомфорт чувствовал. Это было столь родное чувство магии, которое он уже успел позабыть за один год. Едва осознав, что магия снова с ним, он вскочил и закричал, закричал от радости, что переполняла его сейчас:
- У-у-у-а-а-а-а!!!
***
Голова болела неимоверно. Безымянному казалось, что десятки кузнецов стучат своими инструментами у него в голове, пытаясь превзойти друг друга в кузнечном деле. С трудом разлепив веки, бывший заключенный чуть приподнял голову и осмотрелся. Он лежал на мягкой кушетке посреди чисто прибранной комнаты. Через небольшое открытое окошечко весело пробивались закатные лучи солнца и небольшой ветерок, которые приносил облегчение изможденному телу. Голова снова откинулась назад: осмотр комнаты выпил у него все силы. Он снова погрузился во тьму.
Он, то выныривал из пучин беспамятства, то вновь нырял в него. Сколько так продолжалось, он не помнил. Помнил лишь, что какая-то фигура с рыжими волосами до плеч ухаживала за ним: то какое-то лекарство давала ему, то поесть, то укроет одеялом, если холодно. Все это он видел сквозь мутноватую пленку, через которую все было размыто.
Наконец, настал день, когда голова у Безымянного более-менее прояснилась, глаза вновь стали хорошо видеть и слабости практически не было. Поднявшись, он свесил ноги с кровати, потом поставил их на пол, после чего поднялся сам. Видно он слишком переоценил себя, так как стоять было неожиданно тяжело, его то и дело качало из стороны в сторону. Заметив, стоящее в углу ведро с водой он, шатаясь, направился к нему. Перед ним он опустился на колени и заглянул в воду. На него смотрело совершенно осунувшееся лицо с ввалившимися щеками, мешками под глазами и многодневной небритой щетиной, даже не щетиной, а полноценной бородкой. Сколько же он провалялся без сознания? Ведь он совершенно отчетливо помнил, что покидал Храм гладко выбритым. Получается около месяца.
Зачерпнув в ладони немного воды и выпив ее, он почувствовал себя немного лучше. Не удержавшись, он рухнул головой в воду, одновременно и попив воды, и освежившись.
Какие-то звуки из соседней комнаты привлекли его внимание. Благодаря огромному опыту, он безошибочно определил, что там звенит сталь. Шатающейся походкой он подошел к двери и открыл ее. Увиденное поразило его: трое здоровых мужиков, одетых в черные кожаные доспехи и с масками на лице, с короткими мечами в руках наседали на молодую красивую девушку лет двадцати пяти. Она была одета в красную матросскую куртку и коричневые штаны. Рыжие волосы доходили до плеч, голубые глаза метали молнии. В правой руке она держала длинную рапиру, которой ловко отбивалась от забивших ее в угол бандитов, а левой зажимала порез на правом боку. Из раны то и дело капала кровь, пол под ногами девушки окрасился кровью. Видя, что девушка, лечившая его, что Избранный определил сразу, находится в беде, он, не думая, взревел раненым мракорисом и заорал с хрипотцой:
- Что здесь происходит, подери вас шныг?! – Этим он надеялся привлечь внимание бандитов, и ему это удалось, так как все трое обернулись звук. Лишь девушка не растерялась и ударила одного из бандитов рапирой в живот, тот сразу упал замертво. Миг и бандиты сориентировались: один кинулся к безоруженному Безымянному, а второй продолжал наседать на девушку.
Безымянный сначала хотел просто свернуть шею, незадачливому бандиту, но потом передумал и решил опробовать пару заклинаний, требующих работу с астралом. Давно выученным движением, он расщепил свое сознание: одна часть осталась здесь в теле, а вторая отправилась гулять по третьему пласту реальности. Глаза у Безымянного почернели. Сам он будто раздался вширь и вырос. Вокруг него сгустились черные тени. Поймав взгляд побледневшего бандита, он атаковал заклинанием Взгляд астрала. Тело бандита скрючилось в судорогах, из глаз, ушей и носа у него потекла темно-красная, почти черная, кровь. Через секунду на пол упала лишь высушенная мумия. Безымянный, конечно, читал, что Взгляд астрала – очень могущественное заклятье, но он даже предполагать не мог, что НАСТОЛЬКО.
Но изумляться времени не было: последний оставшийся бандит уже почти одолел молодую девушку, та уже защищалась из последних сил. Незаметно подойдя к бандиту сзади, Безымянный положил ему руку на затылок и активировал заклинание Выдох жизни. Из глаз бандита брызнул яркий сноп света, сам он заорал от жуткой боли и упал на пол замертво.
Безымянный вдруг почувствовал себя очень плохо. Привалившись к стене, он попытался отдышаться.
- Спасибо! – сказала девушка, садясь на пол без сил. Голос у нее был под стать внешности: приятный и музыкальный. – Ты подоспел как раз вовремя. – И поморщилась от вспышки боли в правом боку.
- На здоровье! – ответил Безымянный, после чего с трудом приблизился к девушке и присел перед ней. – Покажи рану.
Девушка убрала руку и поморщилась. Из раны тут же обильно потекла кровь. Что ни говори, но рана была серьезной, удар получился сильным. Удивительно вообще, как она смогла драться с ней.
Поднеся руку к ране девушки, Безымянный сотворил заклинание среднего исцеления, на более серьезную волшбу сил уже не было. Через секунду кровь перестала идти, а еще через несколько секунд рана совсем затянулась, не осталось даже шрама. После этого силы окончательно покинули Безымянного, и он снова впал в беспамятство.
Очнулся он только на следующий день, лежа все на той же кушетке. Откуда он узнал, что уже наступил следующий день, Избранный и сам затруднялся ответить, просто знал и все. Голова была совершенно ясной и не болела, усталости тоже не было, будто он пролежал не сутки, а, по крайней мере, неделю. Сладко потянувшись, он встал с кровати. Рядом, свернувшись калачиком на кресле, спала девушка, которой он помог недавно и которая выхаживала его все то время, пока он был в беспамятстве.
Сейчас он мог разглядеть девушку во всех деталях. Она была чуть выше среднего роста и стройная. Рыжие волосы кудрями свисали до плеч. Длинные ресницы, небольшой прямой носик, и красивые алые губы. Сейчас она была уже одета в красиво вышитое платье небесного цвета.
Безымянный почувствовал некоторый укол совести: он здоровый мужик спит на кровати, а, по сравнению с ним, маленькая девушка притулилась на кресле. Тихонечко подняв ее телекинезом, он переложил ее на кровать, а сам подошел к ведру с водой, которое стояло также в углу. Попив немного воды и ополоснув лицо, он заметил, что уже не похож на вставшего из могилы мертвеца. Нет, лицо все также было бледным и осунувшимся, но сейчас кровь, хоть немного прильнула к лицу, и тот стал почти нормальным. Мешки под глазами тоже почти исчезли.
Закончив любоваться на себя, он отправился в соседнюю комнату, где намедни произошла драка. Пол был уже чисто вымыт, трупов тоже не было. Оглядевшись, он заметил, что находится на кухне. В животе тут же заурчало. Отбросив совесть подальше, он начал искать чего-нибудь поесть, но так ничего и не нашел. Нет, он нашел кое-какие продукты, но их еще следовало приготовить. Безымянный даже не сообразил, что еду можно просто призвать.
У стены он заметил плиту, которой так часто пользуются на Хоринисе. Открыв печь, он закинул туда несколько рядом лежащих дров, усилием мысли поджег дрова, после чего вновь закрыл печь. Через десять минут металлический лист, который стоял как раз над огнем, нагрелся. Безымянный положил на него небольшую кастрюльку, в которую предварительно налил немного воды и закинул сухой каши. Через полчаса каша была готова. Положив ее на доску на стол, он вновь вернулся к плите, но теперь положил на горячий металлический лист уже сковородку. Щедро полил маслом, сделанном из жира кротокрыса, и закинул туда несколько кусков мяса, нарезанной моркови и лука. Через пятнадцать минут все было готово.
- Аппетитно пахнет! – раздался звонкий девичий голосок от самой двери. Безымянный не обернулся, он и так знал, кто там стоит вот уже пять минут.
- Спасибо! – ответил Избранный Инноса. Он достал две тарелки и положил на них каши. – Я, надеюсь, ты не против, что я воспользовался твоей кухней, а то есть хотелось так, что мочи уже не было?
Девушка звонко рассмеялась. И, проигнорировав вопрос Безымянного, представилась:
- Меня зовут Мэри. А тебя? – спросила девушка, когда они уже сели за стол.
- Хм, интересный вопрос. Друзья зовут меня Безымянным, ты тоже можешь так меня звать. – Другие свои имена, такие как Гроза Драконов, Победитель Орков и Избранный Инноса, он благоразумно умолчал.
- А почему «Безымянный»? У тебя разве нет нормального имени?
Избранный Инноса усмехнулся:
- Мне, вроде как вообще не положено его иметь. К тому же оно мне давно его заменило. – После чего резко переменил тему: - А кто это напал на тебя недавно?
- Бандиты, - с презрением в голосе ответила Мэри. – Мой отец хозяин на острове, вот они и решили меня похитить, чтобы управлять им. А я еще с детства увлекаюсь шпагами и легкими рапирами, вот и стала защищать себя, чем весьма удивила их. Когда я уже почти совсем осталась без сил, подоспел ты. Кстати, спасибо тебе ты мне жизнь спас.
- Да что там… - слегка замялся Избранный. – Это мне следует благодарить тебя за то, что ухаживала за мной все это время. Я же где-то около месяца у тебя провалялся? – спросил Безымянный.
- Один месяц и три дня, - уточнила девушка. – А что произошло то? А то месяц назад прямо посреди комнаты возник разноцветный круг, а оттуда вывалился ты, причем едва живой. Я сразу же и побежала за нашим лекарем Ароком. Он сказал, что ты на грани жизни и смерти и что тебя лучше не трогать без надобности. Вот я за тобой и ухаживала, иногда заходил и Арок, чтобы оставить лекарства.
- Спасибо за все! – сердечно поблагодарил Безымянный девушку. – А то, что я оказался у тебя в доме, это непредвиденный случай, оказаться я должен был совсем в другом месте. Кстати, что это за остров?
- Мы называем это место Островом Разрушенных Кораблей, или просто Островом. Вокруг нашего острова вот уже несколько десятков лет бушуют ураганы, которые уничтожают любой корабль, который посмеет приблизиться к Острову.
- Значит, - спросил Избранный, страшась ответа, - я не могу покинуть этот остров?
- Да, - ответила Мэри.
- Проклятье!!! – выругался Избранный, откинувшись на стул. На ум вдруг пришли строчки из пророчества: «Когда лишиться Мордраг власти и поддержки Богов, тогда засияет на темном небосклоне Красная Звезда, предвестница страданий и несчастий, утонит мир в крови людской, ибо придет Враг…». Может быть еще не поздно? Ведь главным условием является отсутствие Богов. А его возвращение поспособствовало их возвращению. – Послушай, Мэри, у меня довольно-таки странный вопрос: ты не видела на небосклоне Красную Звезду?
- Нет, - ответила девушка, чуть подуумав, - я не видела. Да и другие, думаю тоже, иначе эта весть оббежала бы наш остров в мгновение ока.
- Это хорошо, - пробормотал Безымянный, снова задумавшись. Получается, он успел? Получается, не надо снова искать и рваться в битвы, от которых он так устал?
- А что случилось то? – спросила Мэри.
- Ничего… уже ничего, - ответил Безымянный и улыбнулся.
***
Дети видят – дети повторяют. Эта древняя, как мир, истина оказалась права и в этот раз: видя, как Безымянный с остервенением занимается рукопашным боем, стайка детишек тоже загорелась идеей стать такими же хорошими воинами. В итоге, десяток детей забежали прямо к нему на тренировку и, преступая смущение, попросили его стать их тренером. Тогда Избранный со смехом согласился. О своем решении он не пожалел ни разу.
Специально для тренировок он сходил в лес и свалил несколько деревьев, сделав из них щиты и деревянные мечи. Мечи получились тяжелее обычных, но это не мешало тренировкам. Еще он построил своеобразную полосу препятствий, аналог которой был в тренировочном зале Храма пророчеств. Были здесь и «пеньки», которые надо было пробежать и не упасть, и брусья, смазанные жиром кротокрыса, на которые надо было забраться и преодолеть их на руках, и еще много чего здесь было.
Дети с каждым днем занимались все лучше и лучше, и вот за прошедшие две недели уже все могли вполне сносно проходить «пеньки» и брусья. Потом они начали заниматься на «мечах», разбивались на пары и отрабатывали друг на друге фехтовальные приемы. На первых порах, конечно, не обошлось без травм, но Избранный всегда сразу исцелял переломы.
Несколько раз посмотреть на тренировку заходил и Илларион, отец Мэри, сотоварищи. Результатами тренировок они были довольны. С Илларионом, дородным мужчиной пятидесяти лет, Избранный довольно быстро нашел общий язык, став с ним хорошими друзьями. Как то в шутку Илларион сказал, что неплохо было бы организовать школу боевых исскуств, и предложил Безымянному возглавить ее и стать старшим наставником. Безымянный со смехом согласился, озадачив этим отца Мэри. Сейчас тот уже третий день ходил, обдумывая устройство будущей школы.
Шла уже четвертая неделя обитания Безымянного на Острове. Жил он у Мэри, сойдясь с нею неожиданно близко. Он снова стоял на тренировочной площадке, изредка покрикивая на детей, когда те делали что-то не так. Кто-то подошел сзади и закрыл глаза. Избранному не надо было оборачиваться, чтобы узнать кто это сделал. Он это знал и так. Это была Мэри. Обернувшись и мягко отстранив ее руки от своих глаз, он поцеловал их.
- По-моему, ты немножко промахнулся, - со смехом заметила Мэри.
- Но тут же дети, - улыбнувшись сказал Безымянный.
- Ах, да, ты прав, - прикусила губу девушка и рассмеялась.
Подобные разговоры происходили каждый день, когда Мэри приносила поесть Безымянному на тренировку. Вот и сейчас она держала на плече сумку с продуктами. Скомандовав детям перерыв, Безымянный сел прямо на землю и начал есть. Насытившись, он отхлебнул из кувшина молока и снова принялся за тренировку.
Домой он вернулся ближе к вечеру. Плотно поужинав, Безымянный с Мэри легли спать.
Он шел, не разбирая дороги. В Монтере было тихо и спокойно, как за пазухой Инноса. Большая белая луна уже давно заменила яркое дневное солнце. Слабенький ветерок трепал его волосы.
Вот справа мелькнула какая-то тень. Он резко повернулся в ее сторону и заметил удаляющуюся фигуру в черном. Он кинулся за ней. Фигура заметив погоню рванула с места. Но он догнал ее. Прямо в центре города схлестнулись две Силы. Город озарился яркими вспышками огня и всполохами тьмы. Каждый из противников призывал такие силы, что они разорвали бы простого смертного на части.
Наконец, закутанная в темное фигура упала. Он склонился над поверженным. Вокруг полыхали пожары, сам город лежал в руинах.
Он снова поднялся, его противник был мертв. Но это еще не конец, осталось еще несколько. Он добьется своей цели, даже если для этого придется уничтожить тысячи людей.
Он – Враг!!!
Безымянный проснулся в холодном поту. Руки дрожали, как после тяжелого трудового дня. Он поднялся с кровати, стараясь не разбудить рядом спящую Мэри. Он вышел на улицу подышать свежим воздухом и привести разбегающиеся мысли в порядок. На улице было прохладно, дул слабенький ветер, который принес облегчение Безымянному.
Сон он помнил в мельчайших подробностях. Вот сражаются две фигуры прямо в центре города. Вот одна из фигур упала замертво, а другая склонилась над поверженным противником. Вот полыхающий город в ночи.
Он никак не мог понять: сон это или видение. Одна часть сознания говорила, что это всего лишь сон и ничего более, а, значит, не надо волноваться, другая говорила, что сны не бывают такими яркими и четкими. Так и не придя ни к чему, Безымянный уселся на крыльцо и обхватил голову руками. Так он просидел минут пять. Но мысли никак не лезли в голову. Решив, что утро вечера мудренее, Безымянный решил последовать этой народной мудрости и отправиться спать. Встав с крыльца, он заметил какое-то незнакомое свечение на небе. Он посмотрел на свечение и остолбенел: на небе сияла звезда ярко-красного цвета.
- Проклятье!!! – выругался Избранный.
Значит, он не остановил пророчество, как думал. Он почти месяц прожил на острове, думая, что миру не грозит Враг. Но он ошибся: пророчество начало исполняться, а он все это время прохлаждался на Острове. Значит, надо как то вернуться на материк. Вот только как? Решение пришло неожиданно – портал. С помощью него он может отправиться на материк, благо создавать порталы он научился еще в Храме. Думал, что не пригодиться это знание, и благополучно забыл, а вот как все повернулось.
Но тогда ему придется оставить все, что он полюбил за месяц жизни на острове. Друзей, работу и… Мэри. Ну почему, едва обретя, приходится уже расставаться? Ответ пришел снова мгновенно: такова его жизнь. Жизнь никогда не давала ему больших передышек, чтобы просто жить. И вот сейчас приходится уходить снова, чтобы сражаться. А может просто плюнуть на все, остаться здесь на острове, надеясь, что пронесет? Уж как-нибудь Остров он защитит, если понадобиться. Нет, так тоже нельзя. Это из-за него и Ксардаса Враг пришел в мир, значит, ему и останавливать его. К тому же на материке остались его друзья, которые, скорее всего, погибнут, если он останется.
Приняв решение, он обернулся в сторону двери. В проеме стояла, кутаясь в плащ, Мэри и смотрела на него, не сводя взгляда.
- Мне надо уходить, - хрипло сказал Безымянный.
- Куда? – Спросила его спокойно Мэри.
- Обратно. Мне нужно исправлять свою ошибку.
- Это так важно? – тихонько спросила Мэри.
- Да. Если я не исправлю свою ошибку, то погибнут люди, много людей. Я не могу по-другому.
- Это как то связано с твоим сном? – спросила Мэри и пояснила: - Ты кричал во сне.
- Да это связано с моим сном. Даже не сном – видением.
С этими словами он прошел в дом, чтобы собраться. Сборы не заняли много времени. Надев кольчугу двойного плетения, он прицепил к спине взводной арбалет и колчан с болтами, на пояс – меч и кинжал, на грудь прикрепил десять метательных ножей, за спину перебросил сумку. Амулет «Глаз Инноса» он, подумав, решил повесить на шею. Все это вооружение он утащил из Храма пророчеств, кроме амулета. Все это время Мэри стояла рядом и не сводила с него своих голубых глаз, в которых стояли слезы. Вместе они вышли на улицу.
Безымянный вспомнил все, что читал по созданию порталов. Создание порталов относиться к Высшей магии, которая требует работы с астралом. Так, сначала надо расщепить сознание. Пока одна часть сознания читает нараспев заклинание, вторая черпает из астрала энергию, которая необходима для создания портала. Дальше надо примерно прикинуть, где оставить обратную сторону портала. Раскинув руки в стороны, он закончил читать заклинание. Перед ним снова заискрился портал.
Мэри обхватила Безымянного сзади за плечи и развернула к себе лицом, после чего поцеловала и сказала, выделяя каждое слово:
- Я. Иду. С. Тобой. И никаких возражений.
- Но это будет очень опасно, - покачал головой Избранный, - я не могу позволить себе рисковать тобой.
- Кто-то же должен прикрывать тебе спину, а шпагой я владею в совершенстве.
- У меня есть друзья, которые прошли со мной сотню схваток и которые прикроют мне спину лучше, чем целая армия. – стоял на своем Безымянный
- Я все равно пойду с тобой, я хочу стать тебе таким же другом. И, если ты уйдешь без меня, я тебе этого никогда не прощу. Я же себе места не найду, пока ты будешь находиться в опасности.
- Ладно! Хорошо, собирайся, - поколебавшись, согласился Избранный. – Но только ты должна будешь выполнять любой мой приказ. Ясно?
- Конечно! – обрадовалась Мэри и побежала собирать вещи.
Собралась она через полчаса. Вышла она в красном кожаном камзоле с длинной шпагой на одном поясе и дагой на другом. Через плечо была перекинута сумка.
- Я оставила отцу письмо, - ответила девушка на невысказанный упрек Безымянного.
Они, взявшись за руки, вместе шагнули в портал. На этот раз все прошло без сучка и задоринки. Портал свободно пропустил их, не причинив никакой боли. Только перенос выпил много сил у Безымянного.
Когда они вышли из портала, Избранный оглянулся: повсюду, куда только дотянется взгляд, была бескрайняя снежная пустыня, то тут, то там стояли ели, на ветвях которых расположился толстый слой снега, вокруг свирепствовала метель. Мэри остановилась и в восхищении цокнула языком. Избранный усмехнулся: когда он впервые увидел горы Нордмара, у него было примерно тоже выражение лица.
Он все же допустил ошибку: портал должен был вывести их в Миртану, а не в Нордмар. Причем, судя по солнцу, перенос занял несколько часов. То, что их выбросило именно в Нордмар, Избранный знал совершенно точно, так как это место ему хорошо известно, здесь недалеко в паре километров находится клан Молота. Туда он и решил направить свой путь.
- Это где мы натолкнулись на такую красоту? - обвела взглядом снежную равнину Мэри.


__________________
На встречу приключениям!!

Последний раз редактировалось Topsail; 12.08.2013 в 23:52.
Topsail вне форума   Ответить с цитированием
6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
DRom (22.06.2013), Hell9999 (13.08.2013), master gothici (14.11.2013), PapaDog (25.09.2013), redleha (23.06.2013), Tolgetmen (22.06.2013)
Старый 12.08.2013, 23:50   #5
Модмейкер
Ученик
 
Аватар для Topsail
 
Регистрация: 02.03.2013
Сообщений: 132
Сказал(а) спасибо: 160
Поблагодарили 207 раз(а) в 74 сообщениях
По умолчанию Re: Роман "Дорога домой"

Наконец-то смог добраться и закончить главу.
Предупреждаю сразу: население мира по ряду причин был вынужден увеличить в десятки раз, территорию мира - тоже (а то, что это за королевство, которое можно пройти вдоль и поперек за неполные игровые сутки).
Глава 3
Новые проблемы
Spoiler:
- Привести ко мне заключенного Ли! – велел властный голос. Человек произнесший это был худощав. Черные, как вороново крыло, волосы струились на плечи, темно-карие глаза цепко оглядывали все вокруг. Одет он был в красно-серые доспехи, на поясе висел круто изогнутый меч, а на голове уютно устроилась серебряная корона с драгоценными камнями.
Вскоре в тронный двое рыцарей привели Ли. Сейчас он уже не напоминал того великого воина, каким был когда-то. Щеки обвисли, под глазами синяки, на скулах ссадины. Когда то крепкое, не лишенное кошачьей ловкости и медвежьей силы, тело сейчас представляло собой удручающее зрелище: мышцы потеряли как силу, так и былую ловкость. Сам Ли похудел, что было следствием не только недоедания, но и сильнейших стрессов, что произошли с ним за последний месяц. Единственное, что выделялось на его слегка бледном лице – глаза, в которых плескалась бешенная злоба, ярость и ненависть к его тюремщику, королю Миртаны Мортаку. Глаза эти, едва Ли поставили на колени, взглянули на самозваного короля и обожгли всем тем негативом, что скопился в нем. Другой бы от этого взгляда сразу побледнел, а то и побежал без оглядки, но Мортак не сделал ни того, ни другого. Он лишь хрипло рассмеялся.
- Все также не покорны, Ваше Величество? – язвительно спросил Мортак.
- Проваливай к Белиару! – огрызнулся Ли. Побои и пытки так и не сломили его. Ему уже было все равно, выживет он или погибнет, но он никогда не покажет свою слабость самозванцу и узурпатору. Никогда!!!
- Сколько негатива, сын равнины… - покачал головой Мортак. – Небось, мечтаешь проткнуть меня моим же собственным мечом, так ведь? Можешь не отвечать, я это и так знаю, это видно по твоим глазам, мой генерал.
- Я не твой генерал! – Гнев все больше и больше застилал разум бывшего опального генерала Миртаны. Он уже ничего не мог с этим поделать.
- Пока, быть может, ты и прав, - покладисто согласился Мортак. – Но сегодня – сегодня!!! – ты принесешь мне вассальную клятву, клятву верности, и будешь служить мне так, как служил бы вашему хваленому Избранному Инноса.
- Никогда!!!
- Посмотрим. Но я вызвал тебя сюда не для того, чтобы пререкаться. Сначала я хотел, чтобы эти новости тебе передали твои тюремщики, но потом передумал и решил, что лучше я сам тебе их передам. В Нордмаре в лагере клана Волка имело место быть сражению. – Нынешний король Миртаны выдержал театральную паузу; Ли начал слушать с затаенной надеждой. Мортак продолжил: - Остатки войск сопротивления на севере развеяны, твои друзья попали в плен, и их сейчас ведут сюда под конвоем. На юге же ассасины короля Диего проигрывают сражение за сражением, сейчас ему подконтрольны только два города – Иштар и Мора Сул, – которые я недавно осадил. Так что, как видишь, войска сопротивления почти подавлены, а большинство его лидеров находится в плену.
Сердце Ли упало. Он возлагал большие надежды на друзей, но они подвели, как подвел и он всех. Лишь знание, что кто-то продолжает сражаться поддерживало в нем силы сопротивляться. Он застонал: ну почему – почему?! – он ушел. Ведь он легко бы смог одолеть самозванца и принести долгожданный мир в земли Миртаны. Но его нет, он ушел, ушел далеко вместе с Ксардасом. Куда? Этого не знал никто. Оставалось одна надежда, надежда, что он вернутся.
- Ваш хваленный Избранный не вернется, - сказал, как запечатал, Мортак. Он словно прочитал мысли когда то опального генерала. Наклонившись к Ли он доверительно сказал: – Хочешь открою тебе тайну? Именно благодаря Безымянному я и попал к вам. Он ушел, но, благодаря этому, пришел я. И я наведу порядок не только в Миртане, Нордмаре и Варанте, но и в других королевствах мира.
- У тебя ничего не выйдет, - сказал Ли спокойно. Куда то улетучилась ярость, в голове прояснилось.
- Если не получится у меня, то получится у других. Я не один пришел. Сейчас мои братья наводят порядок в других королевствах, после чего мы, объединившись, утопим этот мир в крови.
У Ли на голове волосы встали дыбом. Под конец речи голос Мортака менялся, становился более низким и каркающим. Казалось, что он идет откуда то оттуда, из совсем иной реальности.
Мортак постоял несколько секунд, что-то раздумывая, после чего коротко велел:
- Разрежьте путы!
Один из воинов, стоящий слева от заключенного, взял кинжал и без вопросов разрезал путы. Ли с недоумением посмотрел на самозванца.
- Я решил дать тебе шанс. Тебе сейчас подадут меч. Твоя задача продержаться против меня пять минут. Если продержишься, то получишь свободу, как получат ее и твои друзья, но если проиграешь, то ты в любом случае принесешь мне вассальную клятву.
- Зачем тебе это? – спросил Ли, потирая затекшие кисти рук.
- Для меня война – лишь Игра. И чем дольше она идет, тем лучше. А если ты получишь свободу, то это продлит Игру, ненадолго, но продлит. Но и отпускать тебя просто так я тоже не намерен, надо уметь заслуживать подарки.
- Да ты – безумец! – с ужасом сказал Ли.
- Возможно, - согласился Мортак, после чего рассмеялся своим каркающим смехом. – Принесите Его Королевскому Величеству его меч.
Через несколько минут молодой слуга принес в старых потертых ножнах двуручный меч с волнистым лезвием и протянул его рукояткой вперед Ли. Взяв в ладони слегка шершавую рукоять меча, Ли почувствовал себя гораздо увереннее. Ну что же, если этот наглый выскочка нарывается, то он, законный король Миртаны, удовлетворит его.
В груди вновь начала подниматься ярость. Глаза налились кровью. Первый удар Ли нанес необдуманно: размахнувшись, в прыжке он нанес удар сверху вниз, как топором. Остальные удары, наполненные ядом ярости, мало чем отличались от первого.
Мортак танцующей походкой отбивал все направленные на него удары. Часть он блокировал, часть отводил в сторону.
Пожалуй, сегодня Ли совершил самую страшную ошибку в своей жизни. Он всецело отдался ярости, нарушил первое правило воина и… закономерно был наказан за это.
Стремительным росчерком сверкнула сталь, и меч Ли со звоном вонзился в стену, а клинок Мортака, оказался в опасной близости от шеи Ли.
- Ты упустил свой шанс, генерал… ты же не против, если я буду тебя так называть?.. теперь ты должен принести мне клятву верности.
Едва прозвучало последнее слово, как чужая воля сковала Ли. Кто-то стремительным вихрем ворвался в его мысли, подчиняя своей воле. Долго сопротивляться он не смог. Голова раскалывалась, как на наковальне. Ли упал на колени, сжимая голову руками. Он закричал от страшной боли.
И вдруг все прошло. Прошла боль оставив после себя слабость. Прошла ярость, оставив островок спокойствия. Прошла ненависть к самозванцу, вместо нее появилась безграничная любовь и преданность к нему. Ли уже и сам не понимал, почему он так яростно сопротивлялся ему, ведь Мортак добрый, он делает все только для своего народа. Захотелось что-нибудь сделать для короля, чтобы заслужить его одобрение и похвалу.
Ли поднялся и сразу же преклонил колено, опустив голову:
- Я, Ли, клянусь моему королю и повелителю, Мортаку, в безграничной преданности. Клянусь, что никогда не предам и не подведу. Клянусь делать все для преумножения славы его. И пусть Иннос станет свидетелем этой клятвы!
Губы Мортака раздвинулись в злой ухмылке, несмотря на потекшую вдруг из носа кровь.
***
Ночную тишину нарушал лишь слабый стрекот кузнечиков, когда я вышел из своего дома. Сплошная стена леса и темнота ночи не давала смотреть далеко вперед, поэтому я вгляделся в ночной небосвод, сейчас усыпанный звездами. Больше всего внимания привлекала ярко-красная звезда. Уже не первая за последнее время. Пророчество начало сбываться. Значит, настает мое время.
Я тихонько прошел в большую кузницу, рядом с которой протекал небольшой, глубиной по колено, ручей. На наковальню приземлилась птица с огненно-рыжим оперением ростом с локоть. Хищный клюв был слегка изогнут. Нетерпеливо постукивая коготками, феникс взглянул на меня своими пронзительными янтарными глазами.
- Пора, дружище! – сказал я, потрепав птицу по голове; феникс в ответ замурлыкал. Меня всегда поражала эта способность огненных птиц.
- Последний меч, кузнец, - ответил мне феникс своим музыкальным и глубоким голосом. И куда только делась язвительность, свойственная всем фениксам?
Пройдя к ручью, я наклонился и достал оттуда тяжелый металлический слиток, отражающий в себе свет и мерцание звезд. Звездная руда, которая двадцать лет закалялась в четырех стихиях, теперь окончательно готова.
Подул свежий северный ветер, прогнав все страхи и сомнения.
Вспорхнув с наковальни, феникс приземлился мне на плечо, уютно устроившись на нем.
Я положил слиток в горн и начал медленно переплавлять его. Звездная руда никогда не плавилась легко, а если перед этим ее еще закалить в стихиях, то этот процесс затянется надолго.
Только глупцы считают, что можно выковать путный меч за несколько дней. Великие Кузнецы, к которым принадлежу и я, куют с виду обычные клинки месяцами. Впрочем, такие клинки, действительно обычными являются только с виду. Хорошо закаленная сталь никогда не сломается, а остро-отточенная кромка никогда не затупится. В этом и состоит одно из отличий кузнецов от Кузнецов. Мы, Великие, куем мечи, достойные королей, без добавления разных магических руд и куем, как никто другие.
Но каждый Великий Кузнец должен выковать один Меч, в который он вложит не только свой пот, но и душу. Именно поэтому Великий Кузнец кует за свою жизнь только один Меч. Такой Меч создается для какой-то важной миссии, после которой Он уходит. Именной Меч никогда не должен коваться из обычной стали, из этого не выйдет ничего хорошего, его куют из звездной руды, которая долгое время закалялась в стихиях. Такой меч создается порядка пятнадцати-двадцати лет.
Феникс приоткрыл клюв, и изо рта у него вырвалась струя рыжего пламени, обдав меня горячим воздухом, и устремилась к звездной руде. Доводить руду до нужной кондиции мы закончили только к утру. Вытащив горячую руду стальными клещами, я положил ее на наковальню и ударил по ней большим молотом. Первый же удар отразился многократным эхом, раскатившись по всему лесу. А за ним последовал второй, а потом – третий…
***
Разные мысли крутились в голове у Диего, когда-то бывшего каторжником на рудниках Хориниса, а теперь – королем Варанта. Он, казалось, разом постарел лет на двадцать всего за два месяца. Когда-то черные, как ночь в лесу, аккуратные усы подернулись легкой сединой. Такого же цвета волосы на голове были слегка растрепаны. Лицо осунулось, а взгляд был взглядом старого человека, усталым и мудрым. И это в его неполные тридцать пять лет!
С тех пор, как безымянный герой, Избранный Инноса, ушел куда-то с Ксардасом, многое изменилось. Орки потерпели полное поражение, и их остатки разделились на два лагеря, один из которых остался жить в мире с людьми под предводительством Ур-Шака, а другой ушел искать лучшей доли в Непроходимые горы. Ли стал королем, как и Диего. К мирной жизни возвращались медленно: не так-то легко восстановить то, что разрушалось годами войны. А потом, почти два месяца назад, пришел Мортак, который в одиночку узурпировал трон Миртаны и арестовал Ли. И началась новая война…
Нордмар и Варант, несмотря на свое весьма выгодное, с точки зрения войны, положение, быстро терпели поражение за поражением. А теперь Нордмар и вовсе окончательно пал, а у Диего осталось всего два города, которые и то находятся в осаде. Ситуация сложилась патовая: нет возможности держать долгую оборону, потому что провизии просто не успели заготовить в достаточном количестве, нет возможности перейти в контрнаступление из-за нехватки теперь уже людей и нет возможности отступить куда-нибудь. Да и помощи ждать неоткуда.
Он уже в который раз возвращался к предложенному одним старым некромантом выходу. В первый раз, услышав это предложение, Диего в гневе выгнал мага, едва сдержавшись, чтобы не высечь его. Одно дело – когда ты просто оскорбил старого и опытного некроманта, а, когда ты обидел его, унизив публично – совсем другое. Держать разобиженного на тебя некроманта – весьма экзотический вид самоубийства.
Теперь, когда действительно другого выхода нет, он готов согласиться на предложение некроманта. Даже если потомки будут ненавидеть и проклинать его.
Подойдя к деревянному резному столу, он взял оттуда колокольчик и позвонил два раза. На звук выскочил слуга.
- Приведите ко мне Гриноритха! – через силу выдавил Диего.
Слуга умчался, а через десять минут привел старого седоусого человека. Черная, как вороного крыло, мантия укутывала его практически полностью, оставляя свободным лишь голову, на которую был накинут капюшон. Плечи мантии, словно крылья летучей мыши, были заострены. Из под капюшона проглядывало изборожденное морщинами лицо. Гриноритх шел, слегка ссутулившись, опираясь на черный резной посох, который заканчивался небольшим кристаллом.
Взмахом руки, Диего отправил слугу обратно. Без предисловий и предложения присесть он сказал слабым голосом:
- Я согласен.
Некромант ничем не показал своего довольства или злорадства. Он лишь поклонился и сказал низким сухим голосом:
- Обряд состоится через шесть часов, мне нужно все подготовить.
- Хорошо, тогда иди!
- Ваше Величество, для обряда потребуется кровь.
- Много? – Вот чего боялся и опасался Диего.
- Литра два, может три, - ненадолго задумавшись, ответил некромант. У Диего отлегло от сердца.
- Будет тебе кровь. А теперь иди готовиться!
Шесть часов для короля прошли незаметно. Он вновь и вновь возвращался к своему согласию. Правильно ли поступил? Может, есть другой выход, который он пропустил? Но в голову так ничего и не пришло. Вздохнув и взлохматив пятерней волосы, он отправился к месту проведения ритуала. Охрану он с собой не стал брать. Широкий плащ развевался от быстрого, но неуверенного, шага, пока он спускался в подвал. Минут через пять он был на месте.
Темный мрак подвала рассеивал лишь неверный свет нескольких свечей, которые стояли на углах красной пентаграммы. На полу фиолетовыми чернилами была выведена вязь рун, отливающая темным. В центре колдовской фигуры стоял Гриноритх. Его посох, на который он опирался, испускал едва заметный кровавый свет. Заметив приблизившегося короля, некромант поднял на него свой взгляд, который очень не понравился Диего, было что-то страшное и необъяснимое в его темных глазах.
- Осторожно, Ваше Величество! Не испортьте рисунок, - неторопливо сказал Гриноритх, сверкнув глазами. Диего слегка поежился.
- Когда начнем? – выдохнул он.
- Да хоть щас прям, - ответил некромант. – Кровь принесли?
- Да. Кровь возьмешь у меня.
- Хорошо! – ничуть не смутился Гриноритх
Некромант подал королю кинжал с волнистым лезвием, испускающий темный дымок, и золотую чашу.
- Этим ножом сделайте себе надрез, а кровь соберите в чашу.
Диего ножом разрезал кожу на руке чуть пониже локтя и подставил кровоточащую рану над чашей.
- Все, хватит! – сказал Гриноритх, когда кровь почти до краев заполнила чашу. – Можете присесть на скамейку, вам надо отдохнуть.
Диего шатающейся походкой приблизился к холодной мраморной стене и без сил опустился на скамейку.
Некромант тем временем взял чашу в левую руку. Зачерпнув двумя пальцами темно-красную кровь, он начал добавлять новые рисунки на пол к уже имеющимся. Остатки он вылил в центр пентаграммы. Через секунду он и сам без брезгливости встал туда же. Взмахнув руками, он начал речитативом читать заклинания на странном гортанном наречии с преобладанием шипящих. С каждым словом его голос становился все более низким и грубым. Слова заклинания лились, как полноводная река в горах, иногда срываясь на визг.
- …Сартан’онр’Драхл!!! – раздался истошный вопль Гриноритха, отступившего на шаг назад.
Опорное слово прозвучало – имя конкретного архидемона, имя, которое дает власть над ним. В центре, где только секунду назад стоял некромант, возникло марево. Кровь Диего внезапно загорелась и стала испускать клубы кроваво-красного дыма. Шесть клубящих потока соединились с маревом, превратившись в сизый вихрь.
Вскоре вихрь рассеялся, а на его месте парил желтоглазый демон. Нижняя часть туловища заканчивалась мощным хвостом. Черно-красные пластинки, укрывавшие тело демона, подобно броне, отражали неровный свет свечей. Из оскаленной пасти торчали два ряда острых, как бритва, зубов. Облик довершали изогнутые в бок рога на голове и острые когти на мощных толстых пальцах.
Диего невольно поднялся со своего места. От демона исходили струи Силы, скручиваясь в тугие волны и расходясь вокруг. Его мощь потрясала.
Повернувшись к Диего архидемон Сартан’онр’Драхл отвесил ему легкий поклон и обратился:
- Ты звал меня, мой господин, и я пришел! – Голос у Сартана был под стать внешности, вибрирующий и рокочущий. При звуках этого голоса хотелось спрятаться подальше, авось пронесет.
- Это я провел обряд и вызвал тебя, Сартан’онр’Драхл! – сказал Гриноритх, выделяя голосом имя демона, поняв, что он обращается отнюдь не к нему. – Ты должен повиноваться мне!
Волосы встали дыбом на голове короля. Значит, он оказался прав, подозревая некроманта, у того были свои мотивы на проведение обряда. Не успел он повернуться к Гриноритху, как архидемон подлетел к нему, взмахнув перепончатыми крыльями, схватил того за горло и поднял вверх, как пушинку. Некромант захрипел и попытался вырваться из стального захвата, но тщетно: демон держал его, практически не прилагая усилий.
- Неужто ты думаешь, – вновь загремел голос демона, - буде я не знаю, кто пожертвовал своею частичкой, дабы развеять мою скукоту да дремоту, смерд?! Подобные мне демоны выполняют указы только Давшего Кровь! - Сартан’онр’Драхл повернул свою голову к опешившему Диего и сказал уже спокойнее: - Приказывай, Давший!
И Диего приказал…
***
Ветка предательски хрустнула под ногой, выдав его преследователям. Три здоровых орка с небольшой холкой на голове радостно взревели и бросились на недалекий звук. Альвин, перестав скрываться, бросился вперед, минуя деревья и перепрыгивая разлапистые кусты. Меч на боку сильно мешал бегу. Но выкинуть меч мешало простое благоразумие, ведь, если его все же нагонят, то нужно будет чем-нибудь защищаться.
Догонялки не на жизнь, а на смерть продолжались уже почти семь часов. Его отряд, который Грейверн отправил на исследование восточной местности, где шли сплошные горы, случайно напоролся на крупный отряд орков. Замешательство от неожиданной встречи продолжалось недолго, всего несколько секунд, после чего орки, радостно ревя и завывая, кинулись кромсать топорами неожиданно попавшихся людей. В первые же секунды бойни погибло почти пол отряда, еще четверть нашло свою смерть от орочьих болтов и огненных шаров во время бегства. Остатки исследовательского отряда единодушно, и даже не сговариваясь, бросились в разные стороны. Сначала Альвин бежал вместе с каким-то белобрысым парнем тридцати лет, кажется, его звали Лендаром. Но Лендара нашел орочий болт, войдя в спину по самое оперение. Это лишь сильнее подстегнуло Альвина. Один орк остался с убитым, а оставшиеся три бросились вслед беглецу.
Догонялки шли с попеременным успехом: то Альвин вырывался вперед на несколько сотен метров и немного передыхал, переходя на быстрый шаг, то орки вновь нагоняли беглеца, радостно ухая. Хорошо, что арбалет был только у одного орка, да и тот остался с тем, кто убил Лендара, поэтому ему можно было не опасаться предательского удара в спину.
Вдох-выдох. Вдох-выдох. Он старался опускать на землю правую ногу, когда выдыхал воздух из слегка прокуренных легких, так велит практика и советы опытных учителей. Сейчас он уже жалел, что вообще начал курить, ибо от колик в боку сейчас не спасали даже советы многочисленных учителей.
Вдох-выдох. Все, больше нет сил продолжать марафон. Будь что будет.
Альвин резко остановился и развернулся в сторону преследователей. Он жалел, что так и не надел доспех, поэтому сейчас выходил против орков лишь в кожаной клепаной куртке и таких же штанах. О том, что будь он в доспехах его бы уже нагнали, он как-то не подумал.
Вдох-выдох. Короткое восстановление сил, и он, выхватив меч, кинулся в атаку.
Почти догнавшие его орки, не ожидали такого выверта от беглеца, поэтому не успели остановиться. Свистнула сталь, и первый орк, хрипя и обливаясь кровью, упал на землю. Второго орка спасла отличная реакция: он и сам даже не успел сообразить, как выхватил из за широкой спины обоюдоострый топор и блокировал удар. Но Госпожа Удача повернулась к Альвину лицом вперед, ибо по другому нельзя объяснить то, что третий орк не успел затормозить и врезался в своего сородича, и они покатились по земле. Удивившись такому подарку судьбы, Альвин вновь нанес удар, который достиг цели и убил орка, пробив доспехи, сделанные из шкур животных. Третий орк быстро поднялся, яростно ревя и оглашая лес громкими звуками. Такого орка Альвин видел впервые. Теменая шерсть на загривке, клыки были чуть длиннее, чем у обычных орков. Этот орк был одет не в шкуры, как многие другие, а в тяжелый синий доспех с шипами на правом плече. В руке он держал не привычный топор, а длинный меч с широким лезвием. То, что бой с ним будет тяжелым, Альвин даже не сомневался.
Альвин пригнулся, пропуская разрезающий воздух меч над головой, и сделал прямой выпад. Меч скользнул по броне, не причинив орку ни малейшего вреда. Орк, не меняя яростного выражения на морде, нанес удар ногой. Удар, который выбил весь воздух из легких, пришелся на грудь, и Альвина отбросило в сторону. В глазах заплясали разноцветные звездочки. Альвин уже начал прощаться с жизнью, как Госпожа Удача вновь повернулась к нему нужной частью тела. Тренькнула тетива, послышался отдаленный свист разрезаемого стрелой воздуха, и орк с хрипом упал землю, оросив землю кровью.
Альвин, отхаркиваясь кровью, поднялся. Вся грудь болела словно после удара тяжелого кузнечного молота. Он сделал глубокий вдох и выдохнул. Так, раз он смог глубоко вздохнуть, значит, ребра целы. А это есть хорошо. Альвин начал озираться в поисках нежданных спасителей и вскоре увидел несколько десятков человеческих силуэтов, освещенных мертвенным сиянием луны. Несколько человек с луками и стрелами наготове разбежались в разные стороны, оцепляя территорию и проверяя ее на наличие возможного врага.
Через некоторое время к Альвину подошел высокий человек с посохом в правой руке. К этому человеку подбежал другой и что-то зашептал на незнакомом языке, после короткого разговора предводитель (а им был высокий человек с посохом) щелкнул пальцами. Над его головой возник белый шар, испускающий ровный свет. При этом свете Альвин смог получше разглядеть неизвестного скитальца. Короткие русые волосы; под носом от одного края губ до другого тянулась полоска усов такого же цвета, как и волосы. В карих глазах читалась твердость. На нем была бледно-зеленая мантия с короткими рукавами, на плечи был накинуть светло-коричневый плащ без капюшона. Неизвестный также рассматривал Альвина, одежда на котором свисала клочьями – следствие бега с препятствиями.
Он что-то сказал Альвину, но тот его не понял.
- Извини, но я тебя не понимаю! – ответил Альвин.
- А теперь? – спросил неизвестный, переходя на гатийский с небольшим акцентом.
- Да, - удивленно ответил Альвин. – Вы кто?
- Мы есть странники. А меня звать Торн, я есть друид. А ты?
- Меня зовут Альвин. – Альвин пожал протянутую друидом руку. – Что вы здесь делаете?
Слово за слово Альвин разговорился с друидом. Тот поведал ему, что они вот уже больше года преследуют большой отряд орков, остатки побитой армии. Рассказал вкратце и о странниках. Рассказ занял почти час, за это время странники разбили лагерь, оттащив перед этим трупы орков подальше. Альвин в ответ рассказал ему свою историю.
Торн, который оказывается мог говорить на десятках языках мира, оказался вполне приятным собеседником, хоть и сдвинутым на почве ненависти к оркам. Такими же оказались и другие странники, пошедшие за ним, которых набралось почти две сотни. Альвин даже узнал, что Торн со своими последователями едва не устроили резню с орками, которые отказались от насилия и начали жить в мире с людьми. Но король Миртаны Ли быстро пресек всякие попытки навредить оркам. Торн тогда ушел, громко хлопнув дверью и пообещав, что они пожалеют. И почти две сотни странников отправились преследовать другой отряд орков, который так и не покорился.
С дружественным отрядом странников Альвин расстался только утром, несмотря на свое сильное желание отправиться с ними и отомстить оркам за смерть товарищей, ведь ему так и не известно: остался ли кто-нибудь в живых кроме него или нет. Надо было рассказать Грейверну об орках. Их почти пять сотен, в то время как странников всего две сотни, и даже если они устроят засаду, то могут проиграть: слишком неравны силы.
Тело, вылеченное Торном, совсем не болело, и Альвин отправился в обратный путь в сопровождении двух странников с почти спокойной душой. Как ни странно в душе он волновался не за себя, а за своего друга Ардарика, которого пришлось оставить в не самом лучшем состоянии и в не самое лучшее время...
***
- Ты уверен, что нам подойдет это место?
Лагариман с сомнением оглядел небольшой остров, на котором предлагал пожить ему и нескольким магам ордена Мадримир Ардарик.
- Другого места пока не найти, - пожал плечами молодой человек. Сейчас он уже слабо напоминал того молодого наивного парня, каким был всего пару месяцев назад. Взгляд его стал твердым и жестким, а постоянные физические нагрузки и приключения сделали его гораздо более уверенным в себе и крепким. На нем были странные доспехи темно-коричневого цвета, которые он когда-то достал в древнем склепе. Легкий меч висел на поясе, за спиной – арбалет и пять десятков болтов в колчане, на другой стороне поясе – десяток рун первых двух кругов магии и сумка с кое-какими припасами. Странно, но магия с каждым разом давалась ему все сложнее и сложнее, словно что-то мешало этому. То же самое чувствовали и другие маги. Взлохматив пятерней курчавые каштановые волосы, Ардарик подумал: «Надо постричься, а то оброс, как тролль». – Здесь есть неплохие охотничьи угодья, а просторный домик на дереве вместит всех, к тому же можно обжить и первые этажи.
- Ладно с этим мы разберемся чуть позже. Что ты собираешься делать дальше, Ардарик?
- Вообще-то, я это хотел как раз у тебя спросить. Когда я могу приступить к третьему испытанию?
- Еще рано! – отрезал Лагариман. Ардарик заметил, что Лаг иногда становиться похожим на заботливого папашу, и его это иногда веселило. Вот и сейчас Ардарик не выдержал и засмеялся. – Ну и что ты смеешься? – строго вопросил он, но лишь сильнее развеселил сына своего друга.
- Да так, вспомнил кое-что, - уклончиво ответил Ардарик, все еще улыбаясь. – А почему еще рано?
- Твой дух недостаточно крепок, чтобы пройти испытание Души.
- Но ведь я прошел испытание Духа! – возмутился молодой человек.
- А руной духа ты воспользовался или нет? – хитро прищурился Лагариман. – Твой уровень владения магией еще невелик, чтобы пользоваться такой руной. Приходи к нам как можно чаще, но не привлекая внимания, мы будем обучать тебя магии. Амальрик введет тебя в следующий круг, когда ты будешь этого достоин, а до этого учись, учись и еще раз учись.
- Хорошо! – вздохнул Ардарик.
Уже потом, когда Ардарик ушел в замок Парталан, к Лагариману подошел Альмарик. Синяя мантия слегка развевалась от ходьбы.
- Рунная магия уничтожается, - заметил старый маг, которому было уже несколько сотен лет.
- Ты тоже это заметил? – спросил Лагариман обеспокоенно. – Ты что-нибудь можешь с этим сделать?
- Я? Ничего. Это уже Высшая магия, которая мне неподвластна. Нужно быть учеником Бога, чтобы уничтожить рунную магию.
- И с этим ничего нельзя поделать?
Альмарик ненадолго задумался.
- Есть один способ, - наконец, сказал он. – Когда-то наши предки пользовались совсем другой магией, магией жестов и слов. Она была гораздо сильнее рунной. Я не знаю, почему в итоге мы все перешли на рунную магию. Если мы найдем способ вернуть древние знания, то это станет серьезным подспорьем в будущем.
- А где найти эти древние знания ты уже знаешь?
- Думаю ответ на этот вопрос можно поискать в библиотеке магов ордена Мадримир. Мы, когда бежали, успели захватить с собой не все трактаты, часть осталась в замке. Там в нижней части замка было небольшое каменное строение. В этом строении есть тайный подземный ход, который ведет в библиотеку. Надо будет попросить Ардарика заглянуть туда, может он найдет то, что нам нужно.
Два человека продолжали свой неторопливый разговор на фоне разгорающегося заката еще несколько часов. Когда план был тщательно разработан и одобрен обоими, они отправились спать.
***
Меч с легкостью пробил тяжелый доспех нордмара и радостно вкусил плоть седоусого человека. Избранный выдернул клинок из еще теплого тела. Мгновенно развернувшись и нанеся еще один удар, после которого скончался еще один норд, Безымянный отступил на шаг назад, закрыв собой верную подругу. Перед ним толпилась толпа, из полусотни нордов. Каждый обитатель гор держал у себя в руках оружие, которое недвусмысленно смотрело на пришельцев. В глазах у них плясало безумие и… одержимость.
- Держись за мной и не отходи ни на шаг, - сказал Безымянный Мэри. Та лишь кивнула головой в ответ.
У Избранного в руке появился кинжал. Память услужливо подсказала приемы парного боя.
Вдох-выдох.
Вдох-выдох.
Первые шаги вперед и…
Клинки в руках превратились в два смертельных лезвия, полосующих, режущих и колющих. Они плели паутину смерти вокруг, попав в которую норды падают со смертельным вскриком.
Вдох-выдох.
Мельтешение стали, жгуче-красные капли крови и смерть, идущая под руку с Безымянным – все это смешалось в едином вихре. Эмоции отключены, взгляд сфокусирован вокруг. Пляска смерти была на всем протяжении пути до входа в клан Молота.
В себя Безымянный пришел только у моста. Сначала вернулись эмоции, потом чувства. Вокруг, куда только падал взгляд, валялись трупы. В живых не осталось никого. Безымянный с ужасом начал подсчитывать скольких же он убил за сегодня, а ведь некоторые из погибших были его друзьями и знакомыми. Заныло плечо; глянув туда, Избранный заметил там обломок копья. Процедив ругательства, он выдернул обломок. Из раны потекла багровая кровь. Прочитав короткое заклинание, он приложил ладонь к ране. Через несколько секунд рана затянулась.
- Что происходит? – спросила его Мэри, глядя на него с опасливым восхищением. Ну вот, только этого не хватало!
По правде сказать, Избранный и сам не понимал, что произошло. Сначала все шло нормально, их впустили в лагерь, с некоторыми знакомыми Безымянный обменялся приветствиями. А потом, когда они оказались у дома Тьялфа на них накинулись с дикими воплями, пытаясь убить. Избранный плохо помнил, что было дальше. В один момент его мозг словно отключился, передав управление телу. Он не чувствовал никаких эмоций, убивая. Хотя всегда делал это с большой неохотой, даже когда дело касалось бандитов. Ему иногда до сих пор снятся все убитые им люди. А тут…
Это весьма обеспокоило Безымянного. Надо уходить отсюда: не слишком то приятно находиться в компании многочисленных трупов. Уходя, он понимал, что все эти убитые молодые люди, старики, женщины, дети – все будут ему еще очень долго сниться, станут его персональным кошмаром. Такова плата за силу и мастерство.
А когда они отойдут подальше можно будет остановиться и хорошенько подумать. Действительно, что, Белиар его побери, произошло?
__________________
На встречу приключениям!!

Последний раз редактировалось Topsail; 01.01.2014 в 21:45.
Topsail вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Hell9999 (13.08.2013), master gothici (14.11.2013), redleha (30.08.2013), Tolgetmen (13.08.2013), Дикарь (13.08.2013)
Старый 29.08.2013, 23:56   #6
Модмейкер
Ученик
 
Аватар для Topsail
 
Регистрация: 02.03.2013
Сообщений: 132
Сказал(а) спасибо: 160
Поблагодарили 207 раз(а) в 74 сообщениях
По умолчанию Re: Роман "Дорога домой"

Глава 4
Цена ошибки

Spoiler:
Ощущение неотвратимости беды подобно занозе впивается в плоть, не давая покоя. Оно будет мешать спать, есть, отдыхать, работать и заниматься другими подобными делами, прогоняя такое свойство человеческой натуры как беспечность. Тревожная птичка-интуиция будет долбить тебя в затылок, причиняя дискомфорт и заставляя оглядываться на все стороны, а предчувствие грядущих неприятностей открывает небольшую лазейку в туманное будущее. Очень часто такие подсказки Богов ли, Судьбы ли отметаются просто напросто как не заслуживающие внимания. Но не стоит потом жаловаться всем на всех подряд.
Подобные ощущения преследовали генерала первой миртанской армии лорда Хагена уже третьи сутки. Он не мог нормально спать, все время просыпаясь в холодном поту, от еды его воротило. Интуиция, которая не раз его выручала, сейчас буквально вопила во все горло. Словно мысль кружиться в сознании, отвлекая от дел. А интуиции Хаген привык доверять.
Хаген сейчас сидел в просторной палатке. На нем были его доспехи паладина с орлом на груди. Несмотря на то, что ночи в пустыне очень холодные, генералу было душно. Хаген решил немного проветриться. Стоило только откинуть полог палатки, как ветер подхватил горсть песка и радостно бросил его в лицо генерала. Несколько песчинок попали в глаз. Хаген попытался протереть пострадавший орган, но сделать это рукой, одетой в латную перчатку, не так то просто. Поэтому ему пришлось стянуть с руки перчатку и только потом протереть слезящийся глаз.
Мимо прошлепал часовой, отбрасывая неверную тень от чадящего смолистого факела.
- Все в порядке? – спросил его Хаген, все еще обуреваемый тревогой.
- Да, генерал! Все спокойно!
Ответ часового нисколько не уменьшил тревожных ощущений, и лорд Хаген решил пройтись по лагерю и посмотреть все самому. Обход не занял много времени, всего полчаса. Ничего необычного генерал так и не заметил. Так он и пошел обратно в палатку с тревожным сердцем. «Ну, хоть освежился» - хмуро подумал генерал. Хаген еще некоторое время просто сидел на стуле, невидяще уставившись в одну точку.
Страшный порыв ветра взметнул полог палатки и швырнул тучу песка внутрь. Лорд Хаген бросился закрывать палатку, но не преуспел в этом, ибо сильный ветер, воя и завывая, вновь и вновь открывал палатку, швыряя на генерала новые горсти песка. Уже все доспехи были в песке. Подумав, Хаген решил отступиться от правила и снять доспехи. Стало полегче. Вокруг лица он обмотал платок, оставив лишь узкие щели для глаз.
- ТРЕВОГА!!! – сквозь завывания сильного ветра послышался голос, полный ужаса.
Лорд Хаген вскочил мгновенно, пожалев, что снял доспехи паладина. Вытащив двуручный меч из ножен, он кинулся к выходу. Увиденное его поразило. В центре лагеря вздымая тучу песка крутился могучий вихрь, от которого веером расходились стрелы. Вокруг уже валялись трупы. Одна стрела устремилась к Хагену, тот мгновенно упал на холодный песок. В результате стрела оцарапала лишь щеку. На песок упало несколько тяжелых красных капель.
Вихрь опал, оставив после себя крупного демона. Крылья его мерно взмахивались, поддерживая дух в воздухе. Проревев нечто нечленораздельное, демон кинулся в атаку.
Как косарь косит траву, так и демон носился по лагерю миртанцев, буквально выкашивая их ряды. Лорд Хаген встал перед демоном. Ноги полусогнуты, меч, смотрящий острым концом вверх, выставлен чуть в сторону. Противники начали сближаться.
Темный небосвод начал окрашиваться восходящим солнцем. Это и послужило своеобразным сигналом к началу. В разгорающемся рассвете, блеснула сталь белого двуручника и встретилась с длинными когтями демона.
Лорд Хаген был хорошим бойцом, он недаром носил звание лучшего мастера-мечника паладинов. И только благодаря мастерству он мог противостоять стремительным атакам демона. Удар, уход с траектории атаки демона, вновь удар – все это смешалось в смертельном танце.
Воины замерли вокруг, внимательно вглядываясь в схватку. Ничем помочь они не могли. Противники двигались с такой ужасающей скоростью, что подобраться было невозможно. А если и находились подобные смельчаки, то тут же падали с болезненными вскриками, орошая желтый песок своей кровью.
Мысли генерала первой миртанской армии были заняты только схваткой. Когда ты сходишься с опасным противником, то ничто не должно тебя отвлекать от битвы. Иначе – смерть! Первое правило воина гласит: если ты сражаешься, то чувства, мысли и эмоции надо задвинуть подальше, чтобы не мешали битве. Это правило Хаген уяснил еще в детстве, когда мечтал стать лучшим воином королевства.
Удар сверху вниз, блок, горизонтальный удар слева на право. Самое главное в схватке – навязать противнику свой рисунок боя, навязать и задавить его. Комбинация ударов, не раз выручавшая Хагена в схватке один на один, сейчас пасовала. Демону удалось если и не с легкостью, то практически без проблем, сломить рисунок боя генерала, и он начал навязывать человеку свой стиль. Когти полосовали, разрезали и вновь полосовали. Лишь хорошая реакция да мастерство позволяли Хагену выжить.
Но ничто не вечно. Любая схватка имеет свойство заканчиваться. Рано или поздно, но один из противников начнет уставать, что даст другому преимущество. Хаген начал уставать первым, а демон еще даже не запыхался. Движения генерала, стали медленней и не носили уже тот плавный характер. С ужасом человек подумал, что сейчас вот-вот проиграет. Так и случилось: когда генерал слишком сильно ответ меч в сторону, демон выбросил правую лапу вперед и пронзил человека насквозь. Лорд Хаген с изумлением посмотрел на свою рану и рухнул на начавший нагреваться песок.
В наступившей вдруг тишине отчетливо послышался низкий каркающий смех. Даже у бывалых воинов побежали мурашки от этого. Смеялся демон. Взмахнув когтистой лапой, демон проревел нечто на гортанном языке. Кровь двух сотен убитых этой ночью, уже начавшая впитываться в песок, начала подниматься в воздух, закручиваясь в тугие спирали Силы. Вскоре они закончили закручиваться и оставили вместо себя большой багровый разлом, висящий в воздухе. Разлом был похож на уродливую рану на теле мира. Вскоре из него начали вылетать десятки низших демонов, которые, ревя и завывая, вступили в битву.
Бойня продолжалась недолго. Уже через полчаса первая миртанская армия перестала существовать. Они не могли противостоять совокупной мощи сотни низших демонов во главе с архидемоном. Уже после мясорубки, которую устроили нелюди, к архидемону подлетели несколько низших. На странном гортанном демонском языке Сартан отдал распоряжение:
- Соберите всю кровь павших сегодня. Она нам в скором времени пригодиться.
Архидемон подлетел к разлому. Он висел в воздухе и словно вытягивал весь окружающий свет. Рядом с ним было холодно. Складывалось такое ощущение, что тысячи иголок покалывают кожу изнутри. Сартан этого не замечал. Он взмахнул лапой, что-то прошептав, и разлом начал закрываться, закручиваясь спиралью. Вскоре спираль потянулась к архидемону и впиталась в прямо протянутую лапу. Сартан изобразил на морде улыбку, больше похожую на оскал.
***
Диего с небольшим отрядом сопровождения шел среди трупов под палящими лучами солнца. Из-за жары трупы миртанцев уже начали слегка пахнуть, вокруг них кружились тучи мух. Король Варанта почувствовал, как к горлу подступил тошнотворный комок. Кого-то сзади вырвало. Повсюду валялись истерзанные множеством колотых и резаных ран трупы людей и человеческие внутренности. Самое примечательное было то, что вокруг не было ни кровинки, словно и не было тут страшной бойни. Трупы тоже лежали совершенно бескровные.
К Диего, взмахивая тяжелыми крыльями, подлетел архидемон Сартан’онр’Драхл. Ассасины, стоявшие рядом со своим вождем, мгновенно напряглись и не сводили с демона своих глаз. Некоторые потянулись к оружию. Диего не обратил никакого внимания на своих людей. Вперив взгляд в слугу-демона, он сказал:
- Я же просил тебя просто избавиться от врагов! Почему ты убил всех так… жестоко?
Демон взглянул на Диего своими желтыми глазами, в которых плескалась сама Бездна. У короля побежали мурашки по коже.
- Дабы я мог поддерживать свое существование в этом мире, мне надо пить кровь. Ибо у нас, архидемонов, очень сильна аура, требующая поддержание в виде человеческой крови. Ежели мы не будем пить ее, то вскоре развоплотимся и отправимся обратно в мир духов. Этого ли ты хочешь Давший? Или я должон пить кровь твоих подданных?
Диего не оставалось ничего другого как согласиться с Сартаном: без него ему войну не выиграть. А с тем, что он пьет кровь поверженных врагов, похоже, придется смириться.
- А демоны, которых ты призвал? – задал новый вопрос король Варанта.
- Хотя я и принадлежу к архидемонам, но даже мне нужна помощь, дабы разить всех твоих врагов, Давший, - вновь пророкотал Сартан.
- Хорошо, но пусть твои демоны займутся погибшими: выройте могилы и похороните их. Дальше по плану, - распорядился Диего.
Сартан начал что-то кричать на гортанном языке. Низшие задвигались. Небольшая группа начала копать могилы, пользуясь своими когтями вместо лопат, а остальные начали собирать трупы в одно место.
Диего вздохнул и поплелся во дворец. Его люди последовали за ним, угрюмо опустив головы.
Вроде Диего поступает как лучше, так отчего же так погано на душе?..
***
Архидемон Сартан’онр’Драхл преодолевал могучие потоки воздуха, взмахивая большими тяжелыми крыльями. С каждым взмахом он преодолевал все большее и большее расстояние. Вот под ним проплывают желтые пески Варанта, вот он пролетел над зеленосочными лугами Миртаны, а теперь под ним простирается снежная равнина Нордмара.
Архидемон остановил свой стремительный полет и начал осматриваться, любуясь открывшимся пейзажем. Что бы там ни считали люди, а демоны – не животные и им не чуждо такое понятие как красота. А увиденное действительно поражало: горная равнина, по пояс занесенная снегом, свежий ветер, гуляющий по просторам гор, вечнозеленые ели, на ветвях которых толстым слоем лежал снег, разнообразные снежинки, кружащие в воздухе. Зрение у демонов гораздо острее, чем у людей, поэтому они видят то, что не дозволено увидеть людям. Например, то, что все снежинки абсолютно разные, нет ни одной похожей.
Вдохнув свежий воздух, архидемон прикрыл глаза и сосредоточился. Череда картинок захлестнули его с головой, окунув в пучину ярких красок. Когда все закончилось, он открыл желтые глаза и повернул на восток. Теперь он знал, куда ему лететь.
И вот он вновь преодолевает потоки пространства. Остановился он только невдалеке от небольшой группы людей, среди которых затесалось два пленника, закованных в цепи. Сейчас группа людей встала на стоянку. Пылало несколько скудных костров.
Один из пленников был одет в потрепанную огненно-красную мантию. В его глазах плескалась мудрость, так не свойственная людям его возраста. Виски у человека слегка подернулись сединой, что было скорее причиной пережитых волнений, нежели чем старостью.
Другой пленник был очень колоритной личностью. Это был темнокожий двухметровый гигант. Даже под одеждой были видны бугрящиеся мышцы. На первый взгляд казалось, будто он не обременен большим умом и привык решать все грубой силой. Только вот это было действительно только на первый взгляд, в таких же темных, как и кожа, глазах прятался тщательно скрываемый ум. Эти глаза сейчас внимательно обводили весь лагерь взглядом, подмечая абсолютно все. Определенно, он уже продумывал планы побега и просчитывал шансы на успех.
Архидемон не стал тратить время и, взревев, кинулся на стражников-конвоиров. Надо отдать им должное: они не растерялись и быстро приготовились к обороне. Суровые горы Нордмара не позволяют слишком расслабиться, иначе – смерть. Надо быть готовым всегда, а то зазеваешься, а на тебя уже летит саблезуб, замахиваясь могучей лапой для смертельного удара. Стражники это уяснили, поэтому среагировали быстро. Но этого было мало… непростительно мало. Демон уже кромсал плоть врагов и успевал жадно пить кровь поверженных врагов…
***
Горн выругался сквозь стиснутые зубы: кандалы больно впились в плоть. Мильтен, услышав трехэтажные эпитеты, в которых объяснялись взаимоотношения орков, гоблинов и их далеких предков, закатил глаза.
Свирепый ледяной ветер подхватил свежие снежинки и бросил его на друзей. Он, завывая, пробирался под одежду. И друзьям приходилось лишь сильнее закутываться в одежды. Они с завистью посматривали на слегка довольных конвоиров. Те были тепло одеты, сыты, да и сидели вокруг костров. О чем еще можно мечтать в суровых горах Нордмара?
- А ты точно не можешь наколдовать хотя бы маленький огненный шарик? – как-то жалобно спросил Горн, под одежду которого попало несколько снежинок.
- Нет, - терпеливо ответил маг, хотя отвечал на подобные вопросы уже раз двадцатый, - эти чертовы кандалы каким-то образом блокируют мою магию.
Кандалы, словно в ответ, слегка засветились зеленоватым, а потом потухли и заскрипели.
Горн уже в который раз начал внимательно осматривать все вокруг. На каждой стоянке – да и не только на стоянках – он старался узнать о каждом своем конвоире как можно больше, чтобы было больше шансов сбежать. Так, вон тот толстый стражник на каждой стоянке прикладывался к бутылке с вином. А вот этот сразу же заваливался на бок при любой возможности. Казалось, все это мелочь, но, как говориться, большое складывается из малого. Даже сущая безделица может способствовать побегу.
План, больше похожий на авантюру, Горн уже придумал и, как мог, продумал. Он решил сберегать немногие запасы еды, что ему выдавали, а потом приманить ими какую-нибудь стаю хищников. Пока стражники разбирались бы с ними, он с Мильтеном уже рванул бы подальше. А там будь, что будет! В застенки узурпатора он попадать не собирался.
Но сегодняшний день был несколько необычнее тех, что он провел закованном в кандалы, хотя бы тем, что его план был притворен в действие, хоть и без его на то участия. А дело было так:
Им едва принесли горячо дымящуюся похлебку, больше напоминающую болотную жижу и по цвету, и по вкусу. Ветер в это время неистовствовал особенно сильно. Изрядно голодные друзья хоть и скривились, но начали быстро есть похлебку, пока она не остыла. Украдкой поглядывая на весело гогочущих конвоиров, Горн незаметно выловил из похлебки дурно пахнущий кусок мяса и засунул в небольшой мешочек, на который он пожертвовал часть своей одежды. В мешочке помимо этого куска было еще несколько кусков мяса. Завязав мешочек, Горн опять спрятал его под одежду.
Внезапно над заснеженными горами пронесся страшный рев. У бесстрашного Горна все внутри оборвалось. Кинув быстрый взгляд на Мильтена, он увидел похожее испуганное лицо и у него. Стражники тоже были изрядно напуганы, но они все же вскочили на ноги, выдергивая из ножен оружие. Но проделали они это недостаточно быстро. Из стены елового леса выплыла темная фигура с хвостом вместо ног. Перепончатые крылья были в два раза больше самого существа. Желтые глаза опасно светились. Демон! Вновь взревев, демон атаковал.
Горн дернул изумленного Мильтена за рукав и указал на стену леса. Они рванули. Горн первым вломился в лес. Неосторожно тронутая ветка, обрушила на него сразу пласт снега. Мильтен следовал за ним. Друзья оглянулись назад. Сражение до сих пор шло. Демон сражался яростно и беспощадно. Люди пытались взять его в кольцо и добить совместными ударами, это им пока не удавалось. Друзья не стали ждать окончания и рванули дальше.
Снег крупными хлопьями кидался на путников. Свирепый ветер пробирал до костей. Было холодно. Губы у друзей посинели. Они с каждым шагом проваливались в рыхлый снег, выбирались из него и вновь проваливались.
Друзья бежали долго, почти час, но из-за снега удалились не так далеко, как хотелось бы. Мильтен устал первым. Он упал в снег без сил и простонал:
- Все больше не могу… устал!
- Поднимайся, надо пройти еще немного, - пропыхтел Горн, остановился и подошел к другу.
Мильтен честно попытался встать, но заново упал, лишь сильнее продавив снег.
- Не получается, - вновь простонал он. Легкие жгло как огнем, они разрывались.
Горн немного подумал и решил, что чуть-чуть отдохнуть можно. Взглядом отыскал поваленное дерево, покрытое слабым слоем снега. Помог Мильтену добраться до него и они вместе сели на него. Бывший наемник попытался разорвать цепи на руках, но не тут-то было. Они были очень крепкими. Бросив это безнадежное занятие, он начал озираться вокруг. Местность немногим отличалась от других территорий Нордмара. Все та же смертельно опасная красота.
Через полчаса друзья снова были на ногах. Они вновь пробирались по рыхлому снегу. Сейчас более или менее потеплело. Запасов еды, той, что собирал Горн для побега, при тщательной экономии хватит дня на два. А это плохо. Они не имели не то что оружия, у них даже руки не были свободными!
К вечеру вновь похолодало. О погоне не было ни слуху, ни духу. То ли демон победил, то ли стражники не могут после боя начать погоню. Или просто догнать не в силах. Все же оружие добавляет лишний вес, а снега в последнее время намело очень много.
Друзья начали искать место для ночлега. Только сумасшедший будет путешествовать по Нордмару ночью без оружия и со связанными руками. Они уже собирались вырыть небольшую ямку в снегу, как Горн увидел слабый отблеск костра. Протер глаза. Но нет, костер все так же весело пылает на холодном воздухе, выстреливая изредка вверх яркими искрами. Горн тыкнул локтем мага в бок и указал на костер. Они начали медленно приближаться к нему. Еще неизвестно, кто греется возле него. Там может находиться кое-кто пострашнее их конвоиров.
Друзья начали внимательно осматривать местность, спрятавшись за высоким валуном. За костром сидели двое. Едва бросив взгляд на одного из них, Горн радостно вскрикнул и бросился вперед к костру, забыв обо всем. Мильтен, собрав остатки сил, побежал за ним.
***
Архидемон висел в воздухе, опустив голову. Король Диего задумчиво прохаживался перед ним. Темный плащ, сшитый из шкур львов, вился за ним. Каблуки сапогов выбивали мерный ритм от мраморной плитки, которой был покрыт пол. Десять шагов туда, десять шагов обратно и все заново.
- Так ты говоришь, что мои друзья бежали в начале схватки? – нарушил наконец затянувшееся молчание бывший призрак, остановившись.
- Да, - густой баритон Сартана заполнил пространство богато убранного дворца, разнесшись эхом по всему дворцу.- Я не смог преследовать их. Стражники сильно задержали, а потом этот Горн очень умело скрывает следы, - начал лгать демон. Беглецы не заметали следы, и поймать их можно было легко. Но зачем ему это? Ему был дан ясный приказ спасти друзей от плена, а никак не вести их на своем горбу в Варант. Да и «цепи», которые связывают его с Давшим Кровь, почти истаяли, благодаря выпитой крови, что позволяет ему обходить некоторые приказы повелителя.
- Ладно, - вздохнул король, - думаю, шанс у них есть. Теперь слушай меня дальше Сартан: сейчас ты хватаешь своих демонов и начинаешь отвоевывать мое королевство. Мирных жителей не убивай, только солдат Миртаны, которые будут сражаться. Если миртанцы сложат оружие, то не убивайте их, а свяжите и заприте где-нибудь. Убитых похоронить. Начнешь с Мора Сул. Все ясно?
- Да, повелитель! Я могу лететь?
- Лети! – коротко велел Диего.
Когда Архидемон улетел он прошел к своему столу и без сил опустился на кресло. Столько всего навалилось, что хоть волком вой.
Архидемон не стал противиться приказу и, собрав весь свой немногочисленный легион, он отправился к Мора Сулу. Благодаря попутному ветру демоны оказались там уже через четыре часа. Миртанцы, с хозяйским видом расположившиеся в городе, были совершенно не готовы к ТАКОМУ нападению. У страха глаза велики, поэтому воинам казалось, что демонам нет числа и они сплошным потоком вливаются в ворота города. На каждой улице и улочке города шли бои. Где ожесточенные, а где – нет. Демоны вопреки приказу короля, убивали всех – женщин и детей, стариков и воинов, – всех. Они, подобно жаждущим крови хищникам, кидались на свои жертвы и убивали, убивали и убивали, терзая беззащитных людей.
Бойня закончилась быстро. Из людей не уцелел никто. Среди демонов Сартана погибло всего шестеро. Как и под Иштаром, демоны собрали всю кровь и передали ее архидемону. Тот начал прямо на песке выводить кровью разные узоры. Остатки он вылил в одну известную ему точку. Он взмахнул лапой, проревев гортанную фразу. Из нее вылетела тугая спираль Силы, на ходу формирующуюся в багровый разлом, ужасную рану на теле мира. Только на этот раз разлом был гораздо, гораздо больше в размерах. В ширину он достигал трех метров и двадцати в высоту.
«Цепи», связывавшие с Давшим, окончательно спали. Архидемон вздохнул полной грудью. Из разлома начали выплывать тени. Десятки, сотни, тысячи демонов получили свободу.
- Этот мир ваш! – пророкотал голос Сартана над хаосом завихрившихся Сил. И демоны, разделившись на огромные отряды, направились в разные стороны нести Истину Белиара. Сам же Сартан собрав свой первоначальный отряд, который сейчас пополнился тремя сотнями других низших, направился в сторону Иштара. У него там осталось кое-какое дело.
***
Нет ничего хуже загнанного в клетку дикого зверя. Он мечется по своей темнице, готовясь наброситься на всякого, до кого сможет дотянуться. И ему неважно ребенок перед ним или взрослый, мужчина или женщина. Он будет стремиться на волю, но стальные прутья преодолеть не в его силах. И ему остается лишь выть в бессильной злобе.
Диего отчасти был похож на дикого зверя, загнанного в просторную, но клетку. А как иначе объяснить то, что он хоть и был королем не самого слабого королевства, но на деле сейчас он был полностью парализован. Демоны, как он и боялся в душе, вышли из под контроля. Армия почти в пять сотен демонов грабила город под предводительством его слуги Сартана, если он действительно служил ему хоть когда-нибудь. Сам Диего заперся в небольшой комнате во дворце с небольшим отрядом оставшихся людей. Положение было отчаянным.
Диего проверил пластинки доспеха, вытащил из ножен меч и посмотрел на чуть зазубренное лезвие. Меч он вскоре вложил обратно в ножны. Вместо него он взял тугой боевой лук, который и не всякий сможет натянуть. Этот лук у него еще со времен Барьера. Одну стрелу он взял в левую руку, на которую была надета толстая кожаная перчатка, а другую положил на тетиву.
Холодный пот покатился по лицу. Кто-то нервно грыз ногти. Кто-то возносил молитвы Богам.
Раздался мощный удар по дубовой двери. Затем второй, а потом третий. Дверь жалобно стонала под этими немилосердными ударами и опасно провалилась внутрь, лишь чудом держась на петлях. С грохотом дверь вылетела из петель, сбив какого-то ассасина, еще молодого неоперившегося юнца.
Вдох-выдох.
Диего быстро прицелился и выстрелил, перекинул в правую дрожащую руку вторую стрелу и вновь выстрелил. Все, это были последние стрелы. Двое демонов упали замертво, истаивая на полу. Раздалось еще несколько хлопков от соприкоснувшихся перчаток и тетив, и еще несколько стрел рванули в проем. Несколько демонов упали замертво, а некоторых просто ранило.
Диего вдохнул и выдохнул. Похоже это его последний бой. Значит, они должны продать свои жизни как можно дороже. Диего горько усмехнулся, было обидно умирать вот так. Рядом с ним появилась высокая лысая фигура с двуручником в руках. Это был Ангар. Лоб у него был перевязан белями тряпками, на них виднелось красное пятно.
- До смерти! – проревел он.
И по рядам стоящих насмерть ассасинов, решивших умереть, прокатилось громогласное:
- ДО СМЕРТИ!!!
Бой был тяжелым, одним из самых тяжелых в жизни Диего. Один за другим его воины падали на пол, убитые и раненые. Пал и Агнар, которого отрезали от остальных и буквально разорвали на части рассвирепевшие демоны. Когда и как Диего остался, он не помнил. Помнил лишь мелькание стали в полуосвещенной зале да пот, застилавший глаза. Внезапно все закончилось. На него никто не нападал. Низшие демоны стояли сплошной стеной вокруг него. Внезапно ряды их раздвинулись, пропуская Сартана. В его лапе сверкал огромный черный меч.
- Предатель! – прошипел Диего, сверля архидемона злым и яростным взглядом.
- Я служу только одному Повелителю и это – Белиар, глупец! Неужто ты думал, будто кровь такого ничтожного существа, как ты, сможет долго держать меня в повиновении?! ХА!!! – Архидемон ударил своим мечом по королю. Тот перекатом ушел в сторону, не забывая поглядывать по сторонам, но низшие лишь раздались в ширь, освободив больше места для боя. Похоже, он будет драться один на один. Значит, есть шанс отомстить хоть как то.
Внезапно Диего почувствовал, как в груди появилась заоблачная легкость. В голове прояснилось. Мышцы налились силой. В мыслях вдруг начала витать песня. И хоть в бою надо отрешиться от всего, кроме схватки, Диего не удержался и начал тихонько напевать себе ее под нос. Если умирать, то, как говориться, с музыкой.
Шпаги звон, как звон бокала,
С детства мне ласкает слух...
Шпага многим показала,
Шпага многим показала,
Что такое: прах и пух!

Жужжа, клинок короля устремился к демону. Тот отбил удар своим мечом и контратаковал. Диего заведомо ушел с линии атаки, и меч просвистел в пяти сантиметрах от него. Диего рубанул крест-накрест и сделал прямой выпад.
Вжик, вжик, вжик, ХОП!
Уноси готовенького!
Вжик, вжик, вжик -
Кто на новенького?
Кто на новенького?
Кто на новенького?

Нижний перенос, блок, уход с линии атаки.
Подходите... ну, ближе, ближе!
Вам урок преподнесу!
Подлецов насквозь я вижу,
Подлецов насквозь я вижу -
Зарубите на носу!

Пассивной защитой схватку не выиграть, поэтому Диего атаковал в свою очередь. Меч вновь устремился к морде врага. Но не достигнув цели, внезапно меняет направление и рубит по стальным пластинам демона, оставляя на них глубокую царапину.
На опасных поворотах
Трудно нам, как на войне!
И, быть может, скоро кто-то,
И, быть может, скоро кто-то
Пропоет и обо мне:

Все слилось для Диего в пестрый ковер боя. Он атаковал, блокировал, парировал, отходил, снова атаковал.
Вжик, вжик, вжик, ХОП!
Уноси готовенького!
Вжик, вжик, вжик -
Кто на новенького?
Кто на новенького?
Кто на новенького?

Туман застилал глаза. Руки мокры от пота. Эфес меча соскальзывает. Надо остановиться и вытереть руки и рукоять, но нельзя, никак нельзя, иначе – смерть!
Эх, народец нынче хилый!
Драться с этими людьми...
Мне померяться бы силой,
Мне померяться бы силой
С чертом, черт меня возьми!

(Песня из кинофильма «Достояние республики»)
Он лежал на полу с изувеченной грудью, жадно хватая воздух. Из раны тугими пучками билась кровь. Солнце начало всходить и через выбитое окно начало освещать смертельно раненого Диего. Ему эти лучики солнца, или Ока Инноса, показались теплой рукой матери, ласкающей и успокаивающей сына. На душе стало легко. Ворвавшийся ветер прогнал запахи Смерти, витавшие в воздухе. Диего руками нашарил на полу свой верный меч и крепко сжал рукоять. Глаза прикрылись. Учащенно вздымавшаяся грудь теперь вздымалась все реже и реже. И лишь бескровные губы шептали, ставшие столь родными, слова:
- До смерти!..
Появление новых лиц в зале он уже не воспринимал, все больше погружаясь в сладостную дрему, больше похожую на вечный сон…
__________________
На встречу приключениям!!
Topsail вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Hell9999 (30.08.2013), master gothici (14.11.2013), redleha (30.08.2013)
Старый 14.11.2013, 13:44   #7
Модмейкер
Ученик
 
Аватар для Topsail
 
Регистрация: 02.03.2013
Сообщений: 132
Сказал(а) спасибо: 160
Поблагодарили 207 раз(а) в 74 сообщениях
По умолчанию Re: Роман "Дорога домой"

Глава 5
Старые друзья

Spoiler:
- Ардарик! – окликнул молодого человека высокий мужчина средних лет с черными волосами. – Беренгар просил передать тебе, чтобы ты зашел к нему, когда придешь.
- Хорошо, Грейверн, я зайду, - ответил Ардарик, вздохнув. Вот так всегда, стоит тебе запланировать отдых на один денек, как случится что-то, что испортит тебе все планы. Делать нечего, придется идти. И Ардарик пошел по направлению к замку.
Город, как всегда, жил своей жизнью. Сновали стражники, носились туда-сюда носильщики с тяжелыми – и не очень – тюками, торговцы нахваливали свои товары, зазывая покупателей. Некоторые из людей были знакомы, некоторые – нет. С первыми Ардарик здоровался, а на последних не обращал внимания. На вспышки света, идущие со стороны одного из домов, никто уже не обращал внимания – чудак Талиасан, как всегда, практикуется в магии.
Легкий ветерок, просачиваясь сквозь деревянные и каменные строения, трепал прохожих. Этот ветерок хоть как-то помогал против нещадно палящего солнца. Пот градом катил по лицу Ардарика. Наконец, он подошел к воротам перед замком (на Дабнора и Канапуса, стоящих перед небольшим мостом, он не обратил ровным счетом никакого внимания, словно их не существует). Сегодня на страже, прячась в тени, стоял старый вояка Маттео.
Пройдя через ворота замка Парталан, молодой человек оказался во внутреннем дворе. Недалеко от самой цитадели оказался и сам Беренгар, разговаривающий с миловидной девушкой.
- А, Ардарик! Наконец ты здесь! – едва завидев сына мага, которого он убил, сказал вождь мятежников.
- Да, вы просили, вот я и пришел. – С тех пор как Ардарик узнал, кто был истинной причиной смерти отца, ему было все труднее и труднее разговаривать с человеком, которого когда-то считал своим вторым отцом. Вот и сейчас Ардарик постарался скрыть раздражение, возникшее в мгновение ока, и ненависть. Получилось не очень, но Беренгар, казалось, этого даже не заметил. Тот движением руки отослал свою любовницу.
- Ты помнишь, я тебе рассказывал про амулеты Трирамар? – спросил Беренгар, едва девушка ушла в цитадель.
- Да.
- Так вот, я узнал, где находиться второй амулет. Он находиться в нескольких днях пути отсюда в целой системе пещер. Если ты еще не передумал, то вы отправляетесь завтра с небольшим отрядом.
- Я пойду, - твердо ответил Ардарик, хоть ему и не хотелось идти.
- Я рассчитывал на это, - улыбнулся Беренгар. – Группа будет маленькая, ибо большая будет привлекать слишком много внимания: ты, Колль, Леовин, Хамонд, Рафф, Ридинг и Утер.
- Последних двоих я не знаю.
- Значит, завтра узнаешь. Собираетесь утром, сразу после восхода солнца у входа в город. Припасы и снаряжение в дорогу возьмешь у Грейверна. Командиром в группе будет Утер. Все ясно?
- Да.
- Тогда иди собираться. И… будь осторожен, Ардарик, те места очень опасные.
- Хорошо, Беренгар. – И Ардарик, развернувшись, ушел готовиться.
У правой руки предводителя мятежников молодой человек забрал все необходимое: провизию на несколько дней, болты к арбалету, несколько целебных зелий и еще множество мелочей.
Как и было условленно, собрались сразу после восхода солнца на следующий день. Ридингом оказался низкий седой человек с огромной двусторонней секирой. Даже сквозь тяжелый доспех был виден выпирающий живот. Он стоял, любовно поглаживая обтянутую кожей рукоять двуручного топора. Утером был человек среднего роста со стальным взглядом. За спиной висели парные мечи, к поясу был приторочен длинный нож, больше похожий на очень короткий меч. Лук без тетивы был прикреплен к сумке, висящей за правым плечом. Этот человек сразу не понравился Ардарику, слишком холодный и жесткий взгляд. Такой человек спокойно бросит любого в беде, если того потребует дело.
- Раз все собрались, то пошли! – бросил Утер и, не дожидаясь остальных, зашагал за пределы города. Пришлось здороваться со знакомыми по пути.
***
Город остался позади. Высокие каменные стены растаяли в предрассветном тумане. Отряд шел по высокой зеленой траве, которая еле колыхалась от небольшого ветра.
По-утреннему теплые лучи разогнали туман. Ардарик подставил лицо теплому солнцу. Со стороны леса защебетали птицы, приветствуя новое утро. Молодой человек улыбнулся. Именно такое время он больше всего любил. Когда солнце светит не горячо, а тепло, когда ветер слабо дует, обволакивая тебя, когда красиво щебечут птицы, лаская слух. Тихонько напевая песенку, Ардарик кинулся догонять ушедший вперед отряд.
А через несколько дней отряд был уже около пещеры, в которой хранился амулет Трирамар.
***
Свирепый ветер, воя и завывая, метался по горам. Опускался вечер. Двое путников зябко кутались в плащи, пытаясь спастись от холода. Сразу было видно, что один из них привык ходить по горам. Это был атлетически сложенный мужчина молодого возраста. Он шел легко и непринужденно, стараясь двигаться как можно больше.
- Двигайся чаще, вдыхай и выдыхай носом, - наставлял Избранный свою подругу. Та, в очередной раз провалившись в глубокий снег, коротко и витиевато выругалась.
- Тебе-то легко говорить, ты здесь уже не в первый раз, - буркнула она, стараясь следовать его советам.
Шли уже несколько часов после той бойни в лагере нордов. Избранный никак не мог взять в толк, почему на него напали. Он никогда не был врагом нордов и даже сражался больше года назад вместе с ними против орков, заполонивших Нордмар. И тут на тебе… Что-то за этим кроется. Его просто не могли не узнать, не так уж он сильно изменился. Да и норды всегда были гостеприимно настроены к людям-путникам.
Из затянутого тучами неба повалил мелкий снег. Ветер подхватил снежинки и закрутил их в невообразимо красивом танце. Безымянный не в первый раз видел эти танцы ветра, но всегда вновь с новым восхищением взирал на хоровод. Мэри видела все это в первый раз и даже остановилась, в восхищении глядя на незабываемое зрелище.
Горы Нордмара меняют людей. Они что-то ломают внутри, задевают жизненно-важные струны души. Уже однажды побывавший здесь человек никогда не забудет этого покрытого белым саваном великолепия. В мыслях, во снах он вновь будет возвращаться сюда и заново переживать те самые мгновения. Белоснежные вершины, стелющийся невообразимо белым ковром под ногами снег, вечнозеленые ели – все это никого не оставит равнодушным.
Привал сделали через полчаса, когда вышли на хорошо утоптанную поляну. Древесные стволы идеально защищали от ветра. Избранный сразу же расчистил небольшое место для костра, собрал более-менее сухие ветки и, прибегнув к магии, запалил костер. Ужин готовили вместе, получилось неплохо.
Сидя на мягкой шкуре, сытая Мэри с легким прищуром смотрела на костер, погруженная в свои мысли. Она протянула руки к костру и внезапно спросила, кинув взгляд на Безымянного:
- А почему ты мне никогда не рассказывал про свою жизнь до того, как мы встретились?
Избранный опустил голову и промолвил:
- Нужды не было. К тому же я надеялся, что смогу, если и не забыть о том вовсе, то хотя бы поменьше вспоминать. Последние годы моей жизни – бесконечная череда битв. Кровь. Смерть. Боль. Страх за друзей, которые безропотно шли за мной даже в пасть Зверю. Нет, я не стыжусь того времени: убивал я только врагов, которые угрожали мне, друзьям и родине. Но слишком уж много крови я пролил. До сих пор иногда мне сняться лица убитых мной людей. Кто-то смотрит на меня с укором и ненавистью, кто-то, кто бился со мной плечом к плечу и погиб, улыбаются. Тяжело становиться, когда вспоминаю об этом.
Мэри несколько секунд пристально смотрела на него. Где-то в отдалении завыл снежный волк, но на него так никто и не обратил внимания. Наконец она спросила:
- Может тогда расскажешь мне? И мы вместе пронесем эту ношу.
Избранный поднял голову и посмотрел на свою возлюбленною. Она смотрела на него решительно и серьезно. Она действительно готова разделить эту ношу с ним. Решившись, Безымянный начал:
- Про первую пору своей жизни я тебе говорить не буду, получится слишком долго, скучно и обыденно. Та пора моей жизни мало чем отличалась от жизни других. Начну я с того, что попал за магический Барьер… - Избранный рассказывал несколько часов. Мэри слушала внимательно. Перед ней то и дело, словно наяву, мелькали картины былых битв, прекрасные пейзажи, могучие воины. Безымянный рассказывал все без утайки, начиная от его жизни за Барьером и заканчивая встречей с Мэри. Его рассказ лился в сгущающихся сумерках. Звуки ветра и животных стихли над ними; казалось, сама природа хочет услышать о его приключениях. Наконец, он закончил и посмотрел на Мэри. Как она отреагирует? Не уйдет ли, не прогонит? Странно, но эта рыжеволосая девушка занимала все его мысли, Безымянный боялся потерять ее. Он ведь и согласился, чтобы она пошла в этот поход с ним, только чтобы не расставаться с ней. Наверно это и называется любовью. Девушка поднялась, отряхнулась от налипшего к одежде снега и подошла к Безымянному. Присела к нему на колени, обвив руками шею, после чего сказала:
- Я рада, что ты рассказал мне все. Клянусь, что помогу пронести эту ношу с тобой, никогда не брошу и не предам! – Она наклонила голову и поцеловала Избранного. У того на душе потеплело, стало легко.
Неожиданно их прервал громкий звук сминаемого под сапогами снега. Избранный мгновенно вскочил и повернулся в сторону звука, закрыв своей спиной Мэри. В его правой руке блеснул клинок, отражающий в себе свет костра, а в левой заклубился небольшой пучок ярко-рубинового цвета. Он уже собирался выпустить на волю магию, когда заметил бегущих к нему людей. Подозрительно знакомых людей…
- Горн? Мильтен? – недоверчиво протянул он, после чего впитал магию обратно, а меч вложил в ножны, и бросился к двум людям, только недавно выбежавшим из-за большого валуна. Он остановился перед ними, внимательно разглядывая их. Оба человека были закованы в кандалы, только у из них, одетого в красную поношенную мантию, цепи то начинали слегка светиться зеленым, то вновь потухали. Сразу было видно, что все трое давние если и не друзья, то знакомые точно, ибо они начали обниматься, хлопая друг друга. Мэри было забавно наблюдать, как это пытаются сделать закованные в цепи люди. Наконец, совместные изъявления радости и восторга закончились, все трое подошли к костру.
- Мэри, знакомься! Это мои друзья Горн и Мильтен. Горн, Мильтен, это Мэри.
Мэри знала обоих по рассказу Безымянного. Она сразу принялась рассматривать двух друзей ее возлюбленного.
- Приятно познакомиться! – слегка поклонился тот, кого назвали Мильтеном.
- Здорово! – пробасил второй. Он был почти на полголовы выше Избранного и темнокож. Даже одежда не могла скрыть его могучие бугрящиеся мышцы. В отличие от Мильтена он не стал раскланиваться.
- Привет! – не осталась в долгу Мэри, сделав неуклюжий реверанс.
- Может, ты сначала освободишь нас? – как бы невзначай поинтересовался Горн у Безымянного.

- Так посидите, - парировал тот. – Как попались, так и освобождайтесь.
Но, тем не менее, Избранный взмахнул рукой, и из нее посыпался пучок грязно-рыжих искр, которые накинулись на цепи. Через несколько секунд те насквозь проржавели и опали без чьей-либо помощи. Двое друзей начали растирать онемевшие запястья.
- Когда ты вернулся? – спросил Мильтен, повернувшись к Безымянному.
- Чуть больше двух месяцев назад, - ответил тот.
- Мы уже и не думали, что ты когда-либо вернешься. Впрочем, я чертовски рад тебя видеть. – На лице мага проступила мальчишеская улыбка.
- Я тоже рад. А за то, что ты снял с меня эти треклятые цепи, я тебя готов расцеловать, - прогремел Горн своим могучим басом.
- Вот как-нибудь обойдемся без этого, - важно заметил Избранный. – Можно обойтись простым «спасибо».
- Ты так и собираешься держать нас тут вдали от костра и того котелка, от которого так приятно пахнет? – невинно поинтересовался здоровяк. Все улыбнулись.
- Некоторые вещи совсем не меняются, - заметил Избранный, все еще улыбаясь, и пригласил друзей к костру.
- А почему ты вернулся? – спросил Мильтен. Когда он почувствовал вернувшуюся к нему магию, он стал чувствовать себя гораздо лучше и увереннее.
- Появились новые обстоятельства.
- Какие?
- … Ну вот вы все и знаете, - закончил Избранный. Его рассказ длился почти час. За это время успели не только сытно поесть, но и выпить несколько бутылок вина, которым Горн обрадовался как ребенок. Друзья слушали внимательно, изредка перебивая, когда хотели что-то уточнить.
- Красная Звезда… Я видел ее. Причем два раза. Первый раз случился через месяц после твоего ухода. А второй – несколько дней назад, когда нас поймали. Если тебе нужны помощники в твоем деле, то я – да и Горн, думаю, не останется в стороне от хорошей драки – с тобой.
- Точно не останусь, - подтвердил Горн и отхлебнул от початой бутылки вина.
- Спасибо, друзья! Мне ваша помощь очень пригодиться, - сказал Избранный искренне. Ему, черт возьми, приятно, что есть такие друзья, которые не обвиняют тебя, когда ты совершил ошибку, а, наоборот, помогают подняться и идут с тобой до конца. – А теперь ваша очередь рассказывать, как вы докатились до такой жизни.
Мильтен с Горном переглянулись и обрушили на голову Безымянного свою историю.
***
Трудно описать словами то смятение, охватившее магов, когда они лишились Богов и магии. Казалось бы, всегда мудрые и уравновешенные люди, большую часть своей жизни посвятившие концентрации и самоконтролю, не способны так паниковать. Но нашлась-таки новость, которая выбила и их из колеи, причем почти всех разом.
Единственным, кто сохранял хотя бы видимость спокойствия, был Мильтен, молодой еще маг, всего несколько лет назад вставший на путь служения Инносу. Но и ему это показное спокойствие далось с трудом. Просто он, в отличие от остальных, был внутренне хоть как-то готов к этому. О планах Избранного Инноса последователю Бога порядка и справедливости было известно от самого Безымянного. Тот не считал нужным скрывать от своего друга что-то и рассказал. Он очень хорошо помнил тот разговор возле стен монастыря.

«- Ты не можешь поступить так, - попытался перекричать свирепый ветер Мильтен. Часть слов ветер отнес в сторону, но Избранный расслышал благодаря своему чуткому слуху.
- Это единственный способ, Мильтен, - прокричал в ответ Избранный. – Я хочу, чтобы мои, твои и потомки других людей жили в мире, не боясь нашествий тьмы. Война Инноса и Белиара зашла слишком далеко, ты и сам это видишь. Повсюду нежить встает из своих могил. Драконы, приспешники Белиара, бороздят небеса; я хоть и убил их всех, но не факт, что не появятся новые. Демоны появляются то тут, то там, и нет им числа.
- Мы должны бороться со всем этим! Иннос дает нам эти испытания, чтобы мы учились и становились сильнее!
- Хватит с нас владычества Инноса и других небожителей, Мильтен! Учиться и становиться сильнее можно и другими способами, менее дорогими. Сколько женщин, детей и просто хороших людей погибло во время противостояния братьев? Не счесть. Как не счесть и слез, пролитых матерями по своим сыновьям и мужьям.
- Но ведь война закончилась. Последние отряды орков терпят поражение за поражением, Миртана свободна от них. Избранный Белиара низвергнут во мрак благодаря тебе, вместе с чертогами Зверя. Ты добыл все пять артефактов Аданоса и, заполучив Скипетр Варанта и Посох Вечного Странника, можешь преподнести их Инносу, что положит начало новой эре, эре мира, процветания и всемирного порядка. Король Робар будет, несомненно, благодарен тебе за это.
- А так ли хорош всемирный порядок? Боюсь, что в этом, как и во всемирном хаосе, нет ничего хорошего. Чаши весов склоняться уже на другую сторону, мировое равновесие будет вновь нарушено. «Завоют стужи, запылает рассвет и закат. Кровь польется полноводной рекой, образуя новые кровавые озера. Появятся города, состоящие сплошь из костей и мертвой плоти. Вороны и грифы будут пировать, поедая тела умерших. Брат пойдет на брата, отец – на сына, сын – на отца. Начнется война всех со всеми. Не будет ни правых, ни виноватых, ни победителей, ни побежденных. И все это обрушиться на мир, если чаши весов мирового равновесия покачнутся в одну из сторон и останутся в таком положении надолго». - процитировал Безымянный фразу, которую прочитал в башне Ксардаса совсем недавно. – Несчастье обрушиться на весь мир. Этого ты хочешь? – И не давая другу времени возразить, Избранный продолжил: - А Посох со Скипетром уже у меня. Благодарность мертвого короля мне не нужна! Это из-за него страна докатилась до такого.
- Что ты хочешь сказать под словами «мертвого короля»? Что ты убил его? – По лицу мага прокатилась мертвенная бледность.
- Да, я вместе с Ли убил короля и забрал с его трупа Скипетр.
- Да ты хоть понимаешь, что ты наделал? – закричал маг в ужасе. – Из-за смерти законного короля начнется борьба за власть. Снова начнется смерть, кровь и разрушения. Начнется все то, от чего ты хочешь оградить нас всех.
- Я подумал об этом, Мильтен, - возразил Безымянный. – Поэтому, пока не началась грызня за власть, мне удалось посадить на трон Ли. Королевские гвардейцы и паладины не возражали, а те, кто возражали, больше возражать не станут. – От этой холодности, прозвучавшей в голосе Избранного Инноса, мага всего перекосило. – Ты пойми меня, друг, я стремлюсь лишь оградить вас всех. Если лишить мир власти Богов, то написанное в «Анналах Тьмы» никогда не сбудется! Хоть и не будут остановлены остальные войны между людьми – такое остановить никому не под силу, - но будут остановлены орды нечисти, сеющие страх и ужас в умы простых людей! Демоны навсегда утратят возможность попадания в наш мир! Ради всего этого я готов заплатить такую цену и уйду туда, куда направят меня дороги судеб.
Мильтен несколько секунд в упор разглядывал друга, размышляя что-то про себя, потом вздохнул и сказал:
- Я так понимаю, отговаривать тебя смысла не имеет. – Избранный отрицательно помотал головой. – Хорошо, я принимаю твое решение, хоть и не одобряю. Возможно, твой выход и является наилучшим в данной ситуации, поэтому… поэтому я решил идти с тобой. Думаю, что тебе пригодиться моя помощь.
- Нет, Мильтен, ты не можешь пойти со мной по нескольким причинам. Во-первых, тут поднимется знатный переполох, скорее всего вместе с Богами уйдет и ваша магия, поэтому здесь понадобиться твоя помощь, чтобы сохранить здравомыслие. Во-вторых, это мой путь, мой и Ксардаса. Мы с ним Избранники Богов, и кому, как не нам идти по этой дороге.
- Хорошо. Прощай, Избранный! Прощай, друг!
- Прощай, Мильтен! Удачи!
Старые друзья, проверенные множеством схваток и испытаний, крепко обнялись, зная, что больше никогда не свидятся. После Безымянный отстранился и, развернувшись, убежал прямо в сгущающиеся сумерки.»

<Я знаю, что подобного диалога в третьей готике нет, но по ряду разных причин решил на свой страх и риск добавить его. Для полноты раскрытия содержания.
Автор.>

Как и просил Безымянный Мильтен ходил от одного человека к другому, пытаясь успокоить каждого. Кто-то принимал помощь и кое-как успокаивался, но все же гораздо больше было именно тех, кто не поддавался ни на какие на уговоры.
В конце концов Мильтен собрал всех тех, кто мог здраво мыслить в данный момент. Он несколько раз ударил в массивный золотой колокол, висевший над монастырем в Нордмаре. Чистый и хрустальный звон разнесся по всему двору, словно магически действуя на поддавшихся панике людей. Сам Мильтен взобрался на возвышение и начал оттуда свою речь. Что он там говорил, собравшимся внизу людям, он и сам не помнил. Главное, что люди постепенно начали приходить в себя. Впрочем, окончательно все успокоились лишь на следующий день, когда и состоялось общее собрание. Присутствующие там бывшие маги и немногие послушники пытались выяснить, почему из мира ушли Боги. Выдвигались одна версия безумнее и глупее другой. Высказаться пытались все, кроме Мильтена. Тот стоял отдельно от остальных и не вступал в дискуссию. Рассказывать про реальное положение вещей он не собирался, считая, что ни к чему хорошему эти известия не приведут. В конце концов договорились, что это была какая-то акция темных магов, терпящих поражение за поражением. Но они что-то там напутали и в итоге изгнали всех Богов вместе. Как они это умудрились сделать, так и не пришли к определенному выводу. Закончилось все тем, что было выслано несколько групп на поиски этих темных. Про уход небожителей решили простому люду не говорить, чтобы не сеять лишнюю панику. Отправили несколько человек на поиски остальных магов, в том числе и магов Воды.
Так и жили. Бывшие маги и послушники по привычке ходили на ежедневные молитвы. Так же проповедовали священники в церквях и весях. Безымянный не обманул: ему действительно удалось посадить на трон Ли, причем почти без крови. Практически все приняли нового короля, так как знали его хорошо, в частности то, что его оклеветали. Лишь несколько лордов, одни из тех лизоблюдов короля Робара II, которые способствовали подставе генерала Ли, попытались поднять восстание. Но назревающий бунт удалось подавить быстро.
В Варанте после смерти Зубена начал править совет трех, поддерживавших политику покойного короля. Но не все люди в пустыне поддерживали их, слишком долго Варант воевал, народ устал от бесконечных битв. Назревало восстание. Диего первым смекнул, что к чему, и начал активно готовиться к восстанию, подкупая и шантажируя нужных людей. Ему удалось собрать довольно большой отряд из недовольных, и под покровом по-пустынному холодной ночи они захватили бывший дворец Зубена. Вскоре люди Диего посадили его на трон.
Политика хоринисца коренным образом отличалась от политики Зубена и совета трех. В короткие сроки были уничтожены все алтари темного божества. В течение нескольких дней был подписан ряд выгодных, как для Миртаны, так и для Варанта, договоров. Жизнь налаживалась. Границы были открыты, и любой желающий мог свободно ходить из одного королевства в другое.
По просьбе нового короля Миртаны Лестер «вспомнил» про завещание покойного графа Бергмара фон Минненталя. Сказать по правде, Лестер не очень восторженно относился к своему наследству, которое он добыл с помощью Безымянного, но проверенные друзья еще по каторге объединенными усилиями уговорили его принять наследство, отправиться на остров Хоринис и наладить добычу руды. Ларес отправился вместе с ним.
Остатки от недобитой орочьей Орды разделились на два отряда. Первый, под предводительством шамана Ур-Шака, решил жить в мире с людьми. Им дали кров, пищу и работу. Союз орков и людей принес огромные плюсы всем. Второй отряд не захотел смириться с поражением и на свой страх и риск продолжали войну с людьми, но после ряда поражений были вынуждены бежать за непроходимые горы. Друид Торн со своими странниками – единственные, кто решил преследовать их. С тех пор о них не было никаких известий.
Буквально за год удалось очень многое отстроить. Были восстановлены разрушенные во время войн города и фермы. Благодаря правильной политике Ли экономика быстро возвращалась в норму.
И все было хорошо. Простые люди так и не узнали, что Боги были вынуждены уйти из мира. Лишь несколько особо важных особ знало об этом, Ли в их числе.
Почти год прошел с тех пор, как мир коренным образом изменился. Но снова произошли события, изменившие Мордраг. Однажды утром маги обнаружили, что их способности вновь вернулись к ним. Как вернулись и Боги.
Из собрания, которое собрали по этому поводу, Мильтен вышел в смешанных чувствах. И было от чего! Его, одного из самых молодых магов Огня в Миртане, выбрали Верховным магом Круга Огня! Когда кто-то выдвинул его кандидатуру, поднялась страшная суматоха. Сам он был настолько ошеломлен, что даже лишился дара речи. Все маги разделились на две группы. Одна пыталась протолкнуть на этот пост Мильтена, а другая этому активно сопротивлялась.
- Нет! – закричал в этой суматохе молодой маг. В мгновение ока образовалась тишина, все хотели выслушать его. – Я еще слишком молод, чтобы занимать этот ответственный пост. Я не готов к этому!
- Мудрые слова! – заметил Альтус, старый, опытный и мудрый маг Огня. – Именно этих слов я и ждал от тебя. Поверь, если бы ты обеими руками ухватился за эту возможность стать Верховным магом, то я бы приложил все свои усилия, чтобы не допустить этого. Теперь же я вижу, что ты достаточно умен и мудр, ты трезво оцениваешь свою возможность занять этот пост и отказываешься от него. Поэтому я считаю, что лучшего Верховного мага нам не найти. А теперь встаньте те, кто считает, что Мильтен должен занять этот пост.
Один за другим маги начали подниматься, выражая этим свое согласие, пока не поднялись все, кроме одного.
- А теперь встаньте те, кто против. – это уже была чистая формальность, так как большинство уже было согласно.
Мильтен поднялся и под насмешливыми взглядами постоял в гордом одиночестве, а потом плюхнулся на свой стул. Альтус встал со своего места и торжественно провозгласил, ударив три раза по мраморному полу своим посохом:
- Господа, единогласным решением мы выбрали нового Верховного мага Круга Огня. Им стал Мильтен!
- Да здравствует Верховный маг Огня Мильтен!!! Да здравствует Верховный маг Огня Мильтен!!! Да здравствует Верховный маг Огня Мильтен!!! - проревело три десятка глоток. Молодой маг на несколько мгновений оглох, так как помещение было маленьким, и звук от этого получился очень громким.
Альтус протянул Мильтену новехонькую мантию ярко-красного цвета с серебристыми полосками на рукавах. Полы мантии изображали на себе язычки пламени. Вместе с мантией старый маг Огня протянул еще и серебристый посох с крупным рубином на оголовье.
- Примите ваши регалии, Мильтен!
Под десятками взглядов маг натянул на себя мантию и взял в руки посох. Рубин в посохе слабо засветился. Все маги до единого преклонили перед ними одно колено и произнесли клятву Огня. Обряд требует и обратной клятвы от новоизбранного Верховного мага, поэтому Мильтен, прочистив хриплое горло начал свою часть, путаясь и забываясь:
- Клянусь Священным Огнем Инноса, что мысли и помыслы мои отныне и вовеки веков будут направлены на служение Инносу! Клянусь с честью пронести имя Его на своих устах! Клянусь судить справедливо! Клянусь!!! – Вокруг молодого мага полыхнуло. Мгновенно возникшее пламя обхватило его, закрыв от остальных. Мильтен даже не успел как следует испугаться, как пламя опало. Странно, но жара от близкого соприкосновения с огнем совсем не было.
- Клятва принята! – торжественно объявил Альтус.
Мильтен сразу понял, что с Безымянным что-то случилось, что-то из ряда вон выходящее, раз тот вернулся. Более никак объяснить внезапный возврат Богов и магии в мир он не мог. По мере своих сил он начал искать того, подключив всех своих друзей. Но никаких следов человека без имени они так и не нашли. Почти месяц продолжались поиски, но их пришлось резко прервать.
В один из дней в тронный зал короля Ли заявилась группа людей и орков под предводительством некоего Мортака. Мильтен с Горном в тот момент как раз находились в тронном зале Миртаны. Без лишних слов Мортак заявил свои права на трон. Его люди быстро обнажили мечи, копья и топоры и атаковали совершенно неготовых гвардейцев короля. Но те быстро оправились и организовали достойную оборону.
Впрочем, это мало помогло. Мортак был подобен демону войны, его удары были стремительны, точны и смертельно опасны. Не прошло и трех минут, как он сошелся в бою одновременно с Ли и Горном и… одолел их обоих. Горн лежал в другом конце зала со сломанной рукой. Ли же лежал недвижим, словно труп. Но он был жив, лишь лежал без сознания.
Мильтен преградил дорогу Мортаку к телу короля и выпустил смертельную волшбу на волю, которую готовил уже несколько минут, когда понял, что против мятежников им не выстоять. Вся беда таких мощных заклятий заключается в том, что их надо долго готовить, при этом вкладывая в заклятие очень много сил.
Из правой ладони молодого мага вырвался столб огненно-рыжего огня. Ревя и яростно завывая столб устремился прямо к главарю мятежников. Когда до столкновения оставалось всего две секунды, Мортак вытянул вперед правую ладонь. Его тотчас же окутало золотистое мерцание.
Две волшбы встретились, две Силы. Столб огня мага растекся по волшебному щиту мятежника и обволок того полностью. Их противостояние шло всего минуту, а у Мильтена уже вздулись вены, и на лбу выступила испарина. Поддерживать даже столь малое время такое мощное волшебство было выше его сил. Миг – и Верховный маг прекратил отдавать магическую энергию волшбе, отчего заклинание сразу же угасло.
Во внезапно наступившей тишине послышался тихий каркающий смех, пробиравший до глубины души. Это смеялся Мортак.
- Уже выдохся, Верховный маг? – спросил он с издевкой. – Тогда, моя очередь. – И не дожидаясь ответной реакции, он взмахнул рукой, и молодого мага отбросило к стене, где лежал Горн, пытавшийся встать.
Мортак медленно подошел к неподвижному Ли, наклонился, снял с головы короля корону и водрузил ее на свою. В это время двери тронного зала открылись, и в проеме показались королевские паладины во главе с Хагеном. Мортак резко развернулся к непрошенным гостям. Во время этого разворота, Мильтен успел заметить два огонька безумия в глазах мятежника. Паладины уже собирались броситься в бой, когда внезапно остановились и опустились на колени, низко склонив головы.
- Приказывайте, Ваше Величество! – одновременно все вместе прогремели они.
«Да что же это происходит?!» - возмутился Мильтен, лежа без сил. – «Неужели заговор?»
Теперь уже узурпатор повернулся к двум друзьям и собирался что-то сказать, но не успел. Мильтен уже принял решение, решение опасное, после которого он, если выживет, то почти неделю проваляется без сил. Жаль, что Ли лежит так далеко, до него не дотянуться. Из последних сил молодой маг дернулся и подполз к Горну, положил на того руку и прочитал заклятие малого переноса. Читать заклинание телепортации без предварительных вычислений – смертельно опасно. Сейчас он рисковал не только собой, но и другом. Яркие синие вспышки окутали двух друзей, и они исчезли в голубой вспышке портала.
Во время переноса у Мильтена возникло такое ощущение, будто его ободрали миллионами кошачьих когтей. Желудок оказался где-то в области шеи, его едва не вырвало. Оглядев снежное пространство, где он оказался, Мильтен упал без чувств, почти не дыша.
Горн с сомнением оглядел друга. Как нести его со сломанной рукой? Куда идти? Место, где они оказались, было бывшему наемнику незнакомо. Без сомнения, они в Нордмаре, только тут бывает такой обжигающе холодный, такой чистый воздух. Но вот только в какой части?
С кряхтением Горн здоровой рукой поднял друга и закинул того на плечо. На это у него ушло несколько минут. Выбрав наугад направление, он пошел в ту сторону.
Хлопья снега бросались ему в лицо. Сломанная рука неимоверно болела, но Горн терпел, как терпел всегда. Стиснув зубы, он шагал дальше. Конечности словно омертвели, пальцев на ногах он почти не чувствовал от холода. Жутко хотелось есть, он не ел с самого утра.
Сколько он так шел, Горн не помнил. Око Инноса уже давно начало заходить за горизонт, а Мильтен так и не очнулся. Похолодало. В сгущающихся сумерках завыли волки. В этом вое слышалась страшная тоска… и голод.
Бывший наемник шагал уже из последних сил, держась лишь за счет своего упрямства, которому мог позавидовать любой болотный придурок, когда речь заходила о Спящем. Плечо, на котором лежал маг, словно онемело. В животе урчало. Не было и речи, чтобы остановиться, разбить лагерь, убить какого-нибудь съедобного зверя и приготовить того на вертеле над весело трещащим костром. Если он остановиться, то уже не сможет продолжать путь, слишком много сил было отдано.
Вновь завыли волки, но теперь гораздо ближе, чем обычно. Затем в темноте зажглись две желтые точки, потом еще две, а потом еще… Всего таких точек Горн насчитал десять. Пять пар глаз внимательно смотрели на него. На поляну в неярком свете бледной луны, осторожно ступая, вышли пять тощих волков с облезлой шерстью.
- Ну вот и все, - пробормотал Горн, осторожно кладя друга на хрустящий снег. Вытащил из-за голенища кожаного сапога, наполовину мокрого от снега, длинный нож и встал в стойку. Горн всегда предпочитал большие топоры, а ножи и кинжалы всегда презрительно называл зубочистками, хоть и носил всегда на всякий случай нож в сапоге. Недалеко от них ушли и одноручные мечи, к двуручным же он относился несколько лучше. Но любимого, прошедшего вместе с ним все горнило войны, топора у него не было; он так и остался лежать в тронном зале. А жаль… Только толку в данной ситуации от него было бы немного, одной рукой тяжелым топором много не намашешь.
Волки начали осторожно обходить воина, беря того в полукольцо. Зарычав, один волк, тот, что стоял прямо перед Горном, не выдержал и кинулся на человека в высоком прыжке, надеясь повалить того на снег, впиться острыми зубами в незащищенное ничем горло и пить горячую кровь.
Но его надеждам не было суждено сбыться. Горн резко упал на спину, выбросив вперед руку с зажатым в ней ножом. Холодно блеснула сталь, и нож вонзился прямо в брюхо дикого зверя, вспарывая живот, как бумагу. Чтобы оружие не осталось в брюхе все еще летящего зверя, Горн согнул руку в локте. Дикое животное перелетело дальше и упало, провалившись в снег. Весь в чужой крови, Горн быстро поднялся.
Зарычав не хуже раненого мракориса, он вновь изготовился. Когда жизнь висит на волоске, когда адреналин боя пьянит получше, чем самое терпкое вино, когда ты готов защищать не только себя, но и друга, все отходит на второй план. Остается только танец боя, только одна цель – победить. Победить, кого угодно!
Второй волк кинулся на него, немного опередив своих товарок. Горн, отдавшись ярости боя, даже не почувствовал боли, когда сломанной рукой подбросил вверх голову зверя, обнажая шею с редкой серой шерстью. В следующий миг он взмахнул ножом, перерезая горло волку. Тот упал бездыханным, окрасив снег и человека своей кровью.
Третий волк успел вцепиться зубами в здоровую руку. Нож выпал из ослабевших пальцев. На человека уже готовились прыгнуть остальные два волка, но Горн начал вращаться вокруг своей оси. В результате волк, держащий в своей зубастой пасти запястье человека, отцепил зубы и улетел, сбив с лап другого зверя, и они покатились по снегу.
Морщась от нахлынувшей боли, воин резко ушел в сторону, пропуская волка мимо себя, и, когда тот пролетал рядом с человеком, от всей души пнул того ногой по облезлому брюху. Волк подлетел еще выше и рухнул в снег недалеко. Попытался встать, но не успел. Горн уже подскочил к нему и со всей силы ударил локтем по спине зверя, ломая хребет. Послышался хруст и волк упал обратно, недвижим.
Осталось двое. Кровь пульсировала в жилах в такт биению сердца. Не осталось ничего кроме боя. Крови! Крови! – стучало в висках.
Двое волков уже вновь были на лапах и осторожно приближались к жертве. Если смерть сородичей чему и научила их, то только некоторой осторожности. Но никак не уму.
Один волк пригнулся, острые уши были прижаты к голове, выдавая крайнюю степень ярости. Он зарычал, из пасти вниз потекла тягучая вязкая слюна. Поведение другого зверя было весьма похожим на поведение первого. Они начали обхватывать человека с двух сторон. Синхронно прыгнули, думая, что человек не сможет держать в поле зрения два совершенно разных направления.
Буквально в последний миг Горн сделал кувырок вперед. Стук двух тел друг о друга показал воину, что его расчет оказался верен. Пока волки ошалело трясли головами, Горн подлетел к одному из них и врезал носком сапога по морде снизу. Клацнули челюсти. Зверь взревел. Из перекушенного языка хлынула кровь. Тем временем бывший наемник подошвой сапога ударил последнего волка по пасти. Тот обиженно взревел и отшатнулся назад, когда удар пришелся на самое чувствительное – нос. Воин резко повернулся к волку с перекушенным языком и большими пальцами рук вдавил глазницы внутрь, не обращая внимания на боль. Зверь еще пуще прежнего взревел.
«Этот теперь не представляет угрозы, - подумал Горн, - поэтому займемся последним».
Последний волк уже оклемался. Воин и зверь встретились взглядами, как два хищника. В глазах у каждого читалось смертельно опасная ярость, неукротимость и острое желание жить, наравне с желанием выиграть бой, во что бы то ни стало.
Они начали осторожно сближаться. Горн без труда узнал в этом волке вожака стаи. Кое-где плавные и медленные, даже кошачьи, движения сменялись опасными и быстрыми, как у мракориса, учуявшего добычу.
Нож лежал далеко. Горячка боя отбросила человека подальше и от оружия и от совершенно беззащитного друга. Если из леса сейчас выйдут новые враги, то друг окажется в смертельной опасности.
Впервые за все время схватки подул ветер. Ветер легкий и свежий. Ветер, приносящий облегчение уставшему, натруженному телу. Это и послужило сигналом к атаке.
Два хищника устремились друг к другу. Горн вновь ударил носком сапога, голова зверя отлетела вверх. В тот же момент Горн без замаха ударил правой рукой, рукой, которую прокусил один из волков, по голове зверя. Потом еще раз, добавив ногой снизу. Удары сыпались один за другим на несчастное животное, тот даже не успевал огрызаться. Наконец, после очередного мощного удара здорового человека лапы у волка подкосились, и он свалился без сил, как куль с мешком.
Осталось всего несколько ударов, и животное умрет. Горн подбодрял себя, как мог, но нанести эти последние удары был не в силах. Окровавленный кулак его так и висел в воздухе, а темно-карие глаза смотрели в желтые с серыми узкими зрачками глаза волка. Глаза, которые выражали такую тоску и мольбу, что озноб прошел по коже.
Зверь просил о пощаде, просил не словами, как человек, а чувствами, кои могут испытывать любые разумные и неразумные создания. Кулак Горна сам собой опустился. Горячка и ярость боя прошла, оставив после себя в душе странное опустошение. Кровь отхлынула от лица. Мысли вновь стали ясными. И хоть разумом воин понимал, что стоит добить волка, что не стоит оставлять в живых врага, но сделать он этого был не в силах. Знал, но не мог.
- Уходи, - прохрипел Горн, мотнув головой в сторону леса, - уходи пока я не передумал.
Волк, словно поняв, что говорит двуногий, с трудом поднялся. Потом подошел к человеку. Тот мгновенно напрягся, но волк лишь высунул язык и слизнул капающую с запястья кровь, развернулся и медленно побрел в направлении леса, кинув напоследок двуногому благодарный взгляд. Вскоре он исчез в ночной тьме.
Бывший наемник словно спал с оцепенения. Огляделся. Заметив блеснувший на снегу нож, он подошел к нему и поднял его. Тем временем волк, которому Горн выдавил глазные яблоки, скуля, тер передними лапами пустые глазницы. Никакой жалости к этому зверю он не испытывал, поэтому ударом ножа он положил конец всем его мучениям. Потом человек добил и того дикого зверя, которому ранее сломал хребет.
Все, поле боя осталось за ним. Но никакой радости он от этого не испытывал. Боль огненной волной прошлась по телу, когда он вновь мог здраво мыслить. Тупая, ноющая в висках боль, словно скверна Тьмы в теле. Он, кажется, застонал и начал медленно оседать на снег.
Вспомнив о лежащем посреди холодного снега друге, он быстро вскочил, отчего боль лишь усилилась. Горн старался не обращать на нее внимания. Мильтен, к его радости, был жив и дышал.
Вдруг накатилась страшная усталость. Холодный и мокрый снег показался Горну мягкой и теплой постелью. Он медленно лег и сразу же вырубился.
Так и лежали два еле живых тела посреди четырех трупов животных…
Очнулся Горн от ароматных запахов, струящихся по воздуху. Вдохнув полной грудью свежий воздух, воин приподнялся на локтях и огляделся. Он лежал на теплой звериной шкуре недалеко от костра, над которым булькал котелок, от него то и исходил приятный пряной аромат. Помешивая деревянным черпаком варево в котелке, сидел высокий полноватый человек, скрестив ноги на шкуре. Возле него лежал широкий меч без всяких излишеств, просто добротно сработанное оружие. На вид он был довольно молод, хотя живущие в горах Нордмара люди всегда выглядят моложе своего возраста. Ему могло быть одинаково и двадцать лет, и тридцать, и даже сорок.
Стрельнув глазами на очнувшегося человека, неизвестный воин полуспросил-полусказал:
- А, очнулся? Долго же ты пролежал без сознания. Хотя твой друг так и не очнулся.
- Погоди, - поморщился Горн. – Что с Мильтеном? И кто ты такой?
- Меня зовут Лодар, я охотник из клана Волка. А с Мильтеном, если ты имеешь в виду молодого человека в потрепанной мантии мага Огня, то с ним все в порядке. Если не считать, конечно, того, что он до сих пор без сознания и дыхание его прерывисто.
Только сейчас Горн заметил, что левая рука у него заботно перевязана, а раны и царапины, полученные в битве в тронном зале и в схватке с волками, должным образом обработаны, под повязками.
- Я тебя слегка подлатал, - продолжил Лодар, заметив, как спасенный им человек начал оглядывать себя сверху донизу, - а то больно ты неприглядно выглядел. Что с другом-то случилось?
Горн на несколько секунд задумался, решая говорить ли этому охотнику о случившемся в тронном зале. Потом, решившись, он рассказал про схватку в тронном зале, про последующее бегство и закончил битвой с волками.
Внимательно слушавший Лодар, когда воин закончил, сказал:
- М-да, повезло вам, нечего сказать. Что ты намерен делать?
- Мне надо срочно в монастырь магов Огня отдать друга, чтобы вылечили. Надеюсь, что и меня подлатают, после попробую вызволить Ли, если тот жив.
- Я знаю Ли, не лично – слышал. Он во всех отношениях достойный человек. Будет плохо, если оставить все как есть. Думаю, в Нордмаре найдется немало охотников, которые захотят помочь тебе.
- Как ты на нас наткнулся? – спросил Горн.
- Я шел на охоту, когда мимо меня пролетел весьма потрепанный волк. Причем, он меня даже не заметил, только ветер просвистел. Я решил посмотреть, от кого мог волк так быстро бежать и пошел по его следам назад. В результате вышел на поляну, а там четыре мертвых волка и два полуживых человека без сознания. С трудом я оттащил вас подальше от места схватки, а когда рассвело, разбил лагерь. Через некоторое время и ты очнулся, - не вдаваясь в подробности поведал Лодар.
- Спасибо тебе! – поблагодарил Горн. – Если тебе нужна будет помощь, то обращайся ко мне, я тебе помогу, чем смогу.
- Я запомню, - улыбнулся Лодар.

Семь человек двигались бесшумно. Снегоступы оставляли едва заметные следы на снегу. Люди шли словно на войну. Каждый нес на себе целую гору оружия, из которого меч – самое безобидное, что было у них.
Горн взмахнул рукой, и люди остановились и начали быстро разбивать лагерь.
- Костер не разводим, - начал отдавать команды бывший наемник. – Быстро едим и двигаемся дальше.
Почти две недели прошло с тех пор, как он с Мильтеном бежал из тронного зала, и неделя – с тех пор, как Верховный маг Огня оказался на попечении магов. Те пообещали привести друга в чувство уже через несколько дней. Когда это случиться, Горн ждать не стал и, собрав маленький отряд добровольцев, так как большой привлечет ненужное внимание, отправился обратно в Миртану, чтобы освободить Ли. Его самого наскоро «подлатали» маги Огня.
Взглянув на достигшее своего зенита Око Инноса, Горн сел на расстеленную шкуру и достал из сумки еду, после чего быстро поел. После быстрого обеда отряд отправился дальше.
Через два дня они оказались уже в Миртане в окрестностях Сильдена. Осторожно пробираясь через кусты и оставляя как можно меньше следов, отряд остановился в небольшом подлеске в миле от города. Неизвестно на чьей стороне этот город, поэтому они подбирались к нему тихо, словно воры ночью в чужом доме.
- Кто-то должен пройти в город и разведать обстановку, - прошептал Лодар.
- Хорошая идея, - кивнул Горн, почесывая свой давно не бритый подбородок.
- Тогда я пойду, - сказал Лодар.
- Нет, пойду я, - отрезал бывший наемник.
- Тебя слишком хорошо знают. А если Сильден за узурпатора, то тебя схватят. Меня же никто не знает. Прикинусь нордом, который путешествует по миру, и пройду спокойно.
- Ладно, - после короткого раздумья кивнул Горн.
Лодар быстро исчез в кустах. Вернулся он где-то через час.
- Фух, - выдохнул он, вытирая тыльной стороной ладони несуществующий пот на лбу. – Там патрули на каждом шагу, очень много солдат. Как мне удалось узнать, не только Сильден, но и вообще вся Миртана приняла власть Мортака. Они сейчас усиленно готовятся к войне.
- Готовятся? К войне? Но с кем они собрались воевать, с Нордмаром?
- Вероятнее всего да. Про Ли я ничего не узнал, чтобы не навлекать на себя подозрения, а то и так на меня косо смотрели, даже едва в тюрьму не упекли, насилу отбрехался.
- Белиар! – выругался Горн. Все планы накрываются медным тазом. Только войны ему и не хватало для полного счастья! Если она начнется, то его друга Ли будут стеречь очень тщательно, если уже не казнили. Что делать? Пойти и попробовать вызволить его? Или предупредить нордов об опасности?
- Так, слушаем меня внимательно, - принял он решение, - вы сейчас идете все вместе и предупреждаете нордов о грозящей войне, я же попробую освободить Ли.
- У тебя не получится, Горн, - возразил какой-то седой норд с бородой чуть ли не до груди. Несмотря на старость, он был довольно крупным и крепким. Как и Горн, он предпочитал двуручный топор, который сейчас находился в чехле за спиной. – Я прошел немало битв и войн. Когда Робар Второй воевал с Варантом, я выступал на стороне срединного королевства, и я знаю, что сейчас столько же воинов и в других городах, а такого важного пленника, как Ли будут стеречь не хуже короля, потому что он великолепный генерал и лидер. Я понимаю, что будь он на нашей стороне в войне, то шансов на победу у нас будет гораздо больше, но нам сейчас надо будет собрать все силы, какие можно, в кулак. Нордов после вторжения орков сейчас очень мало, и мы будем в меньшинстве. Ты знаешь миртанцев очень хорошо, ты сражался с ними плечом к плечу.
- Но ведь и ты сражался с ними бок обок, Уриил.
- Я уже стар и не помню многого, хоть и помогу, чем смогу.
Видя, что воин все еще колеблется, Уриил продолжил:
- Послушай, Горн: нам нужна твоя помощь, нам пригодится такой боец как ты. Сейчас счет идет на минуты, мы должны собрать как можно больше людей. А ты обязательно погибнешь, если пойдешь через кишащую воинами королевство.
Горн не выдержал умоляющего взгляда старика и отвернулся.
- Я не могу бросить друга, - выдавил он.
- Мы обязательно вернемся за ним, обещаю. Можно будет пойти за ним даже после первых боев, когда мы проредим миртанцев, когда преимущество будет на нашей стороне.
- Хорошо, - упавшим голосом сказал Горн. Он знал, что будет жалеть о своем решении, что будет мучиться угрызениями совести, но по-другому сейчас нельзя, никак нельзя. Нужно помочь соотечественникам хотя бы на первых порах, а потом… а потом можно будет попытаться спасти Ли.

Люди волновались. И как тут не волноваться, когда перед тобой армия в три раза большая? На перевале у Сильдена собрались три четверти всех воинов нордов, остальные пошли контролировать дорогу из Фаринга.
Норды оказались здесь раньше чем миртанцы, поэтому успели несколько подготовиться к встрече.
Враги казались единой монолитной стеной. Щиты были угрожающе подняты, из небольших просветов хищно щетинились копья. Четко, как на параде, они шагали вверх по склону.
Тьялф, лидер клана Молот, подал сигнал рукой, тут же взыграл определенный сигнал трубач. Ряды нордов раздвинулись, несколько десятков воинов катили повозки доверху набитые камнями, которые и оправили катиться дальше в миртанцев. Тут же сбросили и несколько крупных валунов, которые устремились вслед повозкам.
Это должно было хорошенько проредить миртанцев, свести на нет их численное превосходство. А дальше они либо побежали бы, либо полезли на нордов снизу вверх, оставив последним преимущество местности.
Вполне возможно, что победа досталась бы жителям Нордмара всего после первого сражения, но внезапно перед строем миртанцев материализовалась укутанная в плащ фигура. Горн, стоящий в самом первом ряду, не мог не узнать эту фигуру, на голове которой красовалась корона. Это был Мортак, собственной персоной. Губы Горна раздвинулись в злой усмешке: сейчас этого человека раздавит летящий прямо на него валун. Но узурпатор не принял условия чужой игры, он поднял руку вперед и все заготовленные для миртанцев снаряды остановились, после чего покатились в обратную сторону с возросшей скоростью.
Ловушка, заготовленная для врагов, оказалась против самих нордов. Смертельные снаряды начали возвращаться к хозяевам.
- Разойдись! – проревел Горн, отпрыгивая вперед и в сторону, чтобы его не задело. Валун пролетел мимо, смахнув тех, кто не успел отпрыгнуть. Горн тем временем сделал еще один кувырок в сторону, едва-едва разминувшись с повозкой.
Но не все оказались такими же расторопными, многих просто раздавило. Поднимаясь с земли Горн быстро вернулся в строй. Он был опытным, много повидавшим воином, но даже его сейчас едва вырвало от вида армии нордов. Повсюду кровь, полураздавленные и раздавленные трупы людей.
Когда бывший наемник бросил взгляд на миртанцев, Мортака уже там не было, лишь синяя вспышка полыхнула там, где он недавно стоял. А миртанцы тем временем, не ломая строя, шли вперед.
Норды едва вновь собрались в строй, как щиты наступающих раздвинулись, и в жителей снежных горн полетели острые арбалетные болты, принося смерть и хаос. Уже и без того готовые удариться в панику норды пали духом окончательно.
В несколько быстрых шагов миртанцы достигли своих противников. Слегка подались назад и бросились вперед. Сверкнул частокол блестящих от света дня копий, и первые ряды нордов повалились наземь.
Когда приготовленная для твоего врага ловушка оборачивается против тебя самого, когда стрелы нападающих убивают твоих друзей, когда противник уже перед тобой и рубит тебя самого, становится не до боя.
Жители гор не выдержали, побежали. Им вслед неслись удары миртанцев, старавшихся убить как можно больше врагов.
Чудом уцелевший во всех этих перипетиях Горн ожесточонно рубил врагов, не обращая внимания на повальное бегство соотечественников. Его топор уподобился туманному кругу, всюду внося смерть, куда дотянется.
Никаких эмоций он не чувствовал. Подобно бездушным тварям, убивающих всех подряд, сражался он. Резко отскочил назад, взмахнув топором, и его противник упал с наполовину разрубленным черепом. Сделал движение рукой, и тяжелый, окованный железом конец рукояти ударил второго в висок, тот рухнул, как подкошенный. Крутя вокруг себя топор, Горн не подпускал близко врагов к себе. Кто-то ударил копьем, но воин-норд отбил этот выпад рукоятью и ударил в свою очередь.
Внезапно в ногу выше голени вонзилась густо оперенная стрела. Движения Горна замедлились. Кровь начала вытекать из раны. Почувствовав слабину, миртанцы вновь кинулись к нему, но тут же откатились обратно, оставив на кровавом от пролитой крови снегу нескольких раненных и убитых. Горн может и замедлился, но драться был вполне способен.
Сил оставалось все меньше и меньше. Бывший наемник получил уже несколько ран. Он был весь в крови. С трудом оглядевшись, воин понял, что сейчас сражается где-то лишь сотня нордов, остальные либо бежали, либо мертвы.
Все, больше нет сил сражаться. Секира кажется настолько тяжелой, что поднять ее нет никакой возможности.
Внезапно рядом материализовалась окутанная в красную мантию фигура. Горн лишь в последний момент остановил удар. Это был Мильтен, смертельно бледный, но живой и, кажется, очень злой. В руках мага разлилось красноватое мерцание, и вскоре от мага разошлось огненное кольцо.
- Горн, ложись! – проревел маг наряду с магией. И норд упал на снег, упал из последних сил. Сверху почувствовался сильный жар. Вскоре раздались полные дикой боли крики. Подняв голову, Горн осмотрелся: первые ряды воинов, которые ранее окружили его, медленно умирали, охваченные огнем. Кто-то дотронулся до него, и норд почувствовал, как у него в желудке засвербело, вокруг него разлилась синеватая дымка, а в следующее мгновение он оказался посреди занесенного снегом поселка. Кто-то плюхнулся рядом с ним. «Мильтен», - пришла успокаивающая мысль.
С трудом поднявшись, Горн огляделся: они оказались где-то посреди поляны, занесенной снегом. Повернувшись к Мильтену, он сказал чуть хрипловато:
- Спасибо! Снова ты спас мою шкуру.
- На здоровье, - ответил маг, тоже вставая.
Внимательно осмотрев лицо друга, печальное, очень печальное, Горн спросил:
- Что-то случилось, кроме поражения армии нордов?
- Да, - выдавил Мильтен и, не дожидаясь дальнейших расспросов, продолжил: - Монастыря магов Огня больше… нет.
- Что?! Но как? – Удивление было написано на лице Горна аршинными буквами.
- Вчера к нам заявился Мортак, и уничтожил весь монастырь… В ОДИНОЧКУ!!!
- В одиночку? – упавшим голосом переспросил воин.
- Да. Погибли если и не все, то большая часть – точно.
- Проклятье! Что за сила стоит за Мортаком, если он с такой легкостью громит нас уже в который раз?!
- Не знаю, друг, не знаю, - покачал головой Мильтен. – Знаю одно: нам надо бежать, бежать быстро!
- Белиар! – выругался Горн и добавил еще пару выражений покрепче.
- Не поминай его, Горн. Как говориться: не буди лихо, пока спит тихо, - предостерег друга маг, тот только отмахнулся.
Горн начал ходить по поляне, наворачивая круги. Когда же его мельтешение надоело молодому магу и тот уже собирался высказаться по этому поводу, воин резко остановился.
- Ты можешь нас телепортировать к Диего? – спросил он.
- Вряд ли, я еще не до конца отошел от случившегося в тронном зале, когда пришлось вновь колдовать, колдовать сильно и затратно. В магическом плане я пуст. Мне бы несколько дней передохнуть, набраться сил, тогда можно будет попробовать.
- Тогда надо найти место для отдыха.
- Я старался брать ориентир на клан Волка. Он должен быть где-то здесь недалеко, всего в нескольких километрах.
- Тогда пошли туда, - предложил Горн.
Три дня прошли с того разговора. Маг медленно набирался сил. Вот только уйти друзья не успели. Неожиданно на город напали миртанцы. Такого скорого прибытия не ждал никто. Здесь было всего несколько десятков нордов, тех, кто пришел сюда после бегства.
Миртанцы в одночасье захватили весь лагерь клана. Горн сражался как остервенелый. Его топор ломал и щиты, и мечи, и древки копий. Враги валились один за другим, образуя горку. Вместе с ним сражался и Мильтен, который помогал, чем мог.
Но они не смогли сопротивляться более многочисленным врагам. Их повалили и заковали в цепи. Через несколько дней, когда Нордмар был окончательно покорен, их под конвоем отправили в Миртану.
Мортак одержал очередную победу. Он одержал победу над целым регионом где-то всего за неделю. Когда Горн, начал осознавать это у него по спине промаршировал легион мурашек, а волосы на голове встали дыбом.
***
- А потом мы встретили тебя, - закончили друзья. Горн при этом, сыто отдуваясь, хлебнул из бутылки вина и отрыгнул. Мильтен укоризненно посмотрел на него, но ничего не сказал: смысла нет, его уже не переделать.
- Дела-а-а, - протянул Избранный. – Ну и заварилась же каша. Я так думаю, что сначала надо узнать, что случилось с Ли и Диего и, если надо, помочь.
- Я тоже об этом подумал, - кивнул Мильтен. – Учитывая твое дело, нам бы пригодилась их помощь.
- А этим Мортаком я займусь лично, - вдруг прорычал Безымянный, сжав кулаки. Друзья переглянулись и даже слегка отшатнулись.
- Гхм, я хорошо знаю это выражение, - сказал Горн. - Думаю, что Мортаку следует бежать подальше, иначе я не ручаюсь за его здоровье.
Этой нехитрой шутке рассмеялись все.
Четыре человека провели остаток ночи за обсуждением дальнейших планов. Мэри спокойно влилась в их мужскую компанию так, словно всегда их всех знала, и даже изредка подшучивала над всеми.
Над горами взошел рассвет. Усталые люди повалились спать. Перед этим Избранный раскинул в стороны и что-то прошептал, вокруг людей прошла незримая волна, и Безымянный сказал:
- Если что-то будет нам угрожать, то мы сразу же проснемся. – И он сразу повалился спать, приобняв свою возлюбленную.
Вышли они лишь на следующий день, когда Горн и Мильтен несколько пришли в себя и хорошенько наелись.
***
Мортак стоял и обозревал свое королевство на самой высокой башне Венгарда. Здесь, на самом верху, ветер был чистым и свежим. Ставшая уже привычной на голове корона венчала его голову.
Он прикрыл глаза и просто наслаждался. В отличии от своих сородичей он любил природу. Прекрасные луга, мягкие воды, зеленые леса, запах моря – как можно не любить все это? Его сородичи хоть и не любили природу так же, как и он, но не вмешивались в его жизнь, впрочем, если кто-то и смотрел на него косо, что-то при этом бубня, это часто кончалось для него всегда плохо. Его, Мортака, всегда считали со странностями… и очень вспыльчивым.
Открыв глаза, он посмотрел на юг. Туда, где простираются жаркие пустыни. Этот бунтарь Диего до сих пор сопротивляется. Но так даже лучше, это лишь обострит и продолжит Игру. Узурпатор почувствовал слабую толику уважения к королю в пустыне. В казалось бы безвыходной ситуации он нашел способ посопротивляться. И неважно, что в конце архидемон предал Давшего Кровь и выпустил в Мордраг легионы демонов. Так гораздо интереснее!
С юга летела кромешно черная туча. Ее можно было бы принять за обычную грозовую, но вот только двигалась она против ветра. «Вот и демоны сюда пожаловали», - подумал Мортак, готовясь.
Внезапно он раскинул руки в стороны и, кружась на месте, начал читать слова заклинания. Вокруг него закрутился огромный вихрь, уходя воронкой далеко в небо. С центра вихря начали бить сероватые волны, расходящиеся далеко вокруг. Тут же откуда-то из-под земли последовал толчок большой силы. Но узурпатор даже не покачнулся, он так и кружился, раскинув руки и завывая на одной ноте. Небо заволокли тяжелые тучи, начали бить белесые молнии.
Все прекратилось так же быстро, как и началось. Небо вновь было голубым и чистым. Вихрь опал, растворились в воздухе волны. И тут же тучу демонов понесло с непреодолимой силой обратно, выталкивая их в Варант. Теперь, чтобы пробраться в Миртану им придется сильно постараться.
Мортак все же слабо покачнулся.
__________________
На встречу приключениям!!
Topsail вне форума   Ответить с цитированием
6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Hell9999 (14.11.2013), master gothici (14.11.2013), PapaDog (21.12.2013), Tarokl (26.11.2013), Tolgetmen (14.11.2013), Дикарь (09.12.2013)
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Laer Gjoll Horror of cemetery - "Ужас кладбища" Дикарь Моды для Gothic II Die Nacht des Raben 65 06.09.2013 13:09
Первый литературный конкурс: "Путешествия Аластера и его друга Марика" Ocelot Конкурсы 26 27.12.2011 11:08
Мод "Долгий путь домой" Дикарь Моды для Gothic I 14 24.03.2011 00:41


Текущее время: 09:51. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Magic Team© 2006-2019, The development and modification