Вернуться   Форум команды Magic Team > Таверна > Творческий уголок

Важная информация

Творческий уголок Здесь выкладываем свое творчество - стихи, рассказы, зарисовки, смонтированное видео и прочее

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 18.07.2007, 02:23   #21
Готоман
Пользователь
 
Аватар для . . . .Pr0gр@мmеR. . . .
 
Регистрация: 15.07.2007
Сообщений: 52
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
По умолчанию Рассказы

:Paladin: Прошу камнями не закидывать, так как это мой самый-самый первый рассказ вообще! :rolleyes:



Посвящается…

Р О К
История о том, что было бы, если главный герой первой части игры «Готика», не провинился и в колонию попал бы совсем другой человек…

Предыстория

Долгие годы объединенным королевством Миртана правил король, Робар второй. За время своего правления он подчинил себе всех жителей королевства и расправился со своими врагами. Со всеми, кроме одного…
Королевство подвергалось нападению Орков. Сдерживать их натиск удавалось благодаря неустанному труду заключенных.
Армии короля нужны были мечи, скованные из магической руды, добываемой в шахтах Хориниса.
За малейшую провинность, людей арестовывали и отправляли работать в шахты. Заключенных, привозили изо всех концов страны. Чтобы избежать возможность побега, король поручил самым могущественным магам королевства, возвести над шахтами магический барьер. Колдуя, чародеи допустили ошибку, магическая сила повернулась против них, и они сами оказались в плену своего колдовства.
Теперь, под огромным куполом, который накрыл целый сонт нечисти на множество миль (вдоль и поперек), правили бывшие заключенные.
Чтобы получать магическую руду, король был вынужден пойти на условия новых хозяев шахт Хориниса. У него не было иного выбора…


Пролог

Все мы намертво закрыты,
В этой вечности открытой…
Пословица рудокопов.

- …Именем короля Робара второго, - судья из Хориниса метался глазами по пергаменту-приговору.
Одет он был в желтую мантию, голову украшал цилиндр. Лицо судьи очень неприметное, но наверно у каждого, кто видел его наглую и отвратительную гримасу (которую судья сохранял постоянно) в памяти находилось место, дабы запомнить и рассказать другим.
Я стоял на обрыве, внизу небольшое озерцо, по бокам лысые ополченцы, рядом с судьёй еще один, все трое были одеты в разноцветную, кожаную одежду. На ней были красные, желтые и черные цвета, также были серебристые (пуговицы) и серые (ремни). Каждый ополченец держал в руках длинный, блестящий и очень острый меч.
Двое, что охраняли меня, явно волновались – они каждую минуту чесали затылки, словно идиоты.
Одет был я, как обычный рудокоп – серые майка и штаны, которые однозначно были чей-то одеждой уже несколько поколений.
Погода была прекрасная: ярко светило осенние солнце, шелестела листва, что все еще не хотела оторваться от веток своего хозяина; иногда слышалось отрывистое пение птиц, перебиваемое звуком барьера. Единственное, что портило настроение, так это судья, который, как настоящая свинья все медленнее и медленнее читал приговор. Нет бы сразу - скинуть вниз и разойтись восвояси!
- …Я приговариваю тебя… - судья резко повернул голову вправо.
Внезапно подул сильный ветер . С «лысого» дерева недалеко от них, раздражительно каркая, слетел черный ворон. Ветер сделал еще один рывок. Недавно чистое небо начало скрываться за серыми тучами, да с такой скоростью, что аж ополченцы быстро заморгали.
- Отправляйте!… – боязливо и очень скоро приказал судья. – Гроза намечается, не чо здесь торчать.
Судья вдруг резко развернулся и побежал прочь, словно ему в спину направили арбалет.
- Ну, давайте, отправляйте! – суетился ополченец, который недавно охранял трусливого судью.
- Ваше превосходство, можно в тар…
- Валяй, только не сильно, а то упадет и захлебнется бедненький, совсем в колонии не помучается, – махнул рукой, облаченной в металлическую перчатку, его превосходство.
Один из охранников, тот, что попросился что-то сделать, отдернул руку.
Все, что я успел возразить, было жалкое «Ы!..».
Слава богу, я не потерял сознание…
Обрыв быстро отдаляться; ополченцы не стали смотреть вслед заключенному и быстро скрыли свои головы от моих глаз. Озеро, на которое свысока моя спина смотрела совсем недавно, приняло меня в свои объятия. Разбрасывая в разные стороны брызги, я упал на уже неспокойную поверхность озера. Волны понесли мое тело к берегу. Добираясь по песку до края озера, я наткнулся на весьма не дружелюбно настроенную кампанию. Один из них, с черными волосами на голове и загорелой кожей, поднял мое лицо двумя пальцами и с возгласом «Ну, как тебе здесь, нравится?!» ударил своим огромным кулаком прямо в то место, которое пострадало несколько секунд назад, там, наверху. Все, что я потом слышал – был гадкий смех и чей-то серьезный голос, отгоняющий шайку, рискнувшую меня ударить…



Глава I
Если ты не веришь в чудо,
То получится все худо…
Поговорка рудокопов.

Диего – так звали моего спасителя. Если бы не он, то меня бы могли убить.
- Буллит часто здесь ошивается, он все время ищет слабаков вроде тебя, чтобы поколотить их, - сообщил Диего. – Но я редко здесь бываю. Так что можно сказать – тебе повезло…
- Да, я везунчик, - скорчив гримасу, проговорил я.
По адски болел нос. Совсем недавно я подрался с заклятым врагом, который меня откумарил по первое число, да так, что я на всю жизнь запомню, что ценить только по внешности нельзя… а тут еще эти два удара… Ох!..
Диего стоял, облокотившись на стену небольшой скалы, а я сел на камень возле озера и принялся кидать камешки в человека с молодым и очень красивым лицом.
Мое отражение медленно искажалось.
- Расскажи мне об этом месте, - попросил я своего спасителя.
- А может, пойдем в лагерь, там намного комфортней и еда есть, а? – предложил Диего.
- Нет, я сначала должен все узнать об этой местности, о ее законах, нравах. Какие здесь люди, что за твари, те же, что и в Хоринисе, или есть еще и другие, более опасные и агрессивные?..
- Все об этом месте и за день не расскажешь, но основу я постараюсь тебе изложить. Я конечно не оратор и красноречием особым не обладаю, расскажу, как могу.
- Приступай… - я запульнул еще один камень в свое отражение и угадил прямо в правый глаз.
- Все, что накрыто Барьером, мы называем Колонией. Все, что за Барьером – внешним миром. В колонии находятся три лагеря: Новый, Старый и Лагерь сектантов. Старый Лагерь – самый большой, именно ему принадлежит шахта, в которой добывается магическая руда для короля, - Диего оттолкнулся рукой от стены и начал ходить взад-вперед. – Есть еще одна шахта, но она принадлежит жалким самозванцам. К сожалению, Гомез не может захватить ее, так как лагерь охраняет огромное количество Наемников и магов Воды…
- А кто такой Гомез? – перебил я своего собеседника.
- Гомез? – переспросил Диего.
- Да, Гомез, он что, ваш предводитель?
- Можно и так сказать… Здесь Гомез - царь, он хозяин Старого Лагеря и самый влиятельный «рудный барон» из всех, что есть в колонии.
- А он сильный?
Прозвучало глупо, но тогда мне не до этого было в тот момент.
- Конечно сильный, нельзя сказать, чтобы очень…, но пара таких, как я, его свалит, это уж точно. – Ладно, продолжим про лагеря.
Сектантский лагерь расположился по средине болота, на западе, если считать севером то место, куда ведет тропинка, - Диего указал на хорошо утоптанную тропинку в небольшом ущелье, что расположилась справа от меня. – Скажу сразу – это место, для душевнобольных и для тех, у кого не все в порядке с головой.
- Это почему?
- Они считают, что рано или поздно появится их Бог и разрушив Барьер, дарует им свободу. Что касается меня – я никогда не сунусь к этим идиотам, иначе их божество (существует оно или нет) спалит меня за несколько секунд, - Диего начал громко хохотать, усаживаясь рядом со мной.
- С чего ты смеешься? Неужели выражение моего лица такое забавное, что ты не смог удержатся? – в недоумении, перестав кидать камешки в жалкое отражение, спросил я.
- Ох… - вздохнул Диего, на секунду перестав смеяться, но только на секунду. Спустя мгновение Диего снова захохотал, но уже не так усердно как несколько минут назад. – Расскажу вкратце, ох!.... ох не могу! Ха-ха-ха!.. Ой, приятель, ну не могу я вспоминать эти моменты!.... Ладно, все я успокоился. – На некоторое время мой собеседник замер с серьезным выражением лица. Спустя секунды три, он опять расхохотался, на этот раз он изогнулся в три погибели, обнимаясь с животом.
- Ой.. ой не могу!...
- Да успокойся ты, как дитё…
- Кхе-кхе – кашлянул Диего и выпрямился.
Не смотря на то, что веселье прекратилось, Диего сохранял на лице весьма глупую улыбку.
- Сейчас я тебе все расскажу и ты, задохнешься от смеха, - С все той же глупой улыбкой, уже достигнувшей гигантских размеров, заверил меня Диего.
- В общем, было дело днем. К обеду время тянулось. Я как раз мясо жарил на костре, - пока мы болтали, я не заметил, что начал моросить дождь, – ну и вдруг ко мне подбегает один из баронов, Равен, кажется, ну и говорит мне, якобы Гомез меня зовет. Я дал наказ Гомеру за костром следить, а сам пошел к барону. Гадать, что же он от меня хочет, долго не пришлось - ведь его замок и моя хижина в нескольких метрах от друг друга стоят. В общем Гомез мне говорит, «Сходи-ка Диего, к сектанам, травы у них прикупи…».
- Ну, и ты согласился, да?
- Верно метишь. Делать было нечего, пришлось идти.
Перед самым отбытием мне пришла в голову колоссальная идея. Я вспомнил про костюм, который шил несколько месяцев. Он похож на мантии Гуру, единственное отлитие – на широком воротнике написано «Я Диего, Гуру, Гур всех Гуру!».
Знать, какая одежда у Гуру этих мест, я знать не знал, но для вида скрючил улыбку.
- …Таким образом, я хотел подшутить над братством, – продолжал Диего. – Набавив костюмчик, я гордой походкой направился к сектантам…
- А как на этот трюк отреагир…
- Не спеши, потом все узнаешь, ты лучше слушай внимательней, детям потом расскажешь!
- Если жив останусь… - отчаянно метнул я печальную фразу.
- В общем, я поперся к этим Гуру, - пропустив мои грустные слова, мимо ушей, продолжал Диего. – Прежде чем войти в лагерь, мой мозг придумал, как сделать более естественней этот процесс обмана, он решил, что нужно искупаться в болоте, типа, я с неба свалился, прям в болото. Ну и водорослей нацепил я там же, типа спящий, увешанный всякими божественными штучками. Знаешь, круто получилось, посмотрев на свое отражение в воде, я не узнал в себе не одной части тела.
- А кто такой спящий?
- Это их божество…
- Интересно, если бог спит, то, как он поможет своему народу?..
- Ох, ты опять отклоняешься от темы. Давай, я сначала дорасскажу тебе свою историю, и уж потом будешь задавать вопросы.
- Валяй… - Я опять принялся кидать камни в свое отражение.
- Прикрыв глаза ракушками, которые подобрал в болоте, «ноги повели» мне к воротам, которые охраняли… как их там… Гор на что-то там… ну, в общем, они оба на колени встали и что-то шептать начали, я, конечно не растерявшись, ожидая такое внимание к моей персоне, двинулся к Храму. Там меня встретил Юберион, он тоже на колени встал. Представляешь, передо мной на коленях стоит сам Юберион, Гуру всех Гуру, а позади весь лагерь сектантов! Я еле разбирал то, что мне показывали, это все из-за дырочек в ракушках, они были слишком малы.
Короче говоря, моя халява продолжалась два дня, мне приносили все, и еду и женщин и траву, которую так жаждал Гомез, в общем все! Подозревая, что скоро меня раскусят, я дал указ двум послушникам перенести траву, за которой я пришел, куда-нибудь поближе к Старому Лагерю. Как и следовало ожидать, послушники сломя голову, даже не размышляя о приказе, помчались выполнять его.
На следующие утро, я уступил Юбериону свою место, удостоверив его в том, что на небесах меня ждут дела. И что Барьером, я вскоре займусь. Поверив мне, он проводил меня до ворот и стоял, смотря мне в след, пока я не скрылся из виду. Идти приходилось медленно, я же типа бог, а богам в человеческой оболочке идти трудно. В общем, когда я пришел к Гомезу, он на меня набросился и чуть не убил. Если б с губ вовремя не сорвалось: «У меня два мешка травы!» его меч торчал бы у меня в горле. Но ты бы видел выражение лица Гомеза, когда он прослушал мою историю. За этот трюк он сделал мне прибавку к жалованию - типа за службу родине своей. – Диего засмеялся.
Я же, слушая историю про спящего, хранил взаперти буйный смех. Но когда Диего перестал смеяться, я сдержал небольшую паузу и начал хохотать!
- Да… вот уже действительно история так история… - вытирая слезы и отходя от смеха, протянул я.
- Да, полностью с тобой согласен. Уже стольким рассказал, а смеюсь так же, как и в первый раз, когда рассказывал Гомезу.
- Слушай, что-то я проголодался. Может, и вправду в лагерь пойдем, там и продолжишь опрос.
- Хорошо, пойдем.
Я сгреб с берега кучу камней, и со всего размаха швырнув ее в свое отражение, поднялся и зашагал следом за Диего.

Глава II
Старый друг, лучше новых двух!
Известная пословица

За столом сидели трое – Я, Диего и Мад, который, по словам моего нового друга, очень любит общение с разными людьми. Мад не владел привлекательной внешностью. Лицо его было грязное, коричневые волосы жирнее масла, а о ногтях вообще рассказывать тошно. Они, наверное, достигали длины двух сантиметров. Диего дружил с Мадом потому, что Мад был предан ему и своему делу. Конечно у Мада, как у всех нормальных людей были свои минусы, один из них – трусость, второй – слабость, ну и третий – невоспитанность.
На улице хлестал ливень, огромные капли очень быстро образовали лужу возле порога хижины Диего. В старом лагере дома не имели дверей, так как на острове никогда не было зимы и все время преобладало тепло. К тому же, по лагерю день и ночь патрулировали стражники, а от их взгляда ни один вор не убежит.
Я окунул деревянную ложку в тарелку с супом и, проглотив согревающую жидкость, задал очередной вопрос:
- А вы здесь давно отсиживаетесь?
- Мне, уже…, – Мад сунул в свой грязный рот ложку с супом, - …это место, как два года покоя не дает. За это время, я добился того, чтобы каждый в лагере мечтал меня избить, - на его лице блеснула счастливая улыбка.
- Не обобщай. Я же не желаю тебя бить, - возразил Диего.
- Ну, это ты – мой друг. А остальные, все до единого горят желанием врезать мне по морде, - развел руками Мад и снова проглотил ложку супа, - мне пришлось отдать все деньги Блавдину и другим стражникам, чтобы те, меня защищали от наглецов этого местечка.
- Ну, в том, что тебя не трогают и моя заслуга есть… - скромно, как будто признаваясь, сказал Диего.
- Ну конечно, если бы не твоя репутация, меня бы… - Мад замолчал, принимаясь за вторую порцию.
- Диего, расскажи мне о Новом лагере… - попросил я.
- Ну… в этом лагере, хозяева – маги воды. Их не много, около пятнадцати, но вот наемников и воришек, которые их охраняют, гораздо больше, чем положено обычной шайке наемников. Если я не ошибаюсь, у них есть предводитель, что редко среди наемников. Слухи ходили, что он очень умен, миролюбив и весьма демократичен, что опять таки не соответствует их роду занятий.
Выслушав рассказик Диего, Мад налил себе третью порцию из большой металлической кастрюли и вставил несколько слов на новую тему:
- Они питаются рисом и всякой такой дребеденью… Буду честен – я бы хотел там жить, все-таки полная независимость, не то что здесь!..
- А кто тебя держит? – поинтересовался Диего.
- Ты, кто же еще? В том лагере меня тоже вскоре возненавидят, а защитника рядом не будет.
- Но ты же не собираешься быть индивидуалистом? Найдешь себе друга, какого-нибудь крутого, чтоб смог за себя и за своих друзей постоять… - предложил я.
- Нет уж, - отрезал Мад, - мне здесь хорошо, и я прижился уже. Не за какие деньги меня не вытянешь из Старого Лагеря.
- Мад, если ты так хочешь погостить в Новом лагере, то можете завтра сходить туда. Я скажу Гомезу, что наш новый гость от сектантов убежал и вас с ним отпустят.
- В смысле? – не понял я.
- В прямом, – Гомез подумает, что в колонии ты уже давно, знаешь что как, почему и зачем (ведь Гомез тоже имеет сердце и беспокоится на счет новичков). Короче, он будет тебе доверять. Кстати, ты не имеешь право находиться в Лагере, более трех дней, - осведомил меня Диего.
- Э… почему? – протянул я.
- Ну… правило такое у нас есть, - встрял в разговор Мад. – Вдруг ты шпион из Нового Лагеря или еще кто-нибудь! – Парнишка развел руками и принялся доедать четвертую порцию супа.
- Понятно… Ну так что, завтра идем? – спросил я, потирая бедра ладонями.
- Куда? – Мад скорчил гримасу.
- Мад, у тебя память, как у девки! – добавив в голос немного восклицания, произнес Диего. - Неужели ты не помнишь о моем предложении сходить завтра в Новый Лагерь?
- А… конечно пойдем! Куда мы денемся! – довольно воскликнул Мад и принялся наливать пятую порцию.
Мы с Диего переглянулись. Да… парень своего не упустит…, молодец, аж щеки трещат!..

Глава III

Смелость – смерть, трусость – жизнь…
Старая, престарая поговорка

В Новый лагерь мы пошли не голодными. Диего накормил нас снова. Мад схлебал целых четыре порции! А я, только одну… Все-таки не прилично так поступать, а я родился в, пусть не богатой семье, но зато воспитанной. Отец у меня был строгий и грамотный. Не любил он, когда человек выражается неправильно или еще там что-нибудь в этом роде. Вот он и приучил меня с детства прилично поступать. Мать моя конечно не была грамотной… Эх… да мне вообще стыдно говорить про ее род занятий… Нет, все-таки расскажу. В общем, она была… куртизанкой… Бросила нас с отцом и начала хлопотать веселой жизнью. Обидно конечно, надо мной все смеялись, но ничего не поделаешь, такой уж сюрприз мне госпожа судьба преподнесла…
Вышли мы ни свет ни заря. Еще звезды были видны за искрящимся барьером.
Утро выдалось холодным, в отличие от дня и ночи, как сказал Мад – «утро, это ад!». И действительно, утро было настоящим адом, и они еще, видите ли, двери в хижинах ставить не хотят! Да в такое утро, вообще нужно под пятью одеялами мерзнуть, нежели идти на «экскурсию»!
Потирая локти, мы вышли за пределы могучих стен Старого Лагеря и побрели по тропинке, прямо к лесу.
Все бы ничего, если бы не те два наемника, что караулили это утро на тропинке. Мад сразу почуял неладное, засуетился, мол «побрели обратень, здесь Диего нету, некому будет защищать…» В ответ, я просто помахал головой. Не знаю почему, просто помахал!
- Эй, вы! А ну сюда! – позвал нас один из наемников.
Мад затрясся.
- Делаем ноги, приятель! – крикнул он и ринулся назад, к Лагерю.
«Проглоти меня Иннос!»– только и промелькнуло в голове.
Стрела быстро настигла Мада и угадила прямо в левое бедро. Парень всхлипнул и плюхнулся наземь.

* * * *

Мой новый приятель оказался не из слабаков. Рванул со всех ног! И что самое удивительное – ко мне!
Нога начинала «выть» при любом шевелении тела.
Мой новый друг, так и не назвавший себя, упал, еще не достигнув моего тела. Глубочайшее разочарование постигло мою бедную и трусливую душу. «Все, конец» - подумалось мне.
Странно, но воля, – которая меня навестила в последний момент, помогла встать и выдернуть стрелу. Жуткая боль прошлась по нервам и утихла.
Забыв про друга, в сопровождении стрел, я рванулся к Старому Лагерю, за помощью…

* * * *

Вернувшись на место, где меня «пристрелили», я и Диего увидели окровавленное тело нашего нового друга. Диего сразу же рванулся к нему…
- Он… он не дышит… - с печалью в голосе проговорил Диего.
Действительно, большая потеря – ведь они уже подружились, можно сказать стали друзьями и вдруг!
Такое не прощается, особенно Диего!

Глава IV
Местью, ничего не решишь…
Поговорка

Диего твердо решил отомстить. Последние дни его лицо переполнялось злостью и ненавистью, негодованием и грубостью. Я начал бояться, что тот натворит глупостей и загонит себя в могилу (ну а потом и меня…).
Я постарался натолкнуть его на правильный путь, пытался отговорить его – бесполезно. Диего был строго нацелен на месть.
- Я говорил с Гомезом по поводу убийства… - печально проговорил Диего.
- И что, что он сказал? – наверное, мои глаза блестели, так бывает, когда ты ждешь, чтобы какой-либо момент поскорее проскочил, и все опять пошло своим чередом.
- Он пообещал помочь мне, завтра ночью мы атакуем Новый Лагерь. Убивать всех, мы, конечно, не намерены, ведь нет вины у тех, что в лагере. Хотя и они тоже дел наворотили уже столько, что наверное со счета сбились… Ох, как же жесток этот мир… - протянул Диего.
- Да…, он был хорошим парнем… Мне, он нравился, забавный такой… вроде даже смелый немного… Не то, что я… - я глубоко вздохнул вспоминая о погибшем новичке.
- Гомез пообещал похоронить его с почестями. Не знаю, с чего это он вдруг на такое решился, обычно он даже для стражников похороны не устраивает…
Мы умолкли. Лагерь жил своей жизнью, будто ничего не случилось, будто никто не знает о гибели молодого паренька – а оно и так. Разве здесь кто-то о других беспокоится? Нет, здесь каждый сам за себя. Почему Иннос, так быстро дал отсрочку этому парнишке? Я даже не узнал его имени…
- Ты пойдешь завтра с нами, или останешься здесь? – спросил Диего.
- Я пойду с вами, покажу себя, глядишь, и уважать будут…
Решение я принял наскоряк, даже не задумываясь о том, что могу расстаться с жизнью попав под лезвие тех уродов, что устроили засаду.
- Ты уверен? - переспросил друг.
- Да, я твердо решил, - пришлось соврать.
- Ну, тогда до завтра, - Диего поднялся и начал поправлять ремень, который «утащил» ножны назад.
- Ты куда?! – подскочил я.
- Пойду, прогуляюсь…
- Я с тобой!
- Нет, останься. Можешь у меня в хижине пока посидеть.
- Ну, хорошо… - пролепетал мой язык.
«Интересно, - подумалось мне, - куда это он навязался?»
Проводив Диего взглядом, я решил, что правильней будет сейчас, подготовиться к бою, и пошел к Скатти.

Глава V

Смерть, это только начало…
Поговорка


Ночью с тринадцатого на четырнадцатое меня не пришлось будить. Встал я сам, еще на два часа раньше, чем было наказано. Выйдя из хижины, ничего особенного я не увидел. Тишину тревожил лишь треск огня и храп рудокопов. Я решительно направился к Диего, так как у него горел свет.
- А… это ты, садись, - сонным голосом проговорил Диего. – Я думал, что уже пора собираться…
Диего читал какую-то книгу. Заставши мой взгляд на переплете, он произнес:
- Это дневник нашего друга…
- Ты, оказывается дневники читаешь… Не ожидал, - немного разозлившись возмутился я. – А откуда он у этого парнишки, по-моему, при нем ничего не было, когда он пришел с тобой.
- Да, ты прав, не было, - спокойно сказал Диего, - я нашел этот дневник вчера, у озера…
Диего углубился в чтение.
- Знаешь? - после короткой паузы спросил Диего. - А ведь наш парень вовсе не такой простой, как казался, - Диего оторвался от книги. – Он попал сюда из-за преклонения Белиару. - Диего вздохнул.
- Это шутка, да? – с надеждой на ответ «да» спросил я.
- Нет… Это не шутка…
Слова Диего прервал вбежавший в хижину молодой паренек.
- Ты почему не на посту?! – грубо спросил Диего.
- Я… Там… новый лагерь атакован… - заикаясь начал тараторить стражник. – Я… думал… э… что… все будет гораздо… позднее… э… сейчас… э… там все полыхает, словно в аду… э… Идите… и взгляните сами…
- Хорошо, - Диего подскочил, - кажется, я знаю в чем причина… Иди к Гомезу, – приказал Диего пареньку, - и скажи, что все отменяется.
- В смысле?! – не понял я.
- В прямом! – крикнул Диего. – Я же тебе сказал, что он был прислужником Белиара! Нужно идти туда! Скорее!
Диего выбежал из хижины.
Ничего не понимая, я поспешил за ним. Половина лагеря уже не спала. Все позалазили на стены (и стражники в том числе). Всем было интересно, что же там, в Новом Лагере, творится.
Мне тоже стало интересно, неужели Белиар сделал мессию из моего нового друга?!
Я кинулся к запертым воротам и увидел, как Диего оглушил одного из стражников, второй собрался уже кинутся сзади, но не тут то было. Я выхватил дубину и запульнул в него. Стражник упал, лишившись чувств. Шума никто не услышал, уж сильно были увлечены разговорами и впечатлениями о пожаре бессердечные люди.
- Скорее, - ничуть не удивившись моей смелостью, крикнул Диего, - помоги открыть ворота.
Ухватившись за лебедку, я изо всех сил дернул ее.
- Черт! – выругался Диего.
Веревка лопнула, механизмы «полетели ко всем чертям», ворота чуть ли не погребли меня и моего друга под собой.
- Бежим! – крикнул Диего и понесся со всех ног вон из лагеря.
Да, ситуация тяжелая, сломанные ворота и два оглушенных стражника… о черт! Ведь они под воротами…
Повернув голову влево, я увидел Гомеза, выходящего в сопровождении двух стражей из ворот своего небольшого замка. К счастью, меня он не заметил, и я поспешил за другом.
Еле догнав Диего и задыхаясь, я спросил:
- Каким образом, ты собираешься все остановить?!
- Не знаю, мож, отговорю этого засранца…
- Но как, ведь он дух! Он не обладает ре… - я, наконец, начал понимать Диего.
- А как тогда он произносит заклинания?! – перебил меня Диего.
- Духу не составит труда произнести слова про себя… - протянул я тяжело дыша.
- Ладно, на месте сконцентрируемся…
Остаток пути мы провели в молчании и очень быстром беге. Лицо быстро покрывалось потом. При виде огня возвышавшимся над лагерем сердце уходило в пятки…
Старый Лагерь быстро отдалялся. Теперь все смотрели не в сторону пылающего ущелья, а на двух несущихся «придурков». Грянул гром, с небес «посыпался» дождь. Казалось, огромные капли сейчас собьют с ног.
- Кажется… нас заметили, - с досадой выдавил я.
- Ничего, мы… уже далеко… Да и кто они такие…, чтобы помешать нам?
- Гомез – барон…, который меня… одним левым мизинцем… раздавит… - тяжело дыша, тараторил я. – Также… Равен, Шрам и все остальные…, у них до меня кишка тонка…, они меня… только… правым мизинцем…, левым слабо. – Я усмехнулся.
- Как же…, да Равен… тебя и правой рукой не свалит…, только при помощи Шрама… - подбодрил меня Диего.
- Издеваешься?! – слова Мада поддержала молния, угадившая в какое-то дерево недалеко от них, в лесу и гром вскоре раздавшийся.
- Да… - усмехнулся Диего, замедляя бег. – Смотри!
Рука Диего метнулась вперед, показывая мне двух наемников, которые спокойно стояли и сторожили ворота Нового Лагеря.
- Что-то тут не так… - протянул Диего.
Мы неуверенно (по крайней мере, я), тяжело дыша, подошли к воротам.
- Что там творится? – спросил я.
- Не твое дело, - грубо ответил стражник. – Проваливайте!
Диего искоса посмотрел на меня, давая понять, что придется драться. Впервые в жизни я почувствовал прилив сил. Как будто, кто-то наделил меня божественной мощью. Это неописуемо. Я потянул руку к дубине.
- Эй, парень, уймись, пока я не разозлился! - приказал мне один из наемников.
- Сейчас ты у меня уймешься! – огрызнулся я.
- Предупреждаю последний раз, иначе…
Я обнажил оружие.
- Харх!!! – пронзительный звук заставил зажмуриться на несколько секунд.
Оба стражников рванулись вперед. Один из них начал растворятся в воздухе. Секунда – и на них летит черная пыль, вторая – из пыли появились два огромных чудовища, подобных которым, я еще не видел никогда. На голове был панцирь, на спине тоже. Из толстого живота торчали лапы-клешни, готовые в любую секунду сомкнуться. Пасть была размером с медвежью. Голову украшал кровавого цвета рог.
Диего выхватил меч. Лезвие послушно выскользнуло из ножны и встало навстречу одному из чудовищ. Напоровшись на жирную, кровавую и грязную кожу, клинок «лопнул», одна половина осталась у Диего в руке, другая, отлетела на метров пять.
Я же попытался увернуться, что оказалось весьма удачным. Тварь пролетела мимо. Но терять своего шанса она не стала. Чудовище развернулось и, оскалив свои длинные зубы, начало тарабанить клешнями по груди.

* * * *

К Хоринису приближалась стая птиц. Не обычных птиц. Огромных. В своей когтистой лапе, каждый «зверь» держал камень, величиной с четыре человеческие головы, которые окутывали языки пламени.
Паря в воздухе, огонь веселился, извиваясь и так и сяк. Он не задумывался о том, что ему предназначено сделать. Ему было безразлично куда лететь и как лететь.
К стае птиц присоединилась еще одна, потом еще, еще, еще и еще. Вскоре, птиц уже было не несколько десятков, а несколько сотен.
Громадная стая приближалась к острову.
В Хоринисе уже заметили яркие огни, приближающиеся со стороны порта. Начали постепенно будить стражников. Вооружали жителей, созывали крестьян.
Командир (который остался главным в городе во время отсутствия короля) знал, что это не что-то там такое, чего не стоит опасаться. Он сразу понял – это враг и очень сильный враг.
Птицы медленно приближались. Судя по их темпу, они не спешили.
- Что это? – крикнул кто-то из толпы, собравшейся в порту. – Смотрите! Туда, туда!.. На воду!..
Все устремили взгляды на океан. По неспокойной воде, то, появляясь, то, исчезая, плыли сотни различных горбов и острых плавников.
- А!!! – донесся душераздирающий крик со стороны леса.
Толпа начинала дрожать, стражники крепче держать мечи. Обильно потея, командир дал наказ всем матросам занять корабли в порту, которых было всего три. Моряков оказалось очень даже мало, хватило только на один корабль. Все-таки зря ушли капитаны двух судилищ из Хориниса в таверну…
- Поднять якорь! – крикнул командир.
Трое матросов (на один канат) принялись вытаскивать толстые, «побледневшие» веревки. Якоря неохотно оторвались от песочного дна…
- Зарядить пушки, развернуть корабль! – крикнул командир, увидев, что якоря уже почти на палубе.
Загремели ядра, зашуршали днища коробки. Матросы, суетясь, втаскивали ядра в застоявшиеся пушки. Корабль медленно начал разворачиваться. Белые паруса ловили попутный ветер.
«Армия» бестий тем временем, приближалась все быстрее и быстрее.

Казалось, совсем недавно ничего еще не было. Казалось, несколько минут назад, все жители Хориниса спали, в таверне весело пили пиво, в борделе, причудливо смеясь, развлекались девушки с молодыми парнями. Все шло своим чередом, а что же творится сейчас…
Со стороны ворот начали доноситься жуткие стоны. Командир стражи не подозревал об опасности со стороны леса, в этом и была его ошибка. На земле бороться легче, для такого боя у Хориниса много воинов свободных есть, но вот для моря – нет… Но ведь он не знал, ведь он вообще не подозревал о каком либо враге!

* * * *

…Из воздуха появился человек облаченный в черное. Лицо было скрыто капюшоном. Два клинка, которые расположились на поясе, походили на угли. Красные полосы, словно вены, растеклись по лезвию.
Твари, которые чуть было, не погубили двух воинов, исчезли, растворились, оставив за собой лишь медленно садящуюся на землю пыль.
Мад и Диего ошеломленно смотрели на гостя.
- Вам нужно уходить… - каким-то мистическим, очень звонким голосом сказал человек в черной мантии. – Скоро от этого острова останутся лишь воспоминания…
- Что вы несете?! – вскрикнул Мад.
Его по-прежнему переполняли невиданные силы. Они придавали уверенности в себе и чувство физического превосходства.
- Я не «несу», а предупреждаю, - незнакомец опустил голову. – В Хоринисе стоят два корабля, если вы поторопитесь, возможно, и успеете выжить, иначе - будет худо…
Человек в черном исчез.
- Кто это бы… - не успел закончить Диего. Их недолгий покой потревожили две бестии, те, что исчезли при появлении незнакомца.
Диего закинул руку за спину, но не обнаружил любимого лука.
- Придется бежать, мы не выстоим! – крикнул Мад.
Они кинулись вон от лагеря. Вой бестий преследовал их и придавал сил для бега (от страха ноги не уставали, наоборот, они, как будто становились сильнее и быстрее).
- Черт! – воскликнул Мад. – Диего! Как же мы попадем в Хоринис?! Ведь мы за барьером!
- Не думаю, что заявившийся не позаботится об этой проблеме… - протянул Диего. – Мад, сейчас самое главное убежать от этих… как их там?..
- Никак… у них еще нет имени… Но… я… уже придумал… - Мад позволил себе усмехнутся. Дыхание все время глотало фразы, было очень тяжело говорить.
- Ну и какое? – полюбопытствовал Диего.
- Гомезыщи! – выкрикнул Мад, что было мочи.
- Гомезыщи?.. А что… неплохо… впечатляет… - улыбнулся Диего.
Позади снова взвыли преследователи. Теперь голос звучал гораздо дальше.
- Куда… сейчас? – спросил Мад.
- Нужно… спрятаться от Гомезыщей. А уж потом, к тому месту… где происходит… передача… фух!.. руды… - выдавил Диего.
- Отлично… надеюсь… тот парень… не подведет…
- Знаешь что?.. мне кажется… что это и есть тот слуга Белиара… тот, что прибыл… на днях.
- Я тоже… так… думаю… - пролепетал Мад.
Под раскаты грома они вбежали в лес, где и желали спрятаться от бестий на некоторое время…

* * * *

Тем временем, в Хоринисе…

В порту творилось самое настоящие побоище. Никогда еще не видывал Хоринис таких сражений. На каждого человека, ополченца, жителя Хориниса, приходилось по два зомби. Кое-кому повезло больше. Они сражались с гоблинами, орками или скелетами.
Корабль, который возглавлял глава города, почти затонул. «Кальмары» тянули его ко дну. Бестии с длинными, как у акул плавниками пытались пробить дно судна. Матросам не удавалось удержать корабль на одном месте. Его кидало в разные стороны, крутило, словно рядом бушевал смерч.
Стая птиц, уже была совсем близко. Они, словно орлы, начали издавать «писк». Камни, которые бестии держали во время всего паллета, наконец-то нашли себе применение.
Около полусотни лап разжались и отпустили полыхающие красным огнем камни. Словно кометы они пронзали воздух, стремясь достичь своей цели. К каплям ливня присоединились другие, каменно-огненные. Крыши домов начали проламываться, камни оставляли огромные дыры в домах и широкие кратеры на улицах…
Дома начали гореть изнутри. Люди с визгом бежали прочь из города. Трусость задела всех. Единственные, кому были отрезаны все пути отступления – матросы и их капитан.
Зомби хватали беззащитных и буквально рвали. Куски мяса разлетались во все стороны, кровь тушила огонь. Но все затушить явно не удастся… Да на это и никто и не питал надежду. Сейчас у людей были совсем другие цели – убежать, сгинуть, провалится под землю, но не оставаться в этом гиблом месте.
Не прошло и нескольких минут, как город окутал огонь. Люди уже не сражались, из порта больше не доносились пушечные залпы. Единственные, кто остался жив – зомби. Чудовища уже умершие, ибо умереть можно только один раз, все, что происходит потом – кара.
Расправившись с одной из целей, птицы взяли курс на колонию…

Глава VI

Счастье, часто бывает несчастьем…
Поговорка
- Сюда! – Диего указал на пещеру на опушке леса.
Потолок у этого укрытия был выс
. . . .Pr0gр@мmеR. . . . вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.08.2007, 16:57   #22
Доисторический летописец
Магистр форума
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 22.06.2007
Сообщений: 2,288
Сказал(а) спасибо: 408
Поблагодарили 825 раз(а) в 301 сообщениях
По умолчанию Рассказы

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ
Рассказ по мотивам мода “Жизнь пирата”*

Пиратский галеон, переименованный в “Ветер удачи”, торопливо бежал на юг, туго надув паруса и чуть кренясь на борт. С каждой пройденной милей его цель – Южные острова – становилась ближе. Капитан Грег уходил с мостика только для того, чтобы вздремнуть пару-другую часов. В остальное время он зорко оглядывал горизонт в тяжёлую бронзовую трубу, в которую были вставлены линзы из отполированных кусков горного хрусталя.
Таких замечательных приборов во всей Миртане набралось бы едва ли пара десятков. Изготовляли их в прежние времена очень немногочисленные и умелые мастера, затрачивая на полировку каждой линзы месяцы, а то и годы. В последнее время умельцев, способных изготовить хорошую подзорную трубу, похоже, не осталось вовсе. Некоторых обвинили в связях со слугами Белиара ещё при Робаре I, который на склоне лет стал гневлив и постоянно искал виноватых в своих неудачах. Следует отдать должное королю – найти и сурово покарать виновных ему удавалось всегда. Вот только государственные дела от этого почему-то лучше не шли.
Оставшиеся умельцы или умерли от старости, не оставив учеников, или погибли под орочьими топорами. А подзорные трубы и искусно изготовленные навигационные инструменты один за другим исчезали в морской пучине вместе с кораблями и их капитанами. Или приходили в негодность от времени и разных превратностей. Поэтому теперь трубе Грега просто не было цены.
Обойтись же без столь полезного инструмента в пиратском деле было непросто. Положим, заметить издалека чужое судно можно невооружённым глазом. Особенно, если послать кого-нибудь помоложе в “воронье гнездо”. Но как отличить нагруженное дорогими товарами купеческое судно от такого же, но набитого паладинами или варрантскими разбойниками? А ведь только вовремя поняв, чьи это паруса виднеются у горизонта, можно решить, что делать дальше: точить абордажные сабли и догонять добычу или удирать во все лопатки. И то, и другое Грегу с командой за время их бурной карьеры приходилось проделывать неоднократно. Впрочем, за несколько суток пути ни один парус на горизонте замечен не был.
Капитан в очередной раз поднёс окуляр к единственному глазу и бегло оглядел горизонт. Вдруг что-то привлекло его внимание. Грег навёл резкость и ясно увидел парус. Насколько можно было понять с такого расстояния, неизвестное судно шло встречным курсом.
Капитан, понаблюдав некоторое время за парусом, спрятал затёртую до матового блеска многочисленными прикосновениями рук трубу в кожаный чехол. Подозвал к себе Генри. Тот легко взбежал по трапу и остановился перед Грегом, выжидающе поглаживая гладко выбритую голову.
– Прямо по курсу неизвестное судно... – начал Грег.
– Да? – удивился Генри и посмотрел вверх, где в “вороньем гнезде”, устроенном из поднятой на марсовую площадку бочке сидел наблюдатель.
В тот же миг с мачты раздался крик Билла: “Парус прямо по курсу!”
– Ага, проснулся, – удовлетворённо сказал Генри. – Идём прежним курсом или отвернём от греха подальше?
– Маловато у нас людей для управления галеоном в бою...
– Что-то ты робкий стал в последнее время, Грег, прямо как барышня! Вряд ли здесь может оказаться военный корабль... Ты рассмотрел, что это за посудина?
– Далеко, – покачал головой капитан. – Вроде бы небольшой неф, но точнее пока определить нельзя. Когда ляжет на другой галс, можно будет разглядеть точнее... Пожалуй, идём как шли. Ветер попутный, а ему он дует навстречу – преимущество на нашей стороне.
* * *
Неизвестное судно оказалось небольшим двухмачтовым нефом, принадлежавшим торговцу. На мачтах развевались флаги Миртаны и какого-то островного графства. Торговцы доверчиво подпустили пиратский галеон, чёрный флаг на котором был предусмотрительно спущен, на расстояние полёта стрелы. Неф, которому ветер дул навстречу, двигался медленно. Было видно, как немногочисленная команда столпилась у борта, рассматривая “Ветер удачи”. Вот галеон подошёл к торговцу почти вплотную и быстро убрал паруса. Моряки что-то кричали, похоже, предупреждая об опасности столкновения. И в этот момент грянул залп правой верхней батареи пиратского судна.
Одно из выпущенных в упор ядер перебило грот-мачту. Тяжёлое дерево, обрывая ванты, рухнуло на левый борт. Неф сразу же накренился и окончательно потерял ход. Команда заметалась по палубе, капитан внезапно севшим голосом пытался отдавать какие-то приказы. А, между тем, над судном уже нависала громада галеона.
Торговцы едва успели схватиться за оружие, как с “Ветра удачи” были брошены абордажные крючья, и на палубу нефа посыпались пираты. Несколько человек во главе с капитаном нефа собрались возле кормовой рубки и приготовились дать залп из арбалетов. Но когда они по команде рванули спусковые скобы, “Ветер удачи”, двигаясь по инерции толкнул неф в корпус, палуба подпрыгнула, и болты прошли над головами пиратов. Разбойники быстро преодолели оставшиеся сажени.
Через несколько мгновений отчаянного звона клинков всё было кончено. Многие моряки корчились и истекали кровью на палубе, а остальные были обезоружены и припёрты к рубке. Среди высадившихся на палубу нефа разбойников – абордажной бригады Мэтта и половины бригады Моргана – был один убитый и двое раненых. Оуэну проткнули бедро шпагой, а Дженкинсу один из болтов угодил-таки в плечо. С ранеными уже возился Сэмуэль, не успевший или не захотевший принять непосредственное участие в схватке. Убит же был корабельный плотник Ли**, которому не посчастливилось нарваться на двуручный топор здоровенного смуглого детины, мгновением позже рухнувшего под ловким ударом Бонеса.
На палубу захваченного нефа величественно спустился Грег. Он был облачён в лучший свой камзол – чёрный с серебряным шитьём, ножны длинной шпаги цеплялись за доски узкого трапа, спущенного на палубу пленённого судна. Видно было, что капитан готов казнить или миловать побеждённых, смотря по обстоятельствам и собственной прихоти.
Пройдя по окровавленной палубе и ловко перепрыгнув через лежавший на пути обломок рангоута, опутанный обрывками снастей, Грег приблизился к пленникам. Он одобрительно окинул глазом картину побоища, остановив взгляд на Рене. Тот держал за воротник молодого матроса, приставив острие сабли к его горлу.
– Кто капитан этого корыта? – осведомился одноглазый разбойник.
– Я! – полузадушенно прохрипел высокий смуглый человек с проседью в тёмных волосах. Он был ранен, обезоружен и прижат двумя дюжими пиратами к тому, что осталось от грот-мачты.
– Кто “я”?
– Лагур, капитан “Весёлого странника” с острова Гештат***.
– А кто хозяин? Тоже ты?
– Купец Рикардо.
– И кто же из вас купец? – вновь спросил Грег, цепко ощупывая взглядом остальных пленников.
– Вот он, – кивнул головой Лагур в сторону лежавшего у борта искалеченного трупа. – Ядром его задело...
– Хорошо, – удовлетворённо проворчал пират. – Что везли?
– Шерсть в основном. Ещё древесину, пряности, серебра немного...
– Пряности и серебро! – оживился Грег. – Замечательно! И где они?
– Пряности в трюме, в мешках. А серебро в – сундуках, в каюте Рикардо.
Капитан Грег кивнул Мэтту, и тот, поняв его без слов, в сопровождении нескольких человек направился в рубку. А одноглазый пират вновь оглядел оставшихся в живых членов команды.
– И что мы с вами будем делать? – задумчиво спросил он у пленников.
* * *
Рен формально состоял в абордажной бригаде Моргана. Правда, после истории с сокровищами Питхорма никто об этом как-то не вспоминал. Поэтому на палубу купеческого нефа он попал, вместе с другими новичками, проходящими испытание.
Незадолго до того, как с борта “Ветра удачи” был замечен купеческих неф, Рен сменился с вахты и отправился спать в кубрик. Уставший парень быстро провалился в глубокий сон. Он спокойно проспал все те долгие часы, в течение которых два судна шли навстречу друг другу: галеон – под гордо надутыми попутным ветром парусами, а неф – ложась с галса на галс и неуклюже кренясь попеременно то на один, то на другой борт. Не проснулся парень, даже когда над головой затопали пираты, разбегавшиеся по своим местам. Пробудился он только после крепкого толчка в плечо, которым его наградил Том.
– Подъём, Рен! Была команда “к бою”!
Парень, шальной со сна, вскочил и принялся лихорадочно натягивать куртку. Застегнул пояс, пропитанный защитной магией, сгрёб в охапку лук, перевязь с саблей и бросился наверх.
Мэтт и Морган уже собрали свои бригады и новичков, приказав им не высовываться. Более опытные пираты наводили на ничего не подозревающую жертву стволы пушек. Задействована была лишь верхняя орудийная палуба, так как Грег опасался, что открытые порты нижней могут насторожить команду нефа.
Рен, пригнувшись, перебежал к борту и присел рядом с Томом и Ли, затаившимися между орудиями. Бывший бандит шумно дышал и нервно теребил в левой руке бронзовый эфес недавно купленного у Гаретта широкого меча. В правой руке он сжимал тяжёлый абордажный крюк, привязанный к бухте крепкого каната. Рядом скорчился корабельный плотник Ли. Бледный и крепко попахивающий свежим перегаром, он шёпотом молил Аданоса о милости.
– Ли, чего это от тебя так несёт? Ты же вроде завязал, – поморщился Рен.
– А он вчера у воришки Билла выиграл в кости две бутылки рома – вот и развязался, – нервно хихикнул Том.
– Выиграл у Билла? – удивился Рен. – Быть такого не может!
– Тихо вы там! – вполголоса рыкнул Морган.
В этот момент грянул оглушительный залп. Судно ощутимо вздрогнуло. Совсем рядом, сквозь свист в оглушённых ушах, раздались треск, человеческие вопли и шум от падения чего-то тяжёлого. Прозвучала команда, и несколько пиратов, выпрямившись над фальшбортом, забросили абордажные крючья. Под многоголосые вопли морские разбойники стали подтягивать неф к борту “Ветра удачи”, а потом, скользя по канатам или просто прыгая вниз, быстро переправились на палубу нефа.
Рен тоже спрыгнул, едва не подвернув ногу, и сразу же выхватил саблю. Лук он за ненадобностью оставил на галеоне, и теперь ничто не стесняло его движений. Увидев направленные прямо ему в лицо арбалеты, Морской Дракон пригнулся и почувствовал, как палуба сильно толкнула его в подошвы. И тут же услышал хищный свист над головой и треск болтов, вгрызающихся в смолёный борт галеона. Справа, выронив меч из простреленной руки, громко вскрикнул Дженкинс.
А потом на пиратов с рычанием и проклятиями бросились около дюжины матросов.
Рен едва успел уклониться от блеснувшего перед грудью топора и, отпрыгнув в бок, оказался лицом к лицу с молодым моряком. Тот взмахнул короткой саблей, пытаясь достать Рена в голову. Пират, сделав скользящий шаг в сторону (как учили!), слегка отклонил вражеский клинок. Моряк по инерции шагнул вперёд и замер, наткнувшись на залитого кровью смуглого здоровяка, корчившегося на палубе. Рен молниеносно развернулся вокруг свой оси и коротким резким ударом сверху выбил оружие из ослабевшей руки противника. Потом схватил растерявшегося парня за воротник и приставил острие клинка к горлу.
Схватка вокруг тем временем затихала. Половина моряков, остававшихся в живых после орудийного залпа, была перебита, а остальные – оттеснены к кормовой рубке и обезоружены. Сопротивлялись они достойно, однако силы были слишком неравными – пираты превосходили торговцев численно и по боевым навыкам.
Рен с удивлением понял, что совершенно не испугался во время боя. Пока другие новички тряслись от волнения в ожидании абордажа, он никак не мог выгнать из головы сонную одурь. А как только абордажные крючья накрепко вцепились в снасти и борта купеческого нефа, им овладел азарт. Раздумывать и пугаться было некогда, и Рен действовал быстро и чётко, подобно боевой машине со спущенным рычагом. Абордажная сабля порхала в его руке как перо.
Парень слабо трепыхнулся, попытавшись освободить воротник матросской куртки, крепко зажатый в руке Рена. Молодой пират дёрнул пленника к себе, сильнее надавив на его шею жалом клинка. По бледной коже сбежала капелька крови. Тут только Рен как следует рассмотрел своего противника.
Моряк был очень молод – заметно моложе самого Рена. В море он, видно, вышел впервые в жизни: лицо не успело обветрить и покрыться загаром. Парень смотрел на Рена испуганными тёмно-серыми глазами, а сердце колотилось так, что начинающий пират чувствовал его толчки через натянутый ворот куртки. И вдруг Рен понял, что не сможет убить своего пленника, даже если этого потребует Грег, как раз в это время спустившийся на палубу захваченного нефа.
* * *
Старые пираты, много лет бороздившие моря вместе с Грегом, предвкушали жестокую забаву. Одноглазый капитан обычно оставлял в живых моряков, сдавшихся без сопротивления. Но уж если они брались за оружие, да ещё, как сегодня, отнимали жизнь кого-то из пиратов, пощады не было. Бедолагам оставалось лишь пройти по доске или сплясать на рее, чтобы предстать перед праведным судом богов.
Что происходит с человеком после смерти, различные люди представляют себе по-разному. Некоторые утверждают, что умершие попадают в лапы к Белиару, который воздаёт им за прошлые грехи. Иные считают, что души мёртвых отправляются в Светлые Чертоги Инноса. А большинство моряков уверены, что покойники вначале предстают перед Аданосом, который, взвесив их злые и добрые дела, направляет кого в Бездну, а кого – в Обитель Света.
Грегу было, по большому счёту, всё равно, куда отправляются его жертвы. Главное, чтобы его земной суд вершился незамедлительно, смерть несчастных увеличивала славу безжалостного разбойника, а золото, серебро и драгоценные камни текли в бездонные кошели капитана и остальных членов команды.
Оглядывая лица пленённых моряков с “Весёлого странника”, Грег уже раздумывал, каким способом их лучше казнить. Но вдруг взгляд его упёрся в упрямые глаза Рена.
Грег прищурил единственный глаз, пристально всматриваясь в лицо своего любимца. Он достаточно хорошо знал людей, чтобы понять, какие чувства сейчас одолевали Рена. Мозг капитана, поднаторевшего управлять командой в самых различных обстоятельствах, стал быстро просчитывать варианты последующих действий.
“Если малыш что-то твёрдо для себя решил, – думал капитан, – то свернуть его с пути вряд ли удастся. Если прикажу сейчас убить этих моряков, он пойдёт против моего приказа. Тогда придётся уступить и потерять авторитет, или убить Рена... Нет!” О таком исходе капитан не мог даже и помыслить без содрогания. Нахально прибившийся к пиратам юнец стал ему как сын, которого у Грега никогда не было.
“Можно сделать вид, будто отпускаю этих бездельников, а потом спровоцировать их на нападение и прикончить... Тоже не пойдёт. Генри, Брэндон и другие всё поймут, а потом разъяснят Рену, багор им в жабры! Да он и сам догадается, не дурак... И тогда – попробуй, угадай, что он выкинет!”
Из краткой задумчивости Грега вывел голос Моргана.
– Кэп, а с этими что делать? На рею их?
– Нет, – сказал капитан, – парни всего лишь выполняли свой долг. А Ли сам виноват – не надо было так надираться перед боем. Я всегда говорил вам, остолопам, что пьяница – не боец!
– Мы их что, просто так отпустим? – подал голос возмущённый Дженкинс, которому Сэмуэль как раз закончил не слишком умело перевязывать раненое плечо.
– Именно, – спокойно ответил капитан. – Вот так вот возьмём и отпустим! Или кто-то возражает? К примеру ты, Рен? Ты же у нас ничего не боишься – ни демонов, ни призраков, ни морских драконов! Может быть, ты ослушаешься моего приказа и проткнёшь горло этому молокососу?
– Нет, капитан! – отозвался обрадованный Рен. – Прикажешь отпустить – отпустим и расцелуем на прощанье!
Кто-то из пиратов при этих словах заливисто хохотнул.
– Вот это – ответ настоящего морского волка! – поднял палец вверх капитан.
– Волчонка, – ухмыльнувшись, поправил вполголоса Морган.
– Точно, – с весёлой злостью подтвердил Грег. – Волчонка... Так, спускайте лодку, киньте в неё бочонок воды и этих неудачников. Пусть проваливают на все четыре ветра! И пошевеливайтесь! Нам ещё пряности перегружать, а ветер свежеет!
Несколько человек тем временем выволокли из каюты тяжеленные сундуки с серебряной утварью и слитками. А Мэтт пинками гнал перед собой ещё одного матроса, не решившегося участвовать в сражении...
* * *
Шторм был не слишком сильным и прошёл быстро. Наступало лето, а в это время года над Миртанским морем сильные бури проносятся не часто. Впрочем, воды, которые рассекал сейчас “Ветер удачи”, многие учёные картографы относили не к Миртанскому, а к Южному морю. По их мнению, именно Южное море омывало и Южные острова, и несколько более мелких архипелагов. В том числе группу небольших островов, в которую входил Гештат***, издавна служивший яблоком раздора между Варрантом и Миртаной, а недавно провозгласивший себя независимым королевством.
Однако сейчас остались далеко к северо-западу и высушенное яростным солнцем варрантское побережье, и мятежный Гештат. А впереди раскинулись Южные острова – огромный архипелаг, состоящий из десятков крупных и неисчислимого количества мелких островов, протянувшихся в юго-восточном направлении на сотни миль.
Все эти подробности Рен услышал от Скипа и Аллигатора Джека. Эти двое в недавнем абордаже купеческого нефа не участвовали. Скипа берегли как лучшего навигатора, а Аллигатор входил в бригаду Генри, которая во время боя оставалась на галеоне.
Море успокоилось, на тёмно-синем небе зажигались первые звёзды. Вся команда "Ветра удачи" собралась проводить в последний путь плотника Ли, погибшего в своём первом бою. Хотя убитый, бывший при жизни изрядным болтуном и законченным пьяницей, нравился далеко не всем, на лицах пиратов застыла печаль. Родрик, долгие годы работавший с Ли на верфи Гарвелла в Хоринисе, украдкой утирал слёзы.
Зашитое вместе с пушечным ядром в парусиновый саван тело положили на широкую доску. Капитан Грег невнятно прочёл молитву Аданосу. Доску наклонили, тело скользнуло в воду, и тёмные воды сомкнулись над ним, став последним пристанищем корабельного плотника.
Пираты, тихо переговариваясь, разошлись по своим местам. А Рен остался стоять у борта, задумчиво глядя на потерявшие недавнюю ярость волны. Он заново переживал вчерашнюю схватку на палубе купеческого нефа, долгий и очень странный взгляд капитана, решавшего судьбу пленников. Вспоминал, как отпущенная команда торговца спускалась в лодку, и как молодой моряк, пощажённый им в схватке, благодарно кивнул головой на прощанье. Перед глазами начинающего пирата вновь горел "Весёлый странник", подожжённый по приказу одноглазого Грега. На снастях и надстройках плясали в обнимку с крепчающим ветром языки пламени. Он снова видел, как пылающее судно, особенно яркое на сером фоне предштормового моря, быстро отдаляется от набирающего ход галеона...

КОНЕЦ

Примечания:

*На самом деле этот рассказ - слегка переделанный отрывок из более пространного сочинения, носящего рабочее название “Долгий путь в Миртану”. Я его начал выкладывать на форуме Allgothic.

**Для тех, кто не играл в “Жизнь пирата”: плотник Ли и генерал Ли - совсем разные люди. Тёзки просто.

***Остров Гештат упоминается в моде “Пакт зла”.
__________________
Мои рассказы.
Дикарь вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.08.2007, 14:45   #23
Доисторический летописец
Магистр форума
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 22.06.2007
Сообщений: 2,288
Сказал(а) спасибо: 408
Поблагодарили 825 раз(а) в 301 сообщениях
По умолчанию Рассказы

ВЕЧЕР НА МАЯКЕ

- Мне нравится твой маяк, - проговорил, оглядевшись, Безымянный.
- Спасибо, - ответил старый Джек. – Поднимись наверх. Оттуда открывается такой потрясающий вид! И вообще, чувствуй здесь себя как дома...
Вдоволь насладившись зрелищем городских крыш, гавани, окрашенной лучами заходящего солнца в розовый цвет, и потемневших крон деревьев большого леса, Безымянный легко сбежал по лестнице вниз. Старик хлопотал у плиты, что-то ворча под нос. По жилищу, расположенному в нижней части маячной башни, разливался аппетитный запах жареной рыбы.
- Уже уходишь? – обернулся смотритель к нашему герою. – Может быть, поужинаешь со мной, а заодно и заночуешь? Время позднее.
- Не откажусь, - сказал Безымянный. Ему не очень-то хотелось спускаться в сумерках по дороге, проложенной по самой кромке пропасти.
- Тогда садись, рыбка уже поспела... Отлично! – обрадовался старик, увидев, что Безымянный поставил на стол глиняную бутыль с вином.
Когда с ужином было покончено, они расположились возле уютно потрескивающего очага. Смотритель маяка задумчиво глядел в огонь, на его изборожденном глубокими морщинами лице плясали багровые отсветы.
- О чем задумался, приятель? – спросил Безымянный.
- Да воспоминания что-то нахлынули. Молодость вспомнил, первое плавание... Я же здесь родился, на Хоринисе. Правда, не в городе, а в маленьком поселке лесорубов. Знаешь таверну "Мертвая гарпия"? Так вот, если идти к таверне по каменному мосту и сразу за ним повернуть направо, то между скал, на самом краю обрыва, стоит маленький поселок... Вернее, стоял. Его орки сожгли недавно. Хотя там уже почти никто и не жил.
- Знаю. Видел развалины.
- Раньше там четыре хижины насчитывалось. Да еще в пещере старушка одна жила, травница. Лечила, если кого зверь порвет или деревом придавит. От простуды тоже пользовала... А в одном из домов я и родился.
Отец в лесу охотился, деревья валил вместе с соседями, смолу собирал. Тогда ведь лодок и кораблей много строили, не то, что сейчас. Столярам, опять же, древесина хорошая требовалась. Лес в те времена гуще был, глуше. Таверна посреди чащи стояла, а фермы Акила вовсе еще не было...
Я в семье был младшим. Двое братьев отцу уже помогали, а я пешком под стол ходил. Потом среднего брата деревом задавило. Насмерть. Он как раз жениться собирался...
Через несколько лет, мне шестнадцать было, отец попал в городскую тюрьму. Взял у одного торговца товаров в долг, а расплатиться не смог – обманули его при продаже досок и смолы. Мать так убивалась. Потом отца отпустили, а старшего брата мракорис помял. Он всю оставшуюся жизнь хромал сильно...
Работали мы целыми днями, но часто приходилось ложиться спать на пустой желудок. И тогда я решил, что больше не хочу так жить. Собрался и пошел в порт. Родители отговаривали, но я упрямый был, нанялся юнгой на одну торговую посудину.
В первый год службы мне и не платили вовсе. Только выдали штаны, куртку и кормили с остальными матросами. Ох, и тяжело мне тогда приходилось! Помыкали все подряд, как хотели. Работы полно было – то подай, это принеси. И на погрузке наравне с остальными вкалывал. Но ничего, выжил. Научился кое-чему: с парусами управляться, по плотницкому делу немного... Посудина старая была, текла то и дело, чинили после каждого шторма.
Когда на другой корабль нанялся, стали мне уже полное жалование платить. Да и судно было получше – на материк частенько с рудой ходили, оттуда ткани возили, ковры, посуду - здесь же их никто не делает. Семье начал помогать понемногу.
Вскоре началась очередная война с Варрантом. Корабль наш по приказу короля мобилизовали для подвоза продовольствия войскам. Один раз благополучно сходили, а во второй – встретились с парой варрантских галер... Немногие тогда спаслись, но я выплыл. Пошел на службу в королевский флот. Служил несколько лет, в боях участвовал, ранен был не раз, а как война утихла, снова ушел на торговое судно. После на китобое ходил, возил жемчуг и перец с Южных островов, с одним сумасшедшим паладином на север плавал – новые земли для короля открывать... Много всего было. Теперь вот здесь якорь бросил, у последнего своего причала.
- Изрядно, наверное, повидал разного? – спросил Безымянный, с интересом глядя на старика.
- Да уж, всякое бывало, - медленно проговорил Джек. Глаза его вновь подернулись дымкой воспоминаний.
* * *
- Помню, во время войны дело было. Привел наш капитан судно в бухту на севере Варранта. Встретиться он там с кем-то должен был. Донесение передать, что ли, не то пленника важного забрать, уж не знаю точно.
Ночь глухая стояла, ветреная. Спустили мы лодку на воду и вдвоем с еще одним моряком сели на весла, а капитан взялся за руль. Гребем потихоньку, лодку на волнах подбрасывает, чуть не опрокидывает. Но ничего, к берегу подошли, лодку на песок выволокли. Капитан наш на берег вышел, ладони у рта трубой сложил и крикнул совой. Подождал и еще раз закричал.
Вот из темноты человек выходит. Стоят они с капитаном, говорят о чем-то. Нам ни слова не слышно – прибой шумит, ветер свистит в скалах. Горячий ветер, сухой, из пустыни, а сзади волны... И вдруг видим - человек, что стоял с капитаном, падает на песок. А капитан наш назад пятится и меч достает. Мы поняли, что не так что-то пошло, и стали лодку на воду сталкивать. Но тут огни на берегу вспыхнули. Много огней, не меньше десятка. Слышим, как кто-то кричит, чтобы мы оружие бросили и сдавались, иначе нас перестреляют. Делать нечего, капитан меч на песок уронил, а следом и мы сабли и арбалеты побросали.
Ну, думаем, отвоевались. Загонят нас теперь на рудники, там и сгинем. А варрантцы ближе подходят, смеются, шныжьи дети. И вдруг рев, крики! Арбалеты защелкали. Это мракорис у них из-за спин вылез на наше счастье. Видно, спал где-то поблизости, а они его потревожили. И давай их когтями драть. Мы аж замерли с испуга, а капитан к лодке бросился и нас зовет. Мы опомнились и следом. Пока варрантцы со зверем управились, мы уж на полсотни саженей от берега отошли. Они, конечно, вслед стреляли, капитана ранили. Но темно было, и стрелы все больше мимо летели. Так мы и спаслись. Когда на борт поднялись, капитан велел навести пушки на берег бухты и дать залп...
А я ведь с детства мракорисов ненавидел. Не думал, что один из них мне жизнь спасет. Потом, когда рассказывал эту историю, никто мне не верил.
- Почему?
- Говорят, не водятся мракорисы в Варранте. Должно быть, из Миртаны пришел, чтобы земляков выручить, - улыбнулся старик.
* * *
- Один раз я в рабство чуть не угодил. Это уже после войны случилось. Нанялся корабль к одному торговцу. Судно новехонькое было, впервые в дальний рейс шло. Его здесь, на Хоринисе построили. Крепкий такой кораблик, остойчивый.
А хозяин, он же капитан, проходимец тот еще оказался. Нас, правда, не обижал, но с законом у него нелады были. Вот и в тот раз загрузил он трюм шкурами, а под них ящики с рудой спрятал. И вез их совсем не для королевских оружейников.
Мы, про это дело узнав, струхнули было. Судья-то не станет разбираться, кто контрабандист, а кто по незнанию в команду нанялся – всех без разбора на каторгу упечет. Но ничего, пронесло. Хозяин наш кому-то в порту на лапу дал, стражники сверху в шкурах слегка порылись, да и выпустили нас на все четыре ветра.
Однако дойти до материка нам было не суждено. В то время в море между Миртаной и Хоринисом орудовали пиратские шайки, на которые власти все никак не могли найти управу. Вот наш капитан и решил взять дальше на север, чтобы с ними не встретиться. Но там мы наткнулись на мель возле какого-то островка. Осадка у нас из-за груза была большая. Туман в тот день наполз густой, как молоко. Ветра почти не было, и мы двигались очень медленно. Когда почувствовали толчок, даже не сразу поняли, что сели на мель. Время позднее было, и капитан велел всем спать, а с утра приниматься за работу.
Разбудили нас пираты. Они потихоньку подошли на своей посудинке и поднялись на борт. Мы и за оружие едва успели взяться. Они долго думать не стали, постреляли почти всех. Капитана зарубили, когда он одного разбойника ранил. А мне дали по затылку, пока я топором от какого-то лысого головореза отмахивался. Еще кока живым взяли. Бедняга проснулся только, когда его вязать начали – здоров был поспать.
Приковали нас цепями к переборке в трюме. Часть груза они оттуда выкинули, чтобы осадку уменьшить и с мели сняться. Так мы и сидели на цепи несколько дней. Кок молился все время, а я скобу расшатывал, к которой цепь крепилась. А потом в трюм привели еще кучу народу: мужчин, женщин. Суматоха поднялась. Все орут, пираты злятся. Ну, я время выждал, скобу выдрал из переборки, по трапу взбежал, через фальшборт прыгнул, да и был таков. Пираты сразу вслед стрелять начали, но на мое счастье темно уже было, не попали.
Вскоре я стал выбиваться из сил. До берега далеко, а цепь на дно тянет. Греб я, греб, и чую – не выдержу больше. Уже и воды соленой нахлебался. Вдруг слышу плеск весел неподалеку. Думаю, что пираты за мной вернулись. Делать нечего, стал звать на помощь.
Появляется из темноты лодка, а в ней сидит здоровенный кто-то. Одной рукой меня подхватил и втащил на борт. Я смотрю: орк! Ну, все, думаю, теперь точно – смерть. А он молча меня до берега довез, из лодки вытолкнул и погреб восвояси.
- Что ж, бывает. Мне орки тоже не раз помогали, - произнес Безымянный, вспомнив Урр-Шака и Таррока.
* * *
- Пришел я после того побега в Венгард. Сам в лохмотьях и синяках, на запястьях ссадины от цепей, за душой – ни единой монеты. Дня два или три по городу таскался голодным. А тут слышу, глашатай на площади объявляет набор команды для плавания. Паладин Дитмар, дескать, собирается отплыть за дальние моря, чтобы отыскать во славу Инноса новые земли для Миртанской короны. Смотрю, желающих что-то немного. Ну, я и вызвался.
Не раз потом пожалел, что пошел в это плавание. Судно – старая нордмарская шнека, слегка подлатанная и переделанная: весла и боевые кастли с нее убрали, палубу настелили по всей длине и оснастку заменили. И назвали это чудо "Цветок серафиса"! Шкипер – молокосос, курс толком проложить не может. Команда – сброд, половина вовсе не моряки. А сам паладин Дитмар статую Инноса поставил на мостике и молится день и ночь напролет.
Ну и натерпелись мы тогда! Пошли на северо-восток. Ветер встречный почти все время дул, шнека с галса на галс переваливается, как кротокрыс в луже, в днище течь открылась. Только вахта у парусов закончится, уже надо к помпе идти, воду откачивать. Сырость постоянная, холод, еда скудная. Потом и вода протухла. Но тут мы, как раз, открыли неведомые острова. Собственно, не острова, а так, несколько голых скал. Но на одном островке оказался источник, мы смогли запасти воды и завалить пару шныгов. Мясо у них вонючее, в горло не лезет. Однако лучше, чем ничего.
Мы думали, что теперь назад повернем, но паладин велел дальше идти. Парни взбунтовались было, но когда Дитмар рулевого Гая мечом пополам развалил, сразу успокоились. Вскоре и еще один остров увидели – горбатый весь, черный. Идем к нему, а он не приближается. Вот, наконец, подошли ближе, но тут стемнело. А утром смотрим: остров опять далеко и вообще в другой стороне. И так несколько раз он нас обманывал. Моряки шептаться начали, что проклятый это остров, некроманты на нем обосновались. А паладин знай себе гонит корабль к острову-призраку. Так бы мы там и пропали, но, хвала Аданосу, на наше счастье шторм разразился, и паладина вместе с его статуей смыло за борт. А может, и столкнул кто...
Как буря утихла, стали пробираться на юг. Течь усилилась, шкипер представления не имеет, где мы находимся. Устали все, оголодали, отчаялись. Но все-таки доковыляли до Хориниса. Посудина наша недалеко от берега затонула, а мы едва вплавь добрались. Все из-за паладина этого неугомонного!
- Ну, он же не для себя старался, а ради славы королевства, - попытался заступиться за Дитмара Безымянный.
- О людях нужно в первую очередь думать, а уже потом о славе, - проворчал Джек.
* * *
- На китобое я несколько лет ходил. Тоже всякое бывало: киты лодки разбивали; от пиратов как-то в скалах прятались. А раз такое приключилось, что не верит никто, когда рассказываю.
Охота в тот раз была неудачной. За два месяца добыли только одного кита, а как только начали его разделывать и ворванью бочки наполнять, поднялся шторм. Пришлось тушу бросить и уходить от островка, на берегу которого мы работали, в открытое море. Иначе выбросило бы нас на скалы, и поминай, как звали.
Долго нас буря носила. Такого ужасного шторма на моей памяти больше ни разу не было. Но ничего, и он утихать стал. А тут, на беду, вынесло на нас это дерево. Здоровое такое бревно, смыло его где-то с берегового обрыва и носило по морю. И надо же тому случиться – море широкое, а наш корабль с тем бревном не разминулся. Получили мы пробоину в носовой части. Вода внутрь хлещет, мы ее откачиваем, пробоину затыкаем, чем можем. Воды, однако, все больше, а сил все меньше. И вдруг - такой удар, что все, кто на ногах стоял, кубарем полетели. Наткнулись на что-то. Зато нос приподнялся и вода течь перестала.
Мы подумали, что на мель сели. Решили, что если буря не утихнет окончательно, то судно волнами разобьет. Но волны накатывают, а нас раскачивает вместе с этой "мелью". Как рассвело, ветер поутих, стали смотреть, что за чудеса. Оказалось, мы форштевнем въехали на тушу чудовища. И не кит это был вовсе. Сама зверюга втрое длинней нашей посудины, чешуйчатая. Голова, как у дракона на картинке, а лапы короткие и похожи на ласты.
Пробоину мы заделали, а у чудища капитан велел голову отрубить и взять с собой. Мы канаты за клыки зацепили и кое-как втащили голову на палубу. Но дни жаркие стояли, башка протухла и начала так вонять, что даже у бывалых китобоев глаза слезились. Пришлось выбросить. Теперь никто не верит, что и вправду это все было.
- Я верю. Сам таких тварей видел, только помельче... – сказал Безымянный, вспомнив свое неудачное купание в Яркендарской бухте у пиратского лагеря.
- Не может быть! Где?
- Недалеко, около Хориниса. К северо-востоку отсюда.
- Надо же! Я и не думал, что тут они тоже водятся.
* * *
- Хотя, старые моряки и не такое еще рассказывали. Служил со мной как-то старик один. Окиром звали. Зашли мы в порт, в таверну ввалились всей гурьбой, пива заказали и начали байки травить. Окир слушал, слушал, а потом рассказал, что с ним будто бы в молодости произошло.
Говорит, ходили они к Южным островам. Закупили дорогой древесины, жемчуга немного. Деревушку какую-то напоследок слегка пограбили, и отправились назад. И все бы ничего, но штурман у них лихорадку подхватил, да и помер. А капитан – купец купцом – в торговле мастак, а как курс проложить, не знает. Помолились Аданосу и пошли наугад, лишь бы к северу.
Долго они блуждали, и в один прекрасный день заметили гористый остров с пальмами. Якорь бросили. Капитан у них храбрецом не был, поэтому послал четверых моряков, в том числе и Окира, на берег, а сам с прочими людьми на судне остался.
Парни в лодку сели и отправились. Долго у берега кружили, пока не отыскали место, где можно было высадиться. Нашли козью тропу и пошли по ней. Тропа крутая, вокруг скалы, деревья. Кровяные шершни откуда-то налетели в несметном количестве. Они уж почти все стрелы извели и одежду изорвали, когда тропа вниз с горы спустилась и из леса их вывела.
Вышли они из папортниковых зарослей и оказались в чудесном местечке. Бухта такая тихая, со светлым песчаным берегом. Птицы поют на разные голоса. У самой воды, в полосе прибоя, лежат несколько больших серых валунов. А на валунах этих... Я сам не поверил, но Окир клялся, что так оно и было... На валунах, говорит, сидят сирены, волосы расчесывают. Сверху они как женщины, а снизу хвосты рыбьи! Видел таких когда-нибудь?
- Нет. Гарпий только знаю – полустарух-полуптиц...
- Да кто ж этих тварей не знает! Эка невидаль! – Махнул рукой старик. – А про сирен и слышали не все, не то, что самим увидеть! Окир говорил, что парни так и остолбенели. А потом один дурень арбалет с плеча снимает и целится в сирену...
- И что?
- Не знаю. В таверне как раз драка началась. Мы местным морды, конечно, знатно начистили, заведение разнесли – любо дорого посмотреть. Но Окира в драке помяли порядочно, и его капитан на берег списал. Так я и не узнал, чем та история закончилась.
* * *
- А гарпии что? И гарпий, и разной нежити я на своем веку немало повидал. Однажды, когда на китобое ходил, заметили мы у одинокой скалы неподалеку от миртанского побережья разбитый корабль. Капитан велел лодку спустить и осмотреть посудину. И сам с нами отправился. Подгребли мы к месту крушения. Зрелище жуткое: мачты сбиты, бушприт выворотило с частью обшивки, корпус пополам треснул.
Поднялись мы на борт, а там команда – скелеты одни обглоданные валяются. Не то они еще до крушения от голода умерли, не то от удара погибли – не знаю. У нас мороз по коже от такого вида. А капитан наш ничего, хмыкнул и в каюту полез. Пару крыс там пристукнул и давай сундуки потрошить. Мы с парнем одним, Асмундом из Нордмара, вошли вслед за капитаном. Асмунд огляделся, увидел на полке какой-то свиток, схватил его и сунул за пазуху. Но капитан это безобразие заметил, дал Асмунду в рыло и велел показать, что он там спрятал. Оказалось, что это старая карта. На ней был изображен один из мелких архипелагов, каких немало в Миртанском море, а на одном из островов склон горы был помечен крестом. Мы сразу решили, что там спрятаны сокровища.
Об этом архипелаге издавна ходит дурная слава, как о пиратском логове. Но наш капитан решил рискнуть, и вскоре мы оказались у заветного острова. Поднялись на отмеченную на карте гору и увидели вход в пещеру. Капитан запалил факел и пошел вперед. Мы – следом.
Вот где ужасов насмотрелись! И гарпий, и скелетов с ржавыми мечами, и еще разной пакости. Двое парней навсегда в той пещере остались. Потом добрались до каменной кладки, что пещеру перегородила. А в ней – маленькая дверца. Капитан нам велел ждать, а сам дверцу отворил и вошел внутрь. Долго его не было. Мы уж следом идти хотели, но он сам, наконец, появился. Лицо чернее тучи, а в руке книга в багровом переплете. Сказал, что нет там никаких сокровищ, и наружу пошел. И ты знаешь, на обратном пути ни одно чудовище нам не встретилось...
Стал с той поры капитан наш угрюмым и замкнутым. Парней наказывал часто без особой вины. Асмунд как-то в каюту к нему зашел, сказать, что фонтаны китов на горизонте показались, а вместо капитана увидел там какого-то темнолицего человека в черной мантии с красным узором. Асмунд как ошпаренный наружу выскочил. Следом вышел капитан, на фонтаны поглядел так равнодушно, и велел Асмунду линьков всыпать, чтобы без стука не входил.
Я потом в ближайшем же порту сбежал, и жалованья не стал дожидаться. А корабль через полгода сгинул где-то, из плаванья не вернулся.
- Это он, похоже, альманах одержимого нашел, - вставил Безымянный, – и сам одержимым стал. А такому, если обряд очищения не провести вовремя, только два пути – или смерть, или в Ищущие...
* * *
- Всякое бывало, - задумчиво повторил Джек. – Раз, помню, собираемся мы выходить из Венгарда на Хоринис. Уже и трап убирать начали. А тут бежит по причалу рыжеволосый такой парнишка с сумкой на спине, кричит, чтоб подождали и руками машет. Капитан велел обождать, у него как раз пары матросов не хватало.
Рыжий на судно взбежал, мы трап убрали и отчалили. Парень этот, что примчался в последний момент, капитану за проезд золото сулил, но тот его к делу приставил – снасти тянуть и палубу драить. Да еще заплатил немного за работу и даже не спросил, кто он, откуда и почему так спешил.
Парень этот рыжий веселый оказался, ловкий. Работу освоил быстро, хотя видно было, что морское дело ему не в привычку. Всю дорогу нас байками развлекал, шутил. А сумку свою тяжелую в рундук запер, и за весь путь ни разу его не открывал.
Как на Хоринис пришли, капитан рыжему расчет дал и стал звать его еще на один рейс - уж больно парень ему по душе пришелся. Но тот поблагодарил, и сошел на берег. А когда он к причалу спускался, сумка его вдруг порвалась и на палубу упала. Я помочь хотел, смотрю: из прорехи кубок драгоценный виднеется. Рыжий на меня глянул недобро, сумку руками обхватил и бегом к трапу. Потом его на рынке видели, в гостинице и в таверне "У одноногого разбойника". А после сгинул тот парень неведомо куда, и больше про него никто не слышал.
И лишь когда вновь пришли мы в Венгард, узнали, что за день до появления рыжего на нашем судне у короля Робара из сокровищницы похитили набор Кровавых кубков, которые он с войны привез. Стража гналась за вором по пятам, но поймать не сумела. Капитан, это услышав, побледнел и велел нам всем держать языки за зубами, если не хотим закончить жизнь за Барьером.
- А что же ты теперь мне об этом рассказываешь?
- Дело давнее, теперь все равно. Королю сейчас не до кубков, да и ты парень надежный.
Джек замолчал, снова уставившись на рдеющие в очаге угли. Молчал и Безымянный.
__________________
Мои рассказы.
Дикарь вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.10.2007, 07:43   #24
Доисторический летописец
Магистр форума
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 22.06.2007
Сообщений: 2,288
Сказал(а) спасибо: 408
Поблагодарили 825 раз(а) в 301 сообщениях
По умолчанию Рассказы

Что-то глухо здесь совсем стало. Придётся добавить жизни... или смерти.


Рассказ
ТАК ПРОХОДИТ СЛАВА ЗЕМНАЯ...

Его Величество король Миртаны и Нордмара, протектор-соправитель Варранта, великий герцог Хориниса и повелитель Южных островов Робар Третий сидел один в своём кабинете, обставленном с неброской роскошью. Кабинет помещался на втором этаже недавно перестроенного дворца в Венгарде. На массивном столе перед Робаром лежала стопка тонких пергаментных листов и стоял дорогой письменный прибор тяжёлого нордмарского серебра.
Сбоку от обтянутого драконьей кожей кресла, несмотря на летнюю пору, потрескивал и рдел угольями большой камин - старые кости короля нуждались в тепле. Особенно тяжело ему приходилось в ненастье, когда начинали ныть многочисленные раны, полученные в годы буйной молодости и не менее бурной зрелости. Но боль тела, которую он давным-давно выучился переносить с неизменной стойкостью, была пустяком по сравнению с болью душевной. Болью, рождаемой тоской по ушедшим друзьям и любимым, юности, которая никогда не возвратится, прежним временам, когда мир казался понятней и проще. Боль вызывало и постоянно преследующее его ощущение, что всё созданное за долгие годы борьбы и трудов так непрочно и хрупко, что может рассыпаться в любой миг.
Рассеянно скользя невидящим взглядом по ровным строчкам рун, мысленным взором Робар видел совсем другие картины.

Вот он, молодой, растерянный и мокрый до нитки, выбирается из озера, смягчившего его падение с обрыва по ту сторону Барьера. И первое приветствие Миннентальской каторги - неожиданный и подлый удар по лицу...
Белозубая улыбка старины Диего под колючими варрантскими усами... Усталый взгляд Ли - оболганного и преданного генерала ордена Света, нашедшего честь и верность, в существование которых он уже переставал верить, здесь, среди осуждённых на пожизненную каторгу преступников... Ксардас, для которого люди и нелюди - лишь орудия для достижения “высших целей”... Некромант, ни сколько не изменившийся с тех времён, до сих пор плетёт свои заклятья и интриги в мрачной башне на севере Нордмара, куда он вернулся после многолетних скитаний по иным мирам...
Вот отвратная волосатая морда Спящего - орочьего демона Крушака. На клыках его - смерть, а в зрачках - Тьма. Не менее волосатая и клыкастая, но такая простодушная, добрая и немного лукавая физиономия старого шамана Урр-Шака... Тяжесть Уризеля в уверенной ладони... Падение Барьера - ощущение, будто рушится мир...
Город Хоринис, каким он его увидел впервые, сонный и приходящий в запустение... Мудрый ясный взгляд Ватраса на костистом смуглом лице. Под таким взглядом забываешь о лжи, лукавстве, выгоде...
Драконы... Ирдорат, с его застарелой вонью, настоенной на сере, крови и страхе; с его злым эхом, насмешливо отдающимся в бесчисленных залах и переходах, погруженных в вековечную жуть и тьму...
Первые шаги по материку... Бесконечное и бестолковое перемещение по разорённой, захваченной орками стране в бесплодных попытках объединить разрозненные людские группировки для организованного сопротивления... Смерть предшественника - Робара Второго, высокомерного и слабого правителя, предавшего тех, кто принёс ему славу и власть... Иллюзия победы... Уход магии из мира...
Многолетние походы, стычки, интриги, компромиссы, измены и подвиги... Коронация... Создание государства на пепле и крови разорённой Миртаны почти в прежних её пределах. Лишь на востоке, близ границ с Неизвестными землями до сих пор правят орки. Они разобщены и разделены на мелкие княжества, а потому больше не опасны... Непредвиденное постепенное возвращение в мир магической силы...
Вновь интриги и неожиданные предательства самых близких соратников... Вражда многочисленных возмужавших принцев - его детей от нескольких жён, не сумевших пережить своего повелителя... Волнения то черни, то знати на окраинах королевства... Появление новых тёмных сект...

Полено в очаге громко треснуло от боли, причинённой острыми язычками пламени казавшемуся давно мёртвым дереву. Старик в кресле вздрогнул и очнулся от воспоминаний. Он вновь обмакнул перо в серебряную чернильницу и медленно вывел ещё несколько строк чётким ровным почерком.
Удивительно, как с годами меняются люди! В молодости он жаждал приключений, подвигов, богатства, наслаждений. Потом - власти, порядка и устойчивости. Ради всего этого бессчётное количество раз подвергал свою жизнь смертельной опасности, убивал, предавал, крал, совершал подвиги, терял друзей... А на старости лет его потянуло к знаниям. Он только сейчас, остановившись и оглядевшись, неожиданно осознал, в каком удивительном мире ему довелось жить. С какой-то щемящей досадой понял, что потерял напрасно не годы - десятилетия. Равнодушно проходил с мечом в руке и нетерпением в сердце мимо таких чудес и дивных явлений, что большинству смертных не могли и присниться!
И вот теперь, в самом конце жизни, король Робар Третий, прозванный в народе Победителем Драконов и Спасителем Отечества, решил оставить по себе не только славу бесшабашного авантюриста, отважного воина, опасного интригана и благородного героя (всё вместе и в равных пропорциях!), но и учёного. Пусть даже самого скромного и малоизвестного. Высказать то, что накопилось в душе и памяти за долгие годы, и то, что не мог или не считал нужным высказывать прежде.
Мир вокруг был готов вновь погрузиться в хаос междоусобиц, грабежей, убийств и тёмных обрядов, что хуже самого жестокого убийства. Мир грозил быть разорванным тысячами человеческих и нелюдских эгоистичных надежд, неутолённых амбиций, заблуждений, выдаваемых за единственную и последнюю истину. А он, повелитель этого мира, заперся в кабинете и терпеливо выводил руну за руной, отчётливо при этом сознавая, как скудны его знания, слаб стиль и неповоротливы мысли...
Дописав очередную строку, старик придвинул к себе стопку испещрённых рунами листов пергамента и стал перечитывать написанное:

“О ЗНАНИЯХ И ЗАБЛУЖДЕНИЯХ
учёный трактат смиренного Робара, грешного служителя Инноса и недостойного почитателя Аданоса

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Следует признать, что об этом мире мы знаем не слишком много. Именуется он, насколько можно понять, Мордрагом. Понятие это весьма сложное. Оно обозначает не только конкретную планету, но также и вселенную, в которой она находится. Кроме того, Мордраг - это, судя по всему, ещё и имя божества, которое было предшественником трёх Братьев-богов, почитаемых ныне, и название местного светила. Это слово иногда используется в качестве человеческого имени собственного. Однако, прежде всего, Мордраг - это название мира.
Нет оснований полагать, что мир этот имеет форму, принципиально отличную от формы Земли. Размеры, судя по всему, тоже сходные.

Мордраг имеет единственный спутник, именуемый Луной. Судя по сходству названий и внешнего вида, это то же небесное тело, что освещает мир, носящий имя “Земля”. Поэтому можно предположить, что Мордраг - один из параллельных Земле миров, находящийся в тех же пространственно-временных координатах, что и упомянутая планета, но смещённый в каком-то ином, недоступном обычному человеческому восприятию измерении. Это подтверждается и наличием в обоих мирах одних и тех же или близкородственных видов растений и животных, а также многих черт человеческой культуры. Об этом свидетельствуют и отдельные артефакты явно земного происхождения, встречающиеся в Готическом мире - в частности, ржавые остовы вполне земных автомобилей.

ГЕОГРАФИЯ
Нам известна лишь небольшая часть мира Мордрага, а именно восточная оконечность крупного материка, на которой расположены государства Миртана, Варрант (Варант) и Нордмар. Территории, простирающиеся к западу от этих сравнительно небольших стран, именуются Неизвестными землями. Возможно, они заселены орками, но точно этого никто не знает.

К востоку от материка находится море, многими называемое Миртанским. Море, по видимому, является частью безбрежного океана. Ограничено оно многочисленными островами, расположенными на его периферии и в центральных частях бассейна.
Самый значительный из островов - Хоринис. Это последнее и единственное в известной нам части мира место, где остались крупные залежи магической руды. В силу этой и ряда иных причин в интересующее нас время остров Хоринис оказался важнейшим узлом, события в котором оказывают решающее влияние на историческое развитие всего мира Готики.
Остров отличается крайне своеобразным рельефом. Непроходимые горные массивы разделяют пригодные для обитания долины. Причём совершенно неизвестно, сколько таких долин имеется на Хоринисе. Исследователи постоянно открывают на нём всё новые обжитые районы и гигантские подземные пустоты. Поэтому вопрос о площади острова и очертаниях его берегов остаётся открытым.
Не исключено, что Хоринис расположен в точке пересечения нескольких параллельных пространств. В свете этого предположения все его странности становятся легко объяснимыми.
Помимо Хориниса, известно множество иных островов. В первую очередь это, конечно же, Южные острова. Насколько можно понять из косвенных сведений, собственных наблюдений и рассказов мореходов, они представляют собой крупный архипелаг, ограничивающий бассейн Миртанского моря с юга, и лежащий к юго-востоку от варрантского побережья. Архипелаг, несомненно, находится в сфере влияния миртанской культуры. Возможно, во время расцвета миртанской государственности Южные острова, по крайней мере часть их, подчинялись королевству и политически.

Широко известен также остров Ирдорат, где располагался древний храмовый комплекс, посвящённый Белиару, ныне разрушенный. Координаты храмового комплекса и самого острова неустойчивы. Не исключено, что он расположен не на самом Мордраге, а в параллельном пространстве, тесно с ним связанным.
Кроме указанных участков суши, о которых знают все, можно назвать ряд островов, известных отдельным исследователям - это Питхорм, Гештат и многие другие. Некоторые из них, кажется, входят в группу Южных островов, а другие расположены намного севернее. Насколько можно судить, ни один из известных на сегодняшний день островов по размерам не может сравниться с Хоринисом. Последний некоторые считают составной частью крупного архипелага Хор. Впрочем, убедительных доказательств этого они пока не представили.

Несколько особняком стоит страна Джектил (Яктюль). Являясь частью мира Готики, она отличается большим своеобразием. Так, в этой стране не известен культ богов-братьев. Её жители поклоняются единому божеству, по имени которого страна и названа.
Неизвестно и точное местоположение Джектила, Гатии и некоторых других стран. На данный момент относительно Джектила имеются два равновероятных предположения - Неизвестные земли и внутренние района острова Хоринис, изолированные в течение нескольких тысячелетий.

НАСЕЛЕНИЕ
Помимо многочисленных животных, Мордраг населён несколькими разумными видами - людьми, орками. Некоторые причисляют к разумным также гоблинов, что вполне вероятно, учитывая использование этими существами огня, оружия и наличие разделения по профессиональному признаку (воины, шаманы и т.д.). Гоблины делятся на две разновидности - серые (или зелёные) и чёрные. Является ли различие между ними проявлением полового диморфизма, расовым признаком, следствием наличия двух сходных биологических видов или итогом возрастных изменений - никому не известно.

Иные полагают также, что на Мордраге обитают гномы (правильнее их следовало бы называть цвергами). Однако большинство исследователей мира Готики существование этого разумного вида отвергают, объявляя их плодом кошмарных видений лиц, злоупотребляющих наркотической болотной травой. При этом некоторые из означенных исследователей не отрицают наличия расы великанов, якобы обитавшей на Мордраге до недавнего времени или даже сохранившейся поныне.
Спорным остаётся и вопрос о троллях, распространённых в двух разновидностях - обыкновенной и чёрной. Судя по образу жизни и поведению, их следует относить скорее к животным, чем к разумным существам. Но, в то же время, бросается в глаза их несомненное родство с орками и гоблинами.

Здесь нам придётся коснуться довольно щекотливого вопроса о первенстве происхождения людей и орков.
Человеческая мифология, основанная на принципах антропоморфизма, утверждает первенство человека, якобы созданного Аданосом ранее орков, являющихся порождением Белиара. Не берёмся оспаривать это утверждение или объявлять его истиной в последней инстанции, но укажем на некоторые факты.
Как уже отмечалось выше, орки, гоблины и тролли во всех их разновидностях имеют большое количество сходных черт. Поэтому можно с большой долей уверенности предположить, что все они - плоды эволюции одной ветви весьма высокоразвитых антропоидов. Учитывая высокую концентрацию этих видов в известной нам части Мордрага, этот мир можно считать местом, где эта эволюция и проходила на протяжении длительного времени.
Люди (если наличие цвергов в мире Готики действительно является досужим вымыслом) представлены на Мордраге одним видом. Нет никаких доказательств того, что они сформировались именно на указанной территории, а не пришли извне. Поэтому утверждение об их первородстве представляется сомнительным. Впрочем, для глубоко религиозных людей, свято верящих в Инноса и Аданоса, никакие рациональные доводы значения не имеют.

Кроме приматов, в готическом мире обитают разумные рептилоиды - драконы и люди-ящеры. Достоверные сведения о том, где находится их родина, отсутствуют. Мало известно об их биологии, культуре и других аспектах жизни.
Согласно религиозной традиции, драконы появились прежде иных разумных существ и являются олицетворениями стихий. Утверждение весьма спорное. Стихий, как известно, четыре. А драконов только за последнее время было убито пять живых и один квазиживой. Не исключено, что связь драконов со стихиями определяется не реальным происхождением, а принадлежностью к той или иной магической школе или мистическому ордену.
Общеизвестна связь драконов с людьми-ящерами, хотя не ясно, на чём эта связь основана. Осмелимся выдвинуть гипотезу, что связь эта биологическая. Драконы, как известно, откладывают яйца. Но при этом у них нет деления на самцов и самок. Во всяком случае, самку дракона никто пока не видел. Видимо, они являются обоеполыми, то есть гермафродитами.
Драконы отличаются яркими индивидуальными чертами, особенностями характера и именами собственными. Люди-ящеры же индивидуальностью не обладают. Они одинаково выглядят, одинаково действуют, у них нет имён и социального деления. У них, как правило, даже нет личных вещей, кроме одинакового для всех оружия. На основании этих наблюдений мы делаем парадоксальный на первый взгляд вывод о том, что драконы и люди-ящеры - представители одного биологического вида.
Дракон - разумное существо. А люди ящеры, не обладающие независимым разумом и свободой воли - это своего рода дистанционно удалённые рабочие органы дракона. Если взять для аналогии пчелиный рой или сообщество ползунов, то люди-ящеры - это рабочие особи, а дракон - матка и трутень в одном лице. Он управляет своим "роем" при помощи магии, телепатии или каким-то иным способом, связывающим их более крепко, чем пчёл.


КУЛЬТУРА
О материальной культуре людей и нелюдей Готики мы сейчас говорить не будем, так как с ней более-менее знакомы все исследователи готического мира. Поэтому сразу перейдём к магии и религиозным воззрениям.
Магия - это способность отдельных людей, орков и всех драконов воздействовать на окружающий мир при помощи энергии неизвестной пока природы. Ещё недавно казалось, что магия навсегда ушла из мира, но впоследствии она вернулась и вновь стала доступной людям и многим нелюдям.
Использоваться магия может непосредственно или через артефакты - руны, юниторы, магическое оружие, доспехи, украшения или напитки. Существа, владеющие магией, - маги и шаманы - часто одновременно являются жрецами и учёными.

По способам воздействия и идеологической основе магия делится на огненную, водную (ледяную) и тёмную. Чётко разграничить их удаётся далеко не всегда. Но обычно к проявлениям огненной магии относят любые воздействия посредством локального повышения температуры окружающей среды. Водная магия в качестве, если можно так выразиться, действующего вещества использует воду в одном из её агрегатных состояний. Тёмная магия проявляется в виде создания квазижизни - разнообразных големов, зомби, ходячих скелетов; вызова существ - гарпий, демонов - из параллельных пространств; а также путём "высасывания" жизненной силы человека или иного существа и т.п.
Создание каждого из видов магии приписывают одному из трёх богов-братьев. Однако при этой системе несколько в стороне оказываются некоторые другие проявления магии, которые в равной степени используются всеми школами и не могут быть причислены ни к одной из них. Речь идёт о целебной магии, телепортации, использовании напитков, расширяющих человеческие возможности, и многом другом. Магия Барьера, созданного над колонией в Рудной долине, относится к этой же группе. Хотя Барьер установили маги Огня при участии магов Воды, они явно не до конца понимали, что, собственно, делают, и не вполне контролировали процесс.
Любопытно также, что у драконов магические школы подразделяются несколько иначе, чем у людей: Огонь, Лёд, Вода и Земля.

Кроме общих для всех религиозных учений магических проявлений и догматов, следует отметить наличие признаков некогда распространённых в мире Готики верований.
Так, небезызвестная ведьма Сагитта с Хориниса, которую не слишком жаловали маги всех трёх школ, являлась, видимо, носительницей знаний какого-то более древнего культа. Можно предположить, что в отдалённые времена в Миртане существовал некий круг Земли, Леса или чего-то в этом духе. Божество, бывшее его покровителем, сегодня основательно забыто. Возможно также, что это божество - то самое, чьим пророком является Нетбек, которого многие без всякого на то основания прежде считали сумасшедшим. Может быть, древнего бога звали Мордраг?
Любопытно, что орки, которых люди считают порождением Белиара, используют главным образом заклинания школы Огня. Скорее всего, поклонения Белиару у орков - явление сравнительно недавнее. Видимо, его принёс им Спящий, при жизни известный как шаман Кру-Шак (Крушак). Обращение орков в новую веру стало ответом на притеснения со стороны людей, изгнавших их с исконных мест обитания.
Точно неизвестно, кому и как в древности поклонялись орки. Но, судя по сохранившимся подземным кладбищам и мавзолеям, у них был широко распространён культ предков. Поклонялись они и огню, о чём свидетельствует характер используемой ими магии.
В магическом искусстве орки сильно уступают людям, отдавая предпочтение механизмам и силе собственных мускулов. Многие созданные ими устройства являют собой образец технологии, непревзойдённый на Мордраге до сих пор.
Кстати, не исключено, что именно владение магией стало причиной низкого уровня технического и социального развития мира Готики.

В заключение хотелось бы сказать немного о широко бытующем заблуждении, будто орки, гоблины и многие другие существа якобы были созданы Белиаром. Это утверждение противоречит самим основам культа трёх Братьев, хотя распространено даже среди магов.
Иннос, как справедливо указывают некоторые исследователи, сам ничего не создавал. Правда, согласно ряду версий, он создал Аданоса и Белиара (тогда какие же они ему братья? - скорее уж дети!).
Но, в любом случае, Иннос упорядочил мироздание, то есть создал систему, на основе которой стало возможным дальнейшее творение Аданосом всего живого.
Белиар же является олицетворением не только Тьмы, но и Хаоса - полной противоположности Порядка. Создавать - значит приводить в систему, повышать уровень организации объекта, упорядочивать. Но что может упорядочить тот, чей идеал - хаотичность? Он может лишь разрушать систему, нарушать порядок.
Из этого следует закономерный вывод о том, что Белиар никого никогда не создавал, что бы там ни утверждали недоброжелатели орков. Белиар может лишь использовать для своих нужд созданное другими, приспособив его путём частичного разрушения или искажения системы. Проще всего это сделать не через физические, а через духовные изменения - посредством пропаганды эгоизма, безответственности, при помощи стирания этнических, религиозных, сословных различий. Работает безотказно! Ведь проще обвинить противника во всех смертных грехах и объявить войну на уничтожение, чем попытаться понять его точку зрения и признать собственную вину. Легче забыть свой язык и заветы предков и начать играть по чужим правилам, руководствуясь лишь сиюминутной выгодой. Удобнее жертвовать чужими жизнями и интересами ради вполне ощутимых богатства, комфорта, власти, чем подвергать себя лишениям ради каких-то призрачных идеалов.
Как видим, несмотря на громадные внешние отличия, суть проблем, стоящих перед миром Готики и миром Земли очень сходна. Но это уже не относится к теме нашего исследования.”

Земля... Этот полузабытый мир теперь, на склоне лет, вспоминается всё чаще... Огромная страна, без малого сотню лет назад безжалостно избавившаяся от своего последнего императора, упрямого и бездарного, а потом на долгие годы погрузившаяся в пучину жестокости и лжи, странным образом перемешанных с истинной честью и самопожертвованием...
Школа в маленьком городке с единственным безнадёжно устаревшим заводом, превращённым в музей древним храмом и обсиженной жизнерадостными голубями неуклюжей чугунной статуей посреди выщербленной пыльной площади...
Издёрганные, вечно озабоченные и подавленные горем родители. Брат, от которого остались лишь самодельный арбалет за шкафом и фотоснимок худого парня в мешковатой пятнистой форме на фоне покрытых лесом гор, вставленный в траурную рамку...
Душный вагон и перестук колёс на стыках рельсов... Другой город - большой, шумный, погрязший в лицемерии, мусоре и животной жажде обогащения. Университет, который он посещал менее охотно, чем дискотеки, компьютерный клуб и спортзал...
Здесь, в Миртане, он стал безымянным. Не потому, что скрывал своё имя. Просто местные жители оказались не способны произнести его, не говоря уже об отчестве и фамилии. А позднее, вступив на престол, взял имя своего предшественника и стал Робаром Третьим, королём-легендой...

В дверь громко постучали. Не дождавшись ответа, заколотили настойчивее.
- Ваше Величество, прошу вас, отоприте дверь! Это очень важно!
В ответ - молчание.
- Отец, дурные известия: Варрант восстал! Во дворце раскрыт заговор с принцами Ли и Ватрасом во главе!
Тишина...

Когда после немалых усилий массивная резная дверь была, наконец, сломана, в кабинет вбежал могучий и разгневанный принц Лестер с несколькими слугами и стражниками. Позади, почтительно поддерживая под руки ветхого седого мага Мильтена, неизменного королевского советника и хрониста, топтались юные принцы Ларс и Диего...
Возбуждённые голоса смолкли как по волшебству. Ворвавшиеся в кабинет люди безмолвно замерли вокруг кресла, в котором неестественно прямо и неподвижно сидел повелитель Миртаны Робар Третий. Его остекленевшие глаза остановились на стопке исписанных рунами листков пергамента, аккуратно сложенных в центре большого стола...
__________________
Мои рассказы.
Дикарь вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.11.2007, 21:37   #25
Готоман
Новичок
 
Аватар для v_a_d_i_m
 
Регистрация: 24.10.2007
Адрес: Йошкар Ола
Сообщений: 42
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
По умолчанию Рассказы

Отцените начало моего рассказа. Хочу услышать ваши отзывы, и стоит ли мне его продолжать.
ХРОМАНИН.

пролог

- Вот эта пещера о которой упоминали древние, мы так близки к нашей цели, что я не могу сдержать то волнение, которое охватило меня, и я надеюсь,что сказания не являются простой басней.
- Да, я тоже надеюсь, но эта вещь кажется такой невероятной,что само её существование является маловероятным, ведь человек, обладающий таким могуществом становится равносильным богам. И я удивляюсь, как наши предки смогли его использовать...


часть 1 - Башня туманов

Был дождливый осенний день. Опадала листва, пожелтевшая, жухлая, и похожая на крылья кровавых шершней. Волки, варги и мракорсы уже обзавелись теплой шерстью и цена на их шкуры заметно возросла.
Через лес шло несколько человек. Но они небыли похожи на охотников или на лесорубов, которые ходят в такое время по лесу. Семеро были воины, это проглядывалось не только по доспехам и оружию, но и по походке и жестам, которые неприметны крестьянину, та грация, которая вырабатывается при долгих тренировках с оружием. Двое же были одеты в серые просторные балахоны. Лица их скрывали капюшоны, и невозможно было определить возраст носящих . Они направлялись к старой разрушенной башне. Башня располагалась на вершине утеса, уходящего вертикально в море. Они зашли в башню и спустились по винтовой леснице в подвал. оглядевшись, они увидели огромную пещеру. Они зажгли факелы, и кроваво-красные блики заплясали на стенах.
- Кеанор, нам нужно внимательно осмотреть пещеру, где то здесь должжна быть разгатка.
- да, но света от факелов недостаточно, - он произнёс заклинание и пещера наполнилась мягким светом, - думаю, так будет лучше.
- Не увлекайся магией, мало ли кого она может побеспокоить. Источник такой силы просто неможет быть без охраны.
- Но, ядумаю, мы неплохо подготовлены. Наши воины имеют отличную подготовку и в этой пещере они смогут сдержать целую армию, а мы с тобой, думаю сможем справиться даже с демоном.
- Давай все же не будем накликать на себя беду. Я думаю, сначала нам нужно будет заручится мощю древних, а уж потом мы сможем не только "победить демона", но и создать свою империю.
- Да учитель, я понимаю тебя, но давай все же начнем поиски.
- ты прав, грёзы о власти надо оставить на потом.
Они начали осмотр пещеры. Пещеры была практически древней и заброшенной, но даже сейчас проглядывалось то мачтерство, с каким неведомые мастера сделали ее.
- учитель, Пирион я кажется нашел кое что, сказал Кеанор, здень на в скале высечены рисунки и письмена, но я не могу понять их.
Второй маг, оглядел загадочные знаки.
- да, это то что мы искали. Это язык древних. Я сейчас попробую расшифровать его.
Он склонился над надписью и замер, в таком состоянии, даже не шевелясь, он провел минут двадцать. Вдруг, он присел. В глазах его читалось недоумение и отчаяние. Трясущимися руками он достал из сумки фляжку и сделал несколько глубоких судорожных глотков. Поднялся и повернулся к своему ученику.
- нет, мы не смогли найти то, что искали. Древние были гораздо мудрее чем мы думали. Они обезопасили себя от таких искателей как мы. Здесь они оставили лишь знак к следущему шагу поиска,и я уверен, что это не последний знак. Возможно нам придется искать многие годы... И я не уверн, что смогу понять все из знаков. Этот знак, который они оставили здесь говорит о месте, где незабыты старые боги, о месте, где соприкасаются влияния богов. О алтаре, который не посвящен богам... Я не понимаю... Я даже немогу представить это место... Я знаю в долине каждый закаулок, лишь земли орков мне незнакомы... Но я не уверен, что древние спрятали свою тайну там, ведь там вобще не признают богов, - он разрыдался, - мы были так близки..., и я не могу поверить в то, что все наши поиски были тщетны...
- учитель нам нельзя здаваться, нам нужно собраться с мыслями и обдуматьто что мы узнали сегодня...
Неожиданно магический свет исчез, и в темноте как раскат грома раздались крики боли. Те воины которые были ближе всего к магам успели зажечь факелы и их взгляду предстало нечто ужасное, они были окруженны толпой нежети. В пустых глазницах черепов горели бледные огоньки синего, мертветски неестественного огня. Скелеты замерли. Но было видно, что они ожидают лишь незримого приказа. маги попоробовали атаковать, но магия исчезла, руны не работали, и даже сияние руды, из которой они состояли, померкло.
Воины выставили круговой строй вокруг магов. И скелеты пришли в движение, нет, они не нападали . Они окружили людей и начали ходить вокруг всё ускоряя и ускоряя шаг. Это зрелище было пугающим и завораживающим одновремено. Вдруг воины начали бросать оружие и становиться на колени. Маги застыли в ужасе. Они кричали на воинов, но те не обращали на магов внимания, взгляды их были пусты и безразличны. Вдруг один из воинов схватил клинок и ударил Пириона в грудь. Клинок прошел сквозь незащищенное тело мага как свозь сырую глину. Маг вскрикнул, упал навзничь. Изо рта потекла небоьшая струйка крови. Он сквозь боль и слабость прошептал:" Спасайся Кеанор! Ты должен спасти свою жизнь и найти Хроманин! Он существует..."
Глаза Пеанора начали стекленеть. Кеанор вскочил, бросился к выходу, как не странно, но скелеты не обращали на него внимания, но только он пересек вход в пещеру и начал подниматься в башню, скелеты разом бросились за ним.
Он бежал не помня себя, образы мелькали перед глазами, он упал от изнеможения, болел каждый мускул его тела. "все... пусть они лучше меня убьют... я больше не могу..."-подумал он и потерял сознание.
Сквозь сон он слышал голоса, что-то холодное легло ему на голову и он очнулся. он увидел перед обой молодую девушку. Девушка была довольно красива. голубые глаза, чуть вздернутый носик, пухлые губки и слегка нарумяненные щёки. Кеанор припонднялся, но дикая слабость уронила его обратно. он снова уснул. Он бредил, приходил в сознание и снова засыпал. однажды ему показалось, что девушка, которую он увидел при первом своем пробуждении наблюдает за ним, он смог открыть глаза и увидел её около кровати. Он присел, слабость немного ушла. Девушка всполошилась и попыталась уложить его обратно, но кеанор все же встал на ноги. Его пошатывало.
- все вы мужчины такие дураки. - сказала она обижено, - ты очень слаб и тебе нужно отдыхать. Мы даже не надеялись, что ты останешься жив.
- сколько я проспал? - спросил Кеанор
- Трое суток.
- мне нужно вернуться в замок.
- так ты из замка? - спросила девушка испугано, - Мы думали, что ты обычный странник.
- нет, я маг.
Девушка пугливо отошла от кровати, и выбежала в из комнаты. Кеанор огляделся. комната была простецкой. Небыло вычурности, которая обычно наблюдается в богатых домах торговцев. Одно окошко, небольшой сундук в углу, стол и кровать - вот и все небогатое убранство комнаты. Но комната была идеально чиста, небыло ни пыли, ни грязи, чувствовалась рука хозяйки.
на сундуке он увидел свою одежду, одевшись он вышел в главную комнату.
Там его встретил хозяин. Хозяином оказался крестьянин средних лет. Крестьянин упал перед Кеанором на колени. кеаор в легком смущении помог крестьянину подняться. Крестьянина звали Граво. Граво указал на стол, на котором была выставлена небогатая, но сытная крестьянсая еда. Пареная репа и рис, Копченная и жареная рыба, В центре стола был запеченный Кротокрыс. Маг ел медленно и величесственно, он очень хотел есть но упасть даже в глазах крестьянина...
Поблагодарив за все он попращался с Граво. Девушки нигде небыло видно и Кеанор бросив монету Крестьянину отправился в замок. До замка он добрался без приключений.
В замке Кеанор подошел к Користо.
- Мастер Користо, мой учитель Пирион погиб...
- Как!? Что могло произойти!?!?
- мы наткнулись на ....,- "я не могу рассказать ему о хромантине" - мелькнуло в голове у Кеанора. - ... выводок огненных ящеров. Мы не ожидали нападения и Пирион не успел защититься.
Он згорел дотла... А мне удалось уничтожить ящеров.
- да... Ты принёс нам скорбные вести... Но скорьбь не должна пленить наш разум, Робар приказал на сделать магический барьер над колонией, и нам нужно заняться подготовкой.
__________________
- Спящего победил? [br]- Победил! [br]- Драконов поломал? [br]- Поломал! [br]- Так почему имя моё никто, и зовут меня никак?!?!?![br](разговор Безимяныча и Сатураса)
v_a_d_i_m вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.11.2007, 16:26   #26
Готоман
Адепт
 
Аватар для Konstantin aka DEK
 
Регистрация: 06.01.2007
Адрес: Москва!
Сообщений: 636
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 26 раз(а) в 10 сообщениях
По умолчанию Рассказы

Ошибки, опечатки, логические неувязки, отсутствие стиля и единонаправленности. Облие запятых и неверно составленные предложения.

Увы, но вот мое тезисное впечатление от начала рассказа.
__________________
Некоторым из нас не суждено разбогатеть.[br]Некоторым из нас вообще не суждено выжить в этом злом мире.[br]Только тот, кто взрастит внутри себя ярость и подчинит ее своему Я, сможет достичь свободы и просветления.[br]Только тот, кто не остановится ни перед чем на пути к своей цели, достигнет ее и получит все - пусть даже и будучи едва живым.[br]Мы люди и Я человек. Я был таким.[br]Мы звери и Я зверь. Я потерял человечность.[br]У меня есть почти все о чем можно мечтать, но я совершал злодеяния. Я буду проклят, или же нет, ведь Я не верю в бога.[br]У меня есть почти все, но нет лишь одного - любви, которая могла бы растопить мое сердце и помочь мне исправится...
Konstantin aka DEK вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23.11.2007, 08:29   #27
Доисторический летописец
Магистр форума
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 22.06.2007
Сообщений: 2,288
Сказал(а) спасибо: 408
Поблагодарили 825 раз(а) в 301 сообщениях
По умолчанию Рассказы

v_a_d_i_m

К сожалению, должен согласиться с мнением Konstantin aka DEK.
Если хочешь, чтобы твои работы читали, прояви уважение к читателям - хотя бы исправь грамматические ошибки и опечатки. Они, естественно, всё равно остаются (кто сам без греха?), но не в таких же количествах!

Я не знаю, что для тебя значит твоё творчество, но в любом случае стремление к нему - похвально и вызывает уважение. Однако одного стремления мало, нужно ещё некоторое количество усилий.
Если у тебя действительно есть потребность писать - пиши. Задатки имеются.

Мне, например, чем-то понравилось начало - дорога к пещере и первый диалог. Правда, через бесчисленные ошибки, опечатки, не совсем верно и совсем не верно употреблённые слова, ни чем не оправданные повторения продрался с немалым трудом. Но всё равно, есть там доля этакой буссенаровщины (в хорошем смысле). Если абстрагироваться от ошибок, возникает ожидание чего-то необычного и интригующего...
Но дальше происходит скачок стиля, всё оказывается скомканным и уплощённым, количество ошибок и опечаток ещё увеличивается, впечатление пропадает.

Вывод: Продолжать, безусловно, стоит.
Но прежде следует исправить начало, а с момента появления нежити - переписать полностью.

__________________
Мои рассказы.
Дикарь вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23.11.2007, 15:11   #28
Готоман
Новичок
 
Аватар для Agrail
 
Регистрация: 19.06.2007
Сообщений: 36
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
По умолчанию Рассказы

Дикарь Очень зацепил твоей последний рассказ.Очень красиво и душевно.
__________________
Да хранит Иннос создателей Global Moda!
Agrail вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.04.2008, 13:58   #29
Доисторический летописец
Магистр форума
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 22.06.2007
Сообщений: 2,288
Сказал(а) спасибо: 408
Поблагодарили 825 раз(а) в 301 сообщениях
По умолчанию Рассказы

Здесь:
http://www.allgothic.ru/forum/showpost.php...11&postcount=14
лежит мой новый рассказ
__________________
Мои рассказы.
Дикарь вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.11.2008, 08:26   #30
Доисторический летописец
Магистр форума
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 22.06.2007
Сообщений: 2,288
Сказал(а) спасибо: 408
Поблагодарили 825 раз(а) в 301 сообщениях
По умолчанию Рассказы

А вот тут - http://slil.ru/26286667 - я выложил свой роман "Долгий путь в Миртану" в текстовом файле весом 440 Кб.
На форуме размещать его не стану, так как он очень длинный и займёт уйму места
В этой теме, кстати, я уже выкладывал отрывок из этого романа в виде рассказа (о пиратах).

Жаль, что сейчас больше никто ничего не пишет
__________________
Мои рассказы.
Дикарь вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Новые рассказы Дикаря Дикарь Творческий уголок 35 08.02.2020 22:33


Текущее время: 09:16. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Magic Team© 2006-2019, The development and modification